Американские Идолы

Font size: - +

Эпизод 4. В ДАКОТЕ

 

                    Тебя все любят, когда над тобой шесть футов земли.

                    Джон Леннон

 

«Дакота» – фешенебельный жилой дом на пересечении 72й улицы и Централ-Парк-Вест. С 1976 года Национальный исторический памятник США.

Туда они добирались на такси. Водитель: смуглый остроглазый грек, был многословен. Голос его показался Роберту знакомым. Мелодично из магнитолы звучала лира. Сертаки[1]. Таксист и стажёрка постепенно, но довольно скоро нашли общий язык: тот, на котором из всего семейства Кеннеди свободно изъяснялась лишь Джеки О[2].

Доехав, припарковавшись и расплатившись, младший Кеннеди со стажёркой вылезли из машины, беспрепятственно прошли через главный вход, миновали холл и поднялись на этаж, который целиком принадлежал Йоко Оно. В лифте на этот раз им обоим пел Фрэнк, но теперь о «Своём пути»[3].

Роберт не воспользовался картой, а постучал в дверь с соответствующим номером и подождал, ощупывая глазами букет из алых герберов с запиской «Цветочки Маргарет», оставленный у порога.

Совсем уже старая, хоть и выглядящая подтянутой в результате множества пластических операций хозяйка огромных апартаментов приоткрыла створку и сощурилась сквозь щёлочку, потом глянула на Алию – та улыбнулась и помахала ей.

– Это ваше? – спросил Роберт.

Зрачки Йоко расширились от ужаса, как только она увидела карту.

– Позвольте войти, – тихо сказал младший Кеннеди на мгновение снимая маскировку, так, чтобы не заметила навязанная ему напарница.

Камуфляж должен был защищать от излишнего внимания простых смертных.

Женщин, в частности.

Но мисс Оно давно уже не являлась оной, превратившись в символ.

 

– Мы должны поговорить о Морже, – громко начал Роберт, использовав второе, придуманное имя, Леннона, чтобы сохранить в тайне о ком речь.

– Он ошибся. Он был Плотником[4]! – Йоко, очевидно, его поняла.

Алия смотрела на них обоих, как на сумасшедших, но с интересом.

– Я принесу сакэ, – заявила мисс Оно, и направилась из холла на кухню, где, видимо, находился мини-бар.

Причём осталась спокойной, а не заорал истерично, как в прошлый раз в тот миг, когда узнала, что Леннон умер.

– Йоко знает, что он Вернётся, – тут же догадался Роберт, и, пользуясь моментом, коротко глянул по сторонам.

Всё окружающее его: вазы, картины, мебель, выглядело слишком эклектично, вычурно, даже безвкусно.

Сама хозяйка целого этажа была, несмотря на свой возраст, в вызывающе прозрачном пеньюаре и передничке, как горничная из фильма для взрослых.

Вероятно, до прихода она убиралась.

Или же уничтожала следы преступления?

Роберт отбросил эту мысль.

Та казалась слишком надуманной.

Оттого, что подобно Джеки, с которой они сблизились после убийства Джека, Йоко, находясь рядом, вызывала у него желание принять душ.

В них обеих явно ощущалась подноготная женская распущенность с единственным отличием: у Вернувшейся спутницы жизни старшего Кеннеди порочность начала проявляться совсем-совсем недавно.

Пока он вспоминал, напарница младшего Кеннеди взирала и на мисс Оно, и на апартаменты оной, совершенно иначе: любопытно щуря глаза, похожие на кешью.

Йоко пришла с кухни, неся широкий поднос, и повела Роберта и Алию за собой к низенькому белому столику в углу комнаты, вокруг которого лежали белые же мягкие циновки.

Когда они расселись, хозяйка медленно, как подобало, расставила миниатюрные чоко – специальные чаши, – и налила им тёплый алкоголь из керамического токкури – кувшинчика, напоминавшего графина.

Младший Кеннеди сделал тоже для неё.

Они выпили, сказав: «Компай!».

Это соответствовало ирландской традиции поминания умерших, и младший Кеннеди не стал отказываться.

Напарница последовала его примеру, а потом долго и часто дышала, обмахиваясь обеими руками – сакэ оказалось крепким, почти, как водка, которую Роберт попробовал во время переговоров с Добрыниным[5] в Кризис и помнил до сих пор. Ему очень не понравилась эта «огненная вода», обжегшая горло. Он предпочитал другие «напитки богов». Например, медовый эль с его исторической родины, по древнейшему рецепту, известному одному лишь королю фэйри – Оберону.

Йоко подняла кувшинчик, чтобы налить всем ещё – Алия закрыла свою чашечку ладонью и замотала головой, горько искрившись.

Мисс Оно, не пожав плечами, как поступил бы младший Кеннеди, наполнила только его чоко – как было принято.

– Морж давно Вернулся? – спросил Роберт.



Владимир Шашорин

Edited: 04.09.2017

Add to Library


Complain