Амулет на защиту

Глава 20

Глава 20

Мир Ахнистос

Глафира

Глафира вошла в комнату Ильи и привычно уселась на стул рядом с ним: девушка редко покидала свой пост добровольной сиделки (была бы её воля, совсем не покидала бы), но отец настоял на том, чтобы она хоть иногда появлялась в обеденном зале во время приёма пищи, и ей пришлось подчиниться. Верный снежный зубоскал вообще безвылазно просидел при хозяине все двое суток, не проявляя ни признаков голода, ни каких-либо других признаков естественных потребностей организма.

Молодая леди внимательно вгляделась в похудевшее и осунувшееся лицо иномирного друга. По личному мнению девушки после вчерашнего инцидента с неведомым духом, юноше стало значительно лучше, хотя мэтр Лаврентий был с ней не согласен. Однако Глафира видела, что жар уже не так сильно мучает его, дыхание стало более ровным и не таким хриплым. Но, разумеется, до полного выздоровления было ещё ой как далеко, ведь юноша так и не пришёл в себя и больше в беспамятстве ни с кем не разговаривал.

«Интересно, кто же был тот дух?» – Любопытно подумала дочь графа. – «Откуда он прилетел? И что делал с Илаем? Это его Илай позвал или он сам прилетел? А может это фей, у которого Илай взял свои айвенго? Столько вопросов! И ни на один у меня не будет ответа, пока он не очнётся…» - Сокрушённо подумала девушка.

От размышлений её отвлёк осторожный стук в дверь. В гостевые покои Ильи вошёл Кристоф Ларэнский и, молча подойдя к кровати, остановился рядом с Глафирой. На девушку молодой ксент не смотрел, предпочитая разглядывать больного иномирянина, но вопрос адресовал именно ей:

- Как он?

- Никак, – сухо известила его дочь графа и сокрушённо прошептала, не глядя на жениха: – Кристоф, как ты мог?! Ты же знал, что он спас мне жизнь, а теперь он умирает. Из-за меня! Ведь это ты из-за меня в него стрелял!

- Глафира, я этого не делал! – Таким же шёпотом, но очень горячо возразил сын князя. – Я был на охоте вместе со всеми, тебе это каждый подтвердит! Ну и что, что у него в плече застряла моя стрела, стрелять мог кто угодно!

- Ну разумеется! – Язвительно бросила девушка. – Зачем тебе самому мараться? Нанял какого-нибудь убийцу, и думаешь, что никто тебя не заподозрит?

- Фира, это глупо, – постарался сохранить спокойствие Кристоф. – Если я его нанял, то зачем дал свою стрелу? Чтобы меня по ней опознали? Послушай, если бы я захотел его убить, то вызвал бы на честный поединок, а не стрелял бы из-за угла и уж, конечно же, никого бы не нанимал!

- Ах, ну конечно! – Язвительности в голосе невесты только прибавилось. - Ты не далее как позавчера именно так и сделал, да только Илай не дал так просто над собой расправиться, и ты, разумеется, разозлился ещё больше! Я прекрасно слышала, как ты тогда грозился его убить, и не только я – весь замок слышал! Или ты сейчас скажешь, что и там тоже был не ты, а, Кристоф?

Княжич Ларэнский, услышав издевательский тон девушки, потерял терпение и повысил голос:

- Да пойми же ты, меня подставили! Кто-то хочет всю вину свалить на меня! Но я этого не делал, Фира, поверь!! Признаю, поначалу мы с Илаем не очень-то поладили, но потом, перед охотой, мы обо всём договорились и оставили всю вражду в прошлом... Но даже если бы это было не так, я не стал бы в него стрелять, слышишь?! Это не я!

- Хватит, Крис, – устало вздохнула Глафира, – зачем ты оправдываешься? Мы оба знаем кто это сделал и оба знаем почему.

- И почему же? – Вдруг очень тихо спросил сын князя, пронизывая невесту пронзительным взглядом.

- Разве не ясно? – Горько прошептала девушка. – Вас с отцом всегда интересовали наши земли, замок и имущество, ведь с их помощью можно значительно расширить свои владения, не так ли? Всё это легко можно было получить через меня, и вас обоих это вполне устраивало. Но тут появился Илай, и ты, видно, решил, что он может стать помехой на пути увеличения вашего богатства. Вот ты его и убрал, – едва слышно закончила дочь графа свои объяснения.

Кристоф от таких кощунственных предположений закаменел лицом и на какое-то время лишился дара речи. Помолчав немного, он тихо произнёс бесцветным голосом:

- Если ты и правда так думаешь, то нам действительно больше не о чем разговаривать. Я больше не хочу иметь с тобой ничего общего, Глафира. Прощай! – Резко развернувшись, княжич стремительно покинул комнату.

А девушке с его уходом стало так пусто и тоскливо, что она заплакала, внезапно осознав какое большое место в её жизни занимал сын князя Ларэнского. Но как она могла его простить, если он оказался таким подлецом?! Всё накопившееся напряжение и страхи последних дней вылились в остром приступе жалости к себе и нескончаемом потоке слёз:

- Ну почему жизнь ко мне так несправедлива?! - Плакала дочь графа Стофорширского, обращаясь к Зверюге, сочувственно взирающему на неё. – Я совершенно никому не нужна! У Илая уже есть невеста, Кристоф меня совсем не любит, а Сантэн считает меня полной дурой!!! Ах, зачем только я вообще родилась на свет? - Зубоскал подошёл поближе и утешающе лизнув девушке руку, положил свою морду ей на колени. Она зарылась пальцами в густой чёрно-белый мех и прерывисто вздохнула: – Хорошо хоть ты меня не бросил, Зверюга. Может быть, мне за тебя замуж выйти? – Истерически хихикнула Глафира и, красочно представив себе свою свадьбу со снежным зубоскалом в роли жениха, безудержно захохотала, чем привела бедного зверя в полное недоумение: он дёрнулся и попытался снять свою морду с девичьих колен, но выпутаться из цепких глафириных пальчиков ему не удалось.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться