Амон Фланч - Лишний

28 глава

После того, как напоив Амона зельями, Джин вправил ему плечо, затем перенес их в школу. Расстались они не обсуждая, что произошло в Драконьем городе в большей части потому, что никто не решался на разговор, хоть и прикрывались тем, что у них осталось совсем немного времени, чтобы привести себя порядок, перед началом утреннего урока физической подготовки.

- Прекрати, все закончилось не так уж плохо, - сказал Амиль из-за мрачного вида Амона, пытавшегося собраться с силами и переодеться, но в итоге только и делал, что теребил ремешок ремня, не решаясь его снять.

- Не так уж плохо? Да куда хуже?

- Брось. Мы живы. Мы знаем где искать Драконов и то, что им точно известно где находиться Колодец Магии. Да, еще то, что теперь он перенесся с разряда мифа в реальность. И никто не заметил, что покинули школу на целую ночь. Вроде неплохо.

- А еще то, что мы ничего не нашли, что могло помочь в понятии моей роли в Плане и в чем его смысл. Не знаем, как мне прописаться в судьбе, а могущественный древний и определенно злопамятный Черный Дракон - хочет меня убить. Ах да, еще куча гурдов, на которых мы натравили злобного Дракона и это не считая обиженных на нас старшеклассников. Все просто великолепно!

- Прекрати, моя роль все драматизировать, а не твоя, - отметил Амиль, устало падая на кровать. - Главное, мы живи. Мы еще что-то придумаем. Обязательно.

- И сколько это займет? Еще месяц или больше? Не думаю, что у меня в запасе осталось столько времени.

- О чем ты?

Вместо ответа, Амон показал ручные часы, где индикаторы кричали желтым цветом.

- Защита Корректора ослабла. Очень скоро меня заметят остальные и сотрут. Сотрут с реальности. Я перестану существовать и обо мне все забудут.

- Не думаю, что все так просто закончится. У нас все еще есть План.

- И что? Многого он нам дал? Мы шли у него на поводу, но в итоге остались ни с чем.

Ни чего больше не говоря, Амон отвернулся, начав переодеваться, остервенеем снимая с себя походный костюм. С коридора понеслось завывание утренней волынки Артура и недовольные стенания просыпающихся одноклассников.

Все казалось обычным: холодное промозглое утро, наполненное зевками невыспавшихся учеников и причитаний, почему они должны каждый день вставать в такую рань. Только сейчас помещения все еще украшены яркими лиственными гирляндами, коридоры освещены огнями факелов и яблочный запах никуда не ушел, напоминая о прошедшем празднике. Но все это еще больше вводило Амона в полное уныние.

Переодевшись, он схватил сумку, выскакивая с комнаты не дожидаясь Амиля, который возмущенно окликнул его, все еще сражаясь с одеждой, в одиночестве зашагал в направлении внутреннего двора школы. Ему хотелось хоть немного побыть одному и все обдумать, осмыслить. Но почему-то все его размышления имели унылый характер, скатывая настроение по горке к безнадеге. Да, безнадега. Самое лучшее описание его состояния.

Он чувствовал себя совершенно бесполезным и неспособным хоть что-нибудь сделать, чтобы с этого вышел толк. Все робкие попытки построить хоть какие-нибудь планы, рушились в зачатке. Ведь все, что он слышал это слова Черного Дракона о том, какую опасность он несет для мира.

Корректор тоже про это говорил, но тогда Амону казалось, что он просто обязан это сказать, чтобы оправдать стремление стереть его. Да ладно, нужно быть честным с собой - он просто запрещал себе думать об этом, хотя отлично осознавал правильность его выводов. Не может такой как он, оказавшийся без судьбы, принести пользу. Случайная песчинка, оказавшееся в механизме, способна его сломать. А он та самая песчинка, попавшая в механизм судьбы целого мира. Пока последствия были поправимы, но ведь Корректор неспособен все исправить и дальше будет только хуже. Он сделает все только хуже. А сколько уже было нанесено вреда? И что будет дальше?

Что хотели от него те, кто принесли младенцем в семью Фланчей? Зачем нужно было хитросплетение интриг, приведших в Магический мир и школу? Зачем нужно было встретиться с Драконом, раз он первым делом захотел его убить? Зачем он нужен в Плане? И собственно, что такое сам План?

Столько вопросов и не одного ответа. Амон ощущал, как медленно погружается в болото неизвестности, которое жесткой хваткой затаскивает на самое дно безысходности. А все вокруг, как обычно.

Потрясенный осознанием, Амон застыл посреди коридора, где торопящиеся ученики, обходили его не обращая внимания, и не отвлекаясь от бесед друг с другом. Его сотрут, а для всех будет, как всегда. Его не будет, но мир от этого не остановится, и не разрушиться, продолжит повседневный бег. Он исчезнет, но никто этого не заметит, никто вокруг. Ни Амиль, ни Стен, даже Анжела с Джином. Не заметят родители, потому что они уже не помнят его. Они не вспомнят о нем, а он не увидит их больше.

Это хуже смерти — это забвение.

Амону стало дурно, тошнота накатила совершенно неожиданно, как и слабость в ногах. Стало так душно и не хватало воздуха. Он пытался вздохнуть, но воздух втекал в легкие, как тягучий сироп, раздирая их до хрипа. В панике сорвался с места в попытке оказаться на открытом пространстве, но в кого-то влетел, падая на холодный пол, растерянно пытаясь понять, что произошло.

- Снова ты, - злобно, полным презрения голосом сказал кто-то, нависая над ним.



Аверкина Маргарита

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться