"Америка, которую никто не открывал"

Font size: - +

Глава 10

Глава 10
Я остановился, не в силах и шагу сделать вперед. Крис лишь мельком взглянул на меня- и в этом взгляде я прочитал все, что мне было нужно. Отчаяние, страх, но главное- некий отблеск гордости. Гордости за то, что не смотря на свои планы, не смотря на возможность побега, не смотря ни на что он здесь.
Получив ощутимый тычок между лопаток, я повиновался и сел рядом с Крисом. Ощущение собственной неполноценности, незаполненности исчезло, стоило мне сесть рядом и физически ощутить Криса- другими словами понять, что он живой, из такой же крови и плоти что и я, а не фантом, сотканный из солнечных лучей.
Я посмотрел ему в глаза, хотя их взгляд был устремлен в стену напротив. 
Знаете, мы с Крисом на тот момент были дружны вот уже как восемь лет. И за эти восемь лет многое стало общим- я не говорю про общих врагов или знакомых или предпочтений. Я говорю про мысли. Воспоминания. Ощущения. За эти годы между нами установился такой контакт, что находясь далеко друг от друга мы все равно знали, что чувствует другой и где находится и так далее. Именно этот навык, эту «дружескую телепатию» я и применил. Я смотрел на Криса и видел, как в кино, как он, пройдя всего пару метров от того места, где мы распрощались останавливается и хватается руками за голову. Затем он оборачивается и долго смотрит туда, где две-три минуты назад стоял я. А потом он начинает бежать. Он бежит туда, куда так не хочет попасть, но это делает потому, что там я. Ему главное не то, где он окажется. Ему главное- со мной или уже без меня.
А вообще-то половина этих ведений, странных кадров, бегущих перед глазами- мой вымысел. Ну пусть даже и так, это без разницы. Главное что он- здесь. Мой друг.
Кажется, я впервые за время нашего знакомства его по-настоящему разглядел. Раньше я никогда не замечал, что у него, оказывается, очень пушистые ресницы, а на левой ноздре- родинка в форме звездочки. Я никогда не видел, что вдоль по скуле и почти до самого уголка рта у него идет уже затянувшийся шрам- остается только догадываться об истории его происхождения.
Наконец, я стал полностью уверен в том, что это- Крис, и начал разглядывать остальных сидящих. Рядом с Крисом сидел огромный суровый дядька с большими руками и носом. Напротив меня- миловидная женщина в прямоугольных очках. Я сразу подумал, что если и ждать помощи, то только от нее. 
Мужчина с квадратной челюстью, который держал наши папки с личными делами встал. Он важно оглядел собравшихся и прочистил горло. Еще раз оглядел и еще раз покудахтал. Меня такое поведение начало раздражать. Я чувствовал себя усталым, измученным, и был готов поклясться, что больше никогда не стану лазить по ночам, даже с Америкой. К слову об Америке- ее дерзкий взгляд, устремленный на , по всей видимости, председателя собрания, мог прогневать его и остальных, а этого нам точно не надо. Я попытался достать до Америки ногой- между нами сидел Рокки,- но передумал. Не мне решать, я тут неопытен, верно?
Наконец председатель встал и провозгласил голосом древнеримского оратора:
- Сегодня в нашем кабинете собралось заседание по делу несовершеннолетних преступников, а именно... прошу вставать, когда я называю имя... Джеймс Грэй, Кристьян Себ, Уильям Бейтс, также известный как Рокки Хоррор... и Америка Джонс.
Он со смаком произнес ее имя. Мне это не понравилось. Сразу видно, что он уже несколько лет мечтает ее поймать, и вот, наконец, олень запутался в силках...
- Представляю вам комитет по делам несовершеннолетних. Я- мистер Крайс, председатель. Теперь слева направо, от начала стола: мисс Рот, мисс Граймс, мистер Грин и его брат, тоже мистер Грин, мистер Дотт, мисс Лагерфелд, мисс Грэйг и мистер Фрот.
Я замер. Миловидная женщина- мисс Грэйг... черт бы меня побрал, если она не жена инспектора Грэйга!..
- Приступим к делу. Итак, вышеупомянутые преступники, за исключением мистера Бейтса, сегодня ночью в районе двух часов нанесли тяжкий вред имуществу гражданке Эмили Смит, а именно: испортили одежду и привели машину мисс Смит в нетоварный вид. Далее, мистер Себ и мистер Грэй, под руководством мисс Джонс направились на незаконно взятой машине ныне покойного мистера Джонса, отца мисс Джонс, в магазин под названием «Магазин приколов Рокки Хоррора», где и встретили мистера Бейтса. Посетив магазин и приобретя необходимые для следующего действия товары, группа подростков направилась в дом мистера Эрола...
Я вздрогнул, перегнулся через хлюпающего носом Рокки и посмотрел на Америку. Она кивнула.
Конечно, это все было отягащаюшим обстоятельством, но я испытал мрачное удовлетворение- я отомстил не только за Америку;, но и за мисс Эрол.
-...где в тот момент находилась мисс Смит. Далее наши преступники напали на дом, сильно испугав находящихся там людей. Группа подростков скрылась на все том же автомобиле и унесла с собой фотографии, на которых...
Он запнулся. Крис выпрямился и, до боли точно подражая его голосу, пояснил:
-...была изображена голая задница мисс Смит...
-...мисс Смит была изображена в том виде, в котором ей меньше всего хотелось бы,- замысловато перефразировал покрасневший Крайс. Затем, издав горлом клекощущий звук, он продолжил:
- Используя всемирную сеть Интернет мисс Джонс при помощи своих друзей донесла до широких масс, а именно жены и дочери мистера Эрола, а также до сотрудников и работников конторы мисс Смит, что...
Он снова запнулся. Теперь уже Америка закончила фразу:
-...кто-то сегодня хорошенько потра...
Ее прервал повышенный тон Крайса, явно направленный на то, чтобы скрыть от ушей присутствующих окончание этого грубого и прямолинейного слова.
-...сегодня ночью она находилась в доме мистера Эрола!
Америка ухмыльнулась. Я взглянул на мисс Грэйг и- показалось ли?!- она дерзко и шаловливо усмехнулась Америке в ответ. 
Показалось, наверное. Скорее всего.
- Итак, господа члены комитета по делам несовершеннолетних,что скажем?
Комитет молчал. Видимо, наши ночные похождения тянули на серьезную статью. Воздух покидал мое тело, но я все пытался выглядеть так же, как Ник Райсер- сильным и спокойным, хотя внутри у меня все сжималось при малейшей мысли о том, чтобы сесть в колонию. Но это волновало меня не так сильно- меня волновала Америка. То, как ей будет тяжело жить в неволе, как ее могут испортить тамошние девушки. Она и так не ангел, а колония превратит ее либо в наркоманку, либо в девицу без комплексов, бессердечную и грубую. 
Я отвернулся от Америки. Меня волновал еще и Крис. Он планировал стать режиссером и его документы уже стопочкой лежали в театральном училище, которое он уже посещал по вечерам. Что будет, если нас посадят? А на сколько нас могут посадить? А вдруг, когда мы выйдем из колонии, нас не примут в школу? Об обучении в следующем году можно и не мечтать,- останемся еще раз в десятом классе, так как наверняка пропустим очень много и не сдадим экзамены.
- Комитет, есть ли у вас вопросы к подсудимым?
Руки подняли все.
- Хорошо, мисс Рот, начинайте. Задаем только по одному вопросу.
- Что побудило вас на такое преступление?
Отвечала Америка.
- Месть.
- Конкретнее, за что вы мстили?
- Она разрушила мою семью.
- Мисс Граймс,- мисс рот кивнула соседке слева, не поднимая головы от блокнота, куда она что-то кропотливо записывала.
- Каким образом, мисс Джонс, мисс Смит разрушила вашу семью?
- Увела моего отца, спровоцировала мать на развод.
- Исчерпывающий ответ. Мистер Грин, прошу вас.
- Мой вопрос уже задали. Джек?
- Почему именно такой способ мести? Вам кто-то подсказал?..
- Нет. Это чисто моя фантазия.
- Мистер Дотт, быть может, ваш вопрос прояснит картину.
Мистер Дотт явно был тот еще урод. Когда он недобро ухмыльнулся, обнажив желтые зубы, я тут же понял, что это ярый сторонник Эмили и даже, быть может, подкупанный ею. 
- Не обьясните ли вы, мисс Джонс, что здесь делают эти трое? Хорошо, двое, Уильям Бейтс не участвовал в самом акте вредительства... Почему?
Америка молчала. Я смотрел на нее во все глаза и действительно думал: почему? Неужели ей просто нужны были сообщники? Или она в своем слепом желании отомстить подумала, что мы тоже ненавидим Эмили?
Во всяком случае сейчас- да.
- Мисс Джонс? Вам нечего ответить?
- Я не хочу говорить... это личное!
- Хорошо. Может, ваши друзья не такие скрытные... мистер Себ?
- А что мистер Себ?- дерзко вскинул брови Крис.- Что может сказать вам мистер Себ? Что я могу сказать человеку, которого подкупила Эмили Смит?
Я тяжко выдохнул. Да, Крис только что сломал все мои надежды на то, что дело обойдется без колонии. 
Дротт сверкнул глазами- это не понравилось остальным членам совета. Помните, я говорил, что Крису невозможно врать? Дротт попал в явно безвыходное положение, и если только он не последний подонок и имеет хоть капельку совести... 
Но он ничего не сказал. Он перевел глаза на меня. Впился мне в зрачки так, что я захотел выбежать из комнаты.
- Мистер Грей?.. спасайте своих друзей. Если не ответите вы, я буду вынужден...
Он многозначительно замолчал. Я переводил глаза с одного лица на другое. Мой взгляд задержался на мисс Грэйг и перед внутренним взором вспыхнуло яркое как никогда воспоминание.
«- Я не запрещаю тебе любить ее...».
- Я влюблен в Америку Джонс.
Я произнес это, глядя на мисс Грэйг и на сей раз я не ошибся- она улыбнулась. Ее улыбка была теплой, согревающей, и мне вдруг показалось, что я- маленький мальчик, Дротт- жуткий дракон или чудовище из-под кровати, а мисс Грэйг- моя защитница, мой ангел-хранитель на ближайшие полчаса (а может быть, и больше). Я отметил их удивительное сходство- мисс Грэйг и моей мамы. 
- Вот оно как!- мерзко засмеялся Дротт.- Ромео готов на все ради Джульетты?
- Да,- в моей груди поднялась лавина ненависти и зла. Я пытался
себя сдерживать, мои эмоции могли сильно нам навредить, но чувства раскаленной лавой хлынули в мозг, затопив здравые мысли. Я думал сердцем- оно же и указывало моему языку.- Вам это незнакомо, правда? Ведь вы готовы на все только за деньги. Скажите, а если вам скажут отравить родную мать за миллион долларов, вы ведь это сделаете, правда?
- Как ты смеешь...- начал Дротт, но меня уже конкретно перло.
- А вот так! Вы же как-то смеете предьявлять обвинения только потому, что у вас в портфеле хрустит пачка денег!
- Какого черта несет этот мальчишка!- Дротт вскочил. Наверное, я бы заткнулся, если бы не взглянул ему в глаза. Я увидел страх загнанного в угол зверя, из последних сил отбиваюегося от собак волка. Ну и чтож, нужно добить эту скотину, пусть меня посадят, пусть у меня пропадет будующее, пусть хоть казнят- за Америку Джонс я любому нос утру.
- Такого, какого вы, продажный пес, тут делаете!- я тоже вскочил. Кто-то- скорее всего Крис- потянул меня за рукав вниз. Я сердито выдернул руку. Дротт молчал, облизывая губы. Я развернулся к ошеломленному комитету и, чеканя слова, произнес:
- Вы, может быть, и справедливы- я знаю, что мы переступили черту закона. Закона Соединенных Штатов Америки. Но! Эмили Смит переступила закон важнее- закон человеческих отношений. Она разрушила семью и целую жизнь. И она не чувствует себя виноватой. Значит, мы тоже не будем чувствовать вины- разве просто было юной Америке Джонс смотреть на счастливые целые семьи? Пусть и Эмили Смит будет тяжело смотреть в глаза тем, кто успел увидеть ее фотографии. 
Я знаю, вы сейчас можете начать говорить про небесный суд и прочее- словом то, чему вас учили в вашем детстве, когда вы ходили в воскресную школу и крестились перед обедом. Я хоть и верующий, а все равно не могу просто понадеяться на волю Бога. Я должен был своими глазами увидеть, что обидчик девушки, которую я люблю- пусть даже этот обидчик то же девушка,- получил сполна. Судите меня по всей строгости закона, садите в тюрьму и вообще, делайте, что хотите, но моего раскаяния вы не дождетесь, это я вам обещаю. Я верю в свою правоту. 
Молчание. В полной тишине я гордо опустился на место. Боковым зрением мне были видны широко распахнутые глаза Америки. И хоть она была сентиментальным человеком настолько, насколько я был Майклом Джексеном, в ее глазах стояли слезы. Ее тронула моя речь.
Но я не играл на публику. Я говорил потому, что так мне велело много раз обиженное мной же мое чутье- я никогда ему не доверял, а зря. Не потому, что Америка будет восхищаться моими словами или это заставит комитет задуматься- об этом я не думал. Я не думал о том, что говорил Ник Райсер, мистер Грэйг, психологи, включая моего отца и мудрая бабушка. Я вообще не думал, если уж на то пошло.
Глаза Билла были раскрыты едва ли не шире, чем у Америки, и в них тоже стояли слезы- но уже страха. Мистер Крайс тревожно облизывал губы, бегая глазами от одного лица к другому. Дотт усмехался, свирепо тыча ручкой в стол. 
Лишь мисс Грэйг была удивительно спокойна. Она собрала свои исписанные листочки и повернула голову на тонкой шейке к мистеру Крайсу:
- Могу ли я сказать, мистер Крайс?
- Да, да, конечно.
Она встала. Одернула юбку-карандаш и сказала:
- Я считаю, что доводов мистера Грэя вполне достаточно, чтобы ограничиться наказанием в виду десяти часов общественных работ. И городу польза, и ребятам навыки.
Она села. Крайс обвел рассеянным взглядом всех сидящих за столом- и словно бы и не заметил руки Дотта, которая грозила выткнуть глаз сидящим рядом.
- Кто согласен с мисс Грэйг?
Я пересчитал руки и воздух словно заново вошел в мои легкие- больше половины. Не подняли руки только Дотт и мисс Рот.
- Приговор обьявлен. Решением комитета по делам несовершеннолетних решено- десять часов общественных работ! Ждем вас здесь же в три часа дня.
Мы вышли из душного кабинета и я понял, я осознал,  что это есть такое- доказывать свою правоту и бороться за свою свободу.



CherrymshanovaA

#2660 at Prose
#1178 at Contemporary literature
#6266 at Romance

Text includes: реализм, молодежь

Edited: 04.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: