Амелия

Глава 3. Леденцы

Первую ночь в поместье Вагнера я провела на удивление спокойно. Стоило голове опуститься на подушку, как сознание полностью отключилось.

Когда я проснулась, на стенах уже плясали первые лучики утреннего солнца. Комнату заливал мягкий золотистый свет, рассыпавшийся пятнышками по моей изрядно примятой подушке. Восемь утра.

Потягиваясь, я спрыгнула с кровати, и босыми ногами прошлепала в ванную. Какая удача, что в этой комнате есть собственная раковина и душ – что еще нужно для счастья в такую рань? Пусть даже ванна совсем крошечная…

После водных процедур я натянула свои любимые джинсы с футболкой и выглянула в коридор. Очевидно, хозяева особняка все еще спали. Где-то внизу, на первом этаже слышались звуки громыхающих кастрюль – судя по невыносимому шуму, Антон уже приступил к приготовлению завтрака. 

«И повар, и музыкант – не парень, а просто золото», - хмыкнула я, но решила, что беспокоить его пока не стоит.

Утренний особняк навевал непреодолимую скуку. В коридоре солнечный свет едва проникал сквозь тяжелые темно-зеленые шторы, плотно занавешенные на узких окнах. По стенам тянулись в ряд выцветшие картины с изображением аристократов – предков Вагнеров: бледных дам с опущенными уголками губ и плотных мужчин с пышными бородами.

Возле последней картины я задержалась чуть дольше. На ней улыбался Вольдемар, покровительственно положив руку на плечо Амелии, сидящей на роскошном стуле. Что-то в его взгляде заставило меня поежиться и торопливо перевести взгляд на девушку. Амелия, как всегда смотрела куда-то в сторону, с отсутствующим выражением на лице. Ее руки лежали на коленях неестественно ровно, словно она находилась на уроке строгой учительницы. Эти руки выдавали девушку: она явно была напряжена. А может чем-то напугана?

Увлекшись изображением Амелии, я не сразу заметила еще одну фигуру на картине. Позади брата с сестрой стояла симпатичная девушка с белокурыми волосами, убранными в две аккуратные косы. Судя по черному платью с белым фартуком, она была горничной или садовницей. Девушка натянуто улыбалась, и в этой улыбке тоже чувствовалось напряжение, граничащее с плохо скрываемым испугом.

Или это опять разыгралась моя фантазия?

Отогнав от себя мрачные мысли, я спустилась на первый этаж и, прошмыгнув мимо кухни, выскользнула на улицу. Двор был просто великолепен: изумрудные газоны так и манили пройтись по ним босиком, а диковинные мраморные статуи навевали на мысли о селфи, хотя я терпеть их не могла. Да, здесь определенно было уютней, чем в самом замке. С удовольствием вдыхая свежий воздух, я побрела в дальнюю часть двора, желая исследовать все его уголки. Каменистую тропинку с двух сторон окружали кустарники, на которых цвели лохматые фиолетовые бутоны с длинными лапками-тычинками. Залюбовавшись этими необычными цветами, я не заметила, как оказалась в самом конце двора, возле старой пристройки. На потемневшей деревянной двери висел замок внушительных размеров.

«Вольдемер что же там, трупы прячет?» - хихикнула я про себя, зачем-то подергав за металлическую дужку.

Я уже сделала шаг, чтобы вернуться назад, в поместье, как вдруг заметила в траве какой-то грязный предмет. Это был маленький фартук, изодранный практически в клочья, и сплошь покрытый темными пятнами.  

Странно… Что он здесь делает? Вряд ли его по небрежности оставила садовница – Вольдемар наверняка не потерпел бы такого беспорядка. 

- Вижу, вы знакомитесь с нашими окрестностями?

Вздрогнув, я обернулась. Передо мной стоял тот, о ком я только что имела неосторожность подумать – Вольдемар. Мужчина приветливо улыбался, обнажив идеально ровные зубы.  

- Как вам наши цветы возле дорожки? - его улыбка стала еще шире. –Это хлорофитумы – растения-пауки. Оригинально, правда? Вы не находите, что они и впрямь напоминают этих маленьких хищников?

- Пожалуй, - я с трудом отвела взгляд от фартука, однако Вольдемар это заметил.

- О, прошу прощение за беспорядок! Наша садовница уволилась неделю тому назад, и мы до сих пор не смогли найти ей замену. Я скажу Антону, чтобы он здесь прибрал.

- Ну что вы, мне не сложно…

- Нет!

Я нагнулась, чтобы поднять фартук, но что-то в голосе Вольдемара заставило меня остановиться.  

- Пожалуйста, идите к Амелии, - резко произнес он, положив руку мне на плечо. – Она уже ждет вас.

Я поежилась: его пальцы, напоминавшие птичьи когти, были холодными и жесткими. В памяти всплыла картина из галереи: Амелия, сидящая на стуле неестественно ровно, Вольдемар – так же положивший руку ей на плечо, и незнакомая девушка, пытающаяся скрыть испуг за дежурной улыбкой.

- Конечно, - пробормотала я.

- Желаю удачно позаниматься, - мужчина широко улыбнулся, однако его глаза оставались холодными.

Я попятилась и, еле сдерживаясь, чтобы не побежать, быстро зашагала к особняку. Интересно, что его так разозлило? Мои ноги сами взлетели по ступенькам крыльца – внутренний голос подсказывал, что в саду лучше не задерживаться. Я ворвалась в особняк, громко хлопнув дверью. По холлу прокатилось гулкое эхо, а в воздухе заплясали еле заметные мириады пылинок.



Анна Ч.

Отредактировано: 20.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться