Американские байки

Размер шрифта: - +

Байка 22. Дэн

 

Русские женщины – самые красивые в мире. Они прекрасные хозяйки и обладают мягким, покладистым характером. У русских девушек короткая память, они уступчивы и легко забывают обиды.

 

В моём классе по литературе есть парень по имени Майк. Так вот, этот Майк как-то странно себя ведет. Во-первых, он постоянно на меня пялится. Мальчик он не сильно общительный, прямо скажем, не футбольная звезда, не писаный красавец и не местный юморист. Предпочитает сидеть на задней парте и избегает школьных активити. На протяжении всего урока я чувствую, как он занимается фигурным выжиганием глазами по нежным местам на моей спине. Оборачиваюсь – так и есть. Смотрит в упор, хмурится, кривит тонкий рот. Вертит в зубах обгрызенный карандаш. Я не знаю, как реагировать. Как в песне – ты скажи, ты скажи, чё те надо? Однажды я получаю комком жёваной бумаги по тому месту, куда раньше только смотрели – а именно промеж лопаток. Вот в такие моменты, господа присяжные, у меня и падает забрало. Я из тех тихих кассиров, которые долго терпят, а потом взрывают супермаркет вместе с товаром и до смерти надоевшими покупателями. Медленно оборачиваюсь, глаза мои вращаются с бешеной скоростью, лицо бледнеет, уши же, наоборот, начинают краснеть и дымиться, как раскалённый чайник. Я даже не удосуживаюсь уточнить, Майк ли это сделал. Я точно знаю, что он, сволочь этакая. Кидаю карандаш, не метясь. Когда я целюсь, у меня вечно получается какая-то ерунда – предмет летит куда угодно, только не туда, куда надо. Как в том бородатом анекдоте – нассал везде, лишь в стакан не попал. Поэтому я давно привыкла доверять своей ярости. Если Наталья Борисовна вошла в режим берсерка, все могут падать в окопы и притворяться мертвыми. Ничто уже не спасёт.

Я попадаю Майку чётко в лоб, что удивляет его не меньше, чем меня: глаза округляются, челюсть звонко ударяется о столешницу. Но он не пытается встать со стула, чтобы навалять мне учебником по голове, как это сделал бы Олег Соколов или Перунов Сашка – центровые задиры моего русского класса. Ах ты, мышка из сраного домишка. Я тебя обычным карандашом застрелила, тряпка несчастная! После этого инцидента я смотрю на Майка, как на пустое место. Орёл, который не летает, а только горы насирает. Мой страх испаряется без следа.

Однажды я сижу в библиотеке и делаю вид, что разгребаю домашнее задание, а на самом деле рисую чертей и голые сиськи. Ко мне подсаживается высокий, темноволосый парень. Он, не говоря ни слова, с грохотом закрывает толстую тетрадь, прижимая мою руку с карандашом. Так, ещё один имбецил. Здесь их, по ходу, пруд пруди. Надо быть осторожнее, а то ведь и вилкой в глаз могут ткнуть. Я медленно убираю прищемлённую руку, поднимаю голову и смотрю на чувака в упор. Тот, как ни в чем не бывало, лыбится и продолжает хлопать моей тетрадкой.

– Как тебя зовут? – вопрошает он. Хлоп-хлоп тетрадкой по столу.

– Наташа. Натали, – я готова ответить на любой вопрос, лишь бы он отвалил. Но тот и не думает отчаливать.

– А я – Дэн. Ты русская, да? А калаш у тебя есть, гыгыгы? – какая тонкая свежая острота –  это, видимо, классическая американская шутка, гыгыгы. Не теряя времени даром, Дэн интересуется, где я живу. В ту же минуту я совершаю роковую ошибку, назвав ему свой точный адрес. И где только были мои мозги? Осталось только ключи отдать от дома, где деньги лежат. Чернявый расплывается до ушей и говорит, что он, мол, живёт на соседней улице, это же так клёво, дыааа?? Ох, в жизни не было так клёво, как в тот момент, когда я узнала, что ты живёшь где-то поблизости и, возможно, пускаешь слюни, глядя на мои незашторенные окна.

– А можно тебя проводить?

Лох - это судьба. Именно в этот день Пэт свалила на какие-то сборища по работе, а Дина приболела и осталась дома. Это означает, что сегодня я пойду домой пешком. Продолжая тупить, сообщаю об этом новому знакомцу. ОМГ. Сегодня точно не мой день.

Когда занятия заканчиваются, мы бредём с Дэном вдоль зелёных газонов. На улице тепло, ветер гоняет по асфальту сухие конверты листьев. Мой джинсовый ранец уныло шлёпает по спине – пришлось взять домой один из талмудов: домашку я так и не успела сделать. Разговор с долговязым не клеится, и между короткими, натянутыми фразами повисают минуты тягостного молчания.

– А ты знаешь, у меня есть друг, Майки. Вы вместе ходите в класс по литературе, – признаётся Дэн.

Я стараюсь делать покер фэйс, хотя спина моя моментально напрягается, а мелкие волоски на затылке встают дыбом.

– Ты ему очень нравишься. Сегодня мы сидели в библиотеке, и он рассказал мне об этом. А я сказал, что если он боится, то я пойду и познакомлюсь с тобой сам!

– Хороший ты друг, – я разворачиваюсь и, не прощаясь, вбегаю на крыльцо своего дома. Вхожу внутрь и краем глаза наблюдаю за провожатым сквозь сетчатую дверь. Дэн так и остался стоять на газоне, молча глядя мне вслед.

 



Эн Поли

Отредактировано: 21.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться