Амон Фланч - Лишний

21 глава

Казалось, что боль ворвалась раньше чем сознание удумало вернуться к нему. Лишь отработанный рефлекс помог Стену тут же не потерять сознание, отключив болевые рецепторы. Боль прошла отставив звон в ушах, ватное тело, мутное сознание и непонимание, почему так темно, холодно и где он валяется. Попытка пошевелиться вызвала тошноту и подкативший кашель, с металлическим привкусом, сдавивший легкие.

Когда кашель прошел и смог относительно глубоко вздохнуть, мог сосредоточиться на зрение. Привыкнув к темноте, стал различать очертания, но попытка перейти на магическое, пронзила голову острой болью, словно ему в висок вогнали гвоздь. Но еще большей болью врезался хоть приглушенный, но крик Николаса:

- Стен! Стен! Если слышишь меня не двигайся!

- С этим я согласен, - с трудом смог выговорить декан.

- Слава Основателям! Тебя завалило стенами склепа! Я попытаюсь разобрать завал, но у тебя серьезное ранение в живот и быстро теряешь кровь! Ты можешь остановить кровотечение?!

Стен попытался сосредоточиться на ощущениях, представить свое тело, как схему сплетенных нитей разной значимости, но у него не получалось. Так он терял контроль над болью и даже на мгновение вернувшись, сбивала сосредоточенность, делая все старания пустыми.

- Тебе стоит поторопиться и вытащить меня отсюда!

Выругавшись, зельевар занялся этим, содрогая окружающие мужчину стены, которые, опасно кренились к нему грозясь окончательно обвалиться. Но они выдержали и когда очередной кусок съехал, открывая проход дневному свету, Стен зажмурился. Потом чуть приоткрыв веки, различил темный силуэт друга, который уже заставлял выпить какое-то зелье.

Глотать оказалось сложнее, тело почти его не слушалось и чтобы оставаться в сознании приходилось прилагать много усилий. Но Николас был настойчив и вот уже легкость и тепло укутывают его падающего в темноту.

 

* * *

Первое, что уловил Стен, приходя в сознание - это резкий ни с чем не сравнимый запах стерильных помещений госпиталя, а потом последовала тупая, стискивающая голову обручем боль, отдающаяся под веками круговой цветопляской. Однако, он смог вздохнуть, не опасаясь выкашлять легкие, распахнуть глаза и осмотреться.

Белоснежная штукатурка в мелких трещинах больничной палаты, жесткая и чертовски неудобная койка, узкое окно-бойница с узкой полоской света и приглушенные шары-светильники, мирно раскачивающиеся под потолком. А также острый взгляд красных глаз Сибиллы, которая молча за ним наблюдала, сидя в кресле по правую сторону кровати.

- Больно у тебя активное пробуждение для того, кто почти дошел до Стикса, - заявила девушка, чрезвычайно спокойным тоном.

- А я ожидал счастливые возгласы и слезы в три ручья, - проворчал Стен, попытавшись приподняться на локтях, но острая боль в левом боку, быстро заставила отбросить эту затею.

- Учитывая, сколько раз мне приходилось оказываться в этом госпитале, потому что кто-то, очередной раз решил погеройствовать не считаясь с чувствами людей переживающих за них, мучаясь так каждый раз давно бы поседела, и поменялась местами со своими пациентами! - высказалась Сибилла почти без запинки, а в конце резко вздохнула зажмурившись, комкая пальцами юбку черного платья, и медленно выдохнула, вновь устремив на него красноглазый взгляд.

Белоснежная фарфоровая кожа, овальное с острым подбородком и чуть курносым носиком лицо. Обычно алые, а сейчас бледно-розовые тонкие губы и отличительная черта рода Ворона — красные глаза с иссиня-черными густыми волосами, локонами падающими на плечи. И как обычно, сдержанно зла на него.

- Ну прости, - лишь и мог сказать Стен.

- Ты что поиздеваться решил надо мной?! - все же не выдержала она, вскакивая и грозно топнув ногой. - Тебя четыре часа оперировали, два раза чуть дух не уплыл в Стикс, сутки не приходил в сознание и все что ты можешь сказать теперь — ну простите?! В самом деле?!

- Я скажу все что захочешь, только не кричи так громко, а то у меня и так голова разрывается.

На удивление, сверив его возмущенным взглядом, девушка упала в кресло измученно вздыхая.

- Как же я вас ненавижу за это, совсем о других не думаете. Мне позвать медиков?

- Нет, но от воды не отказался бы.

Сибилла налила воды с кувшина, стоящего на прикроватной тумбочке в стакан, помогла мужчине ее выпить.

- Спасибо. Что с Николасом?

- Ну сначала он не давался в руки врачей, а потом пришла Катерина, огребла по затылку и позашивала, - девушка, отставив пустой стакан, вновь заняла кресло. - Ничего серьезного, несколько засевших мелких осколков, которых предпочитал считать царапинами. Он стоял дальше во время взрыва. Тебе же повезло получить по полному заряду, щит едва справился. Снес несколько склепов и оказался проткнутым балкой в живот. Основатели, даже не представляю, как ты там же дух не испустил и протянул до того, как Николас тебя вытащил.

- Порешим на том, что это мое везение, - предложил Стен, а Сибилла оградила красноречивым взглядом: знаешь куда засунь такое везение? - Что еще тебе рассказали?

- Собственно это все. Все на ушах, но при этом ничего не говорят. Ты бы видел какой кратер на кладбище. Шуметь про это будут долго. Удивительное дело, ты сейчас замешан во всех громких заголовках в газетах. И где твоя политика: ни носу со школы?



Аверкина Маргарита

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться