Амулет на защиту

Глава 1

Часть первая. «Тяжело в учении…»

Глава 1

Мир Земля, Россия, Москва

Илья

Илья вынырнул из сладкой дрёмы и краем глаза покосился на старинный будильник с механическим заводом, исправно служивший ещё его дедушке – часы показывали полдесятого утра. На лице парня едва обозначилась довольная полуулыбка, и сонные глаза мгновенно закрылись. Ещё бы! Субботним утром вовсе незачем вскакивать по будильнику и нестись галопом в школу, а можно расслабиться и подремать хотя бы ещё полчасика. Но мечтам юноши не суждено было сбыться: вежливый стук в дверь прервал его заслуженный отдых.

- Сынок, просыпайся! – Дверь приоткрылась, и из образовавшейся щели вынырнула мамина голова. - Мне нужно срочно уйти, но перед этим я должна тебе кое-что сказать. Я жду тебя на кухне, – с этими словами дверь тут же закрылась.

Илья мысленно застонал: в свои семнадцать лет он успел выучить все мамины интонации, и её фразочка «я должна тебе кое-что сказать» в данном случае означала кучу ценных указаний и поручений от непререкаемой маман и безнадёжно испорченный выходной. Но, делать нечего, пришлось вытаскивать себя из тёплой и уютной постели, поскольку в семье Артемьевых не принято было игнорировать приказы любимой мамули.

Отчаянно зевая, парень влез в любимые шлёпанцы, потянулся всем телом и поплёлся в ванную. Зеркало отразило стройного и в меру мускулистого юношу с симпатичными чертами лица, давно нечёсаными каштановыми вихрами и заспанными серыми глазами. Не обращая никакого внимания на своё отражение, Илья быстренько умылся ледяной водой, наскоро пригладил волосы расчёской и выскочил за дверь.

На кухне его уже дожидались ароматный чай, парочка бутербродов с «докторской» колбасой и, как приложение к завтраку, дорогая мама, которая была уже при полном параде и как раз заканчивала «рисовать лицо».

Людмила Марковна улыбнулась, увидев, как сын набросился на бутерброды и мягко попеняла ему:

- А где же «доброе утро, мама»? Или в этой квартире правила хорошего тона уже не действуют?

- Дофое уфо, – невнятно пробурчал он в ответ, запивая чаем последний кусочек завтрака. – Где девчонки? – Поинтересовался парень, имея в виду своих сестёр.

- Спят ещё, ты же знаешь этих сонь, – пожала плечами родительница, – у меня только на тебя вся надежда. Понимаешь, сынок, меня срочно вызвали на работу. Там какая-то проверка приехала, и без меня никак не могут обойтись! Я же главный бухгалтер, сам понимаешь. Мне нужно там быть, и я не представляю во сколько вернусь домой. А папа вчера звонил и сказал, что у него командировка в Хабаровск и вернётся он в лучшем случае не раньше среды. Маришка мне уже все уши прожужжала, что в эти выходные едет с командой друзей на игру в пейнтбол… Или в кегельбан? Или в боулинг? Короче, я точно не помню, но понятно, что она занята. И мне совершенно не с кем оставить Машутку, если не считать тебя. Но ты ведь вроде говорил, что идёшь с друзьями кататься на скейтах? Ведь так?

- Да, – хмуро буркнул парень, понимая, что вместо скейта и друзей ему светит «весёленький» денёк в компании четырёхлетней прилипалы и мультиков про Тома, Джерри и бессмертных героев всем известного «Ну, погоди!».

Людмила Марковна осмотрела насупившегося сына и хитро улыбнулась:

- Не надо так на меня смотреть, мой дорогой, я же у тебя твой скейт не отбираю, а всего лишь прошу забросить Машутку к бабушке. А потом будешь свободен, идёт?

- Хорошо, – лицо Ильи вмиг просветлело, но радость была недолгой:

- Вот и молодец. А ещё я попрошу тебя накормить девчонок завтраком, а то я уже не успеваю. И да! Марина, кажется, говорила, что её друзья зайдут за ней в одиннадцать. Ты уж сделай одолжение, разбуди её и проследи, чтобы оделась потеплее и взяла с собой зонт. Ещё скажи ей, чтобы развесила своё бельё из стиральной машины, а то оно там со вчерашнего вечера. И, Илья, пожалуйста, не заходи в папин кабинет – он что-то там поставил на закачку перед отъездом. Если компьютер вдруг зависнет, то-то крику будет! И не забудь покормить кота, – всё это мамуля протараторила уже в коридоре, накидывая на плечи лёгкий плащ (было начало сентября) и с разгона запрыгивая в полусапожки на высоких каблуках. Ещё мгновение, и родительница выскользнула за дверь, бросив на прощанье: – Ну всё, мой мальчик, я надеюсь на тебя. Ужин приготовишь сам. Люблю, целую, буду поздно.

Илья тупо уставился на входную дверь: «Ну ничего себе выходные начинаются!». От невесёлых раздумий его отвлек домашний любимец. Рыжий кот по кличке Задира щекотно потёрся о голую ногу парня и вопросительно взглянул: мол, «Хозяин, мы сегодня есть будем или как?»

-Будем, будем, куда ж мы денемся, – пробормотал юноша и, грустно вздохнув, осчастливил кота полной миской еды. Затем он сгонял в свою комнату, где быстро натянул футболку и спортивные штаны. А потом жертва маминой надежды пошла будить сестёр.

Марина в семье Артемьевых была старшим ребёнком и родилась на полтора года раньше Ильи. Но по характеру была беззаботной (чтобы не сказать безалаберной) болтушкой-хохотушкой и иногда вела себя хуже малолетней Маши. Вот и сейчас она ни в какую не хотела просыпаться, всеми силами отбрыкиваясь от брата:

- Илья, не будь извергом! Дай же мне поспать, ведь выходной же! Ты хоть представляешь, как я устаю в универе?! – Шипела разъярённая сестрица, вырывая одеяло у любимого братца и пытаясь укрыться им с головой. – Ну что за люди! Мне такой классный сон снился, с Бредом Питтом, между прочим! А ты пришёл и весь кайф обломал! Вот как я теперь узнаю, с кем ОН будет танцевать на универском балу: со мной или с Анфиской из третьей группы, а?! – Ныла Маринка, отлично знавшая, что Илья не переносит «все эти девчоночьи муси-пуси» и надеявшаяся таким образом прогнать его из комнаты.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться