Амулет на защиту

Глава 21

Глава 21

Спустя два дня

Илья и Глафира ехали в гости к Кристофу Ларэнскому. Сантэн тоже хотел к ним присоединиться, но в последний момент был вынужден отказаться от поездки из-за какого-то серьёзного отцовского поручения. Зато вместо него им составил компанию Зверюга, который ни в какую не хотел отпускать обожаемого хозяина куда-либо без своего сопровождения.

Вот так и получилось, что по грунтовой дороге путешествовала карета с гербом графов Стофорширских, внутри которой ехали Глафира с Ильей, а позади за ними следовал снежный зубоскал. На этот раз юноше все же пришлось составить дочери графа компанию в салоне кареты, поскольку по состоянию здоровья он ещё не мог ни путешествовать верхом, ни примоститься на месте кучера, как в прошлый раз.

В экипаже было тесновато, подруга нервно теребила волосы и складки своего платья из голубого шёлка, да и сам юноша заметно нервничал. «Блин, какого лешего я вообще согласился поехать? Интересно, во что я вляпался на этот раз?» - Обречённо думал он, хмуро смотря в окно.

Вскоре экипаж доставил их к месту назначения. Парню пришлось покинуть насиженное место и выйти перед массивной каменной стеной, чтобы известить стражников:

- Уважаемые! Я хотел бы встретиться с Кристофом Ларэнским. Скажите, что приехал Илай Артемьев, он меня знает.

Однако охрана замка не спешила открывать перед ним ворота. Дозорные посовещались между собой и один из стражников крикнул:

- Господин, почему вы путешествуете в карете, принадлежащей графу Стофорширскому? С графом или его детьми что-то случилось?

- Нет, просто граф – мой друг. Он одолжил мне свою карету, чтобы я путешествовал с большим комфортом. Если вы не желаете меня впускать, то просто позовите Кристофа. Я и здесь могу с ним поговорить, – предложил землянин своё решение проблемы.

Стражники снова о чем-то посовещались, один из них куда-то сбегал, а когда вернулся, они всё-таки открыли ворота, пропуская транспортное средство во внутренний двор.

Илья помог Глафире выйти из экипажа и велел Зверюге не отходить от кареты ни на шаг, после чего пара направилась внутрь здания. Когда они вошли в приёмный зал, Кристоф, перепрыгивая через две ступеньки, спускался по широкой лестнице, на ходу радостно приветствуя гостя и сверкая улыбкой до ушей:

- О, Илай, ты всё-таки выжил! Я так рад! – Тут он заметил Глафиру и, мигом перестав улыбаться, хмуро спросил: - А она что тут делает? Илай, с тобой я с радостью побеседую, а она пусть подождёт снаружи, – холодно проговорил княжич, демонстративно обращаясь исключительно к Илье и даже не смотря в сторону бывшей невесты.

Юноша в ответ, видя, что молодая леди застыла как изваяние и словно воды в рот набрала, подпихнул подругу локтем в бок и едва слышно прошептал:

- Ну что же ты? Давай, Глафира, твой выход.

Девушка вздрогнула и с отчаяньем сжала ладони в кулачки:

- Кристоф, прости меня! Я очень виновата перед тобой! Мы можем поговорить наедине?

- По-моему, ты уже всё сказала мне в нашу последнюю встречу. Больше нам не о чем разговаривать, – ледяным тоном ответил молодой ксент и перевёл нетерпеливый взгляд на другого гостя: – Что ж, раз она не желает уходить, поговорим в другой комнате, – с этими словами Кристоф стремительно развернулся и скрылся за тяжёлыми двустворчатыми дверями, ведущими в соседнее помещение.

- Вот видишь, а ты мне не верил, – убито прошептала девушка, печально поникнув, словно увядший цветок. – Я же тебе говорила, что он не станет со мной разговаривать.

- Так, спокойно, Глафира, только не вздумай плакать, поняла? У меня уже скоро аллергия выработается на твои слезы! – Пожаловался юноша.

-Алергиийа? – Вяло поинтересовалась подруга. – Что ещё за алергиийа?

- Это когда на коже появляются красные точки и начинают противно чесаться. Болезнь такая, – пробурчал Илья и заметив в фиалковых глазах бездну недоумения, постарался разъяснить: - В моём мире так иногда говорят, когда хотят показать, что их что-то замучило или слишком сильно раздражает… В общем так: я сейчас пойду и поговорю с ним. Жди здесь, – приказал подруге парень и отправился вслед за хозяином в соседнее помещение.

Кристоф дожидался его, облокотившись плечом о стену, скрестив руки на груди и нетерпеливо постукивая ногой об затейливо украшенный паркетный пол. Юноша пригляделся к нему внимательнее. Вид у сына князя Ларэнского был усталый и какой-то помятый: всклоченные и явно наспех приглаженные волосы, обрамляли бледное и похудевшее лицо, простая белая рубашка в виду отсутствия какого-либо ремня свободно свисала, чёрные штаны и сапоги имелись в наличии, но были все в каких-то пятнах, никакого камзола или другого вида одежды с родовыми цветами князей Ларэнских вообще не наблюдалось. Не изменились только глаза: они по-прежнему цепко осматривали каждую деталь и оставались тёплыми и живыми.

Пока землянин осматривал гостеприимного хозяина, тот не остался в долгу и занимался тем же самым, остро подмечая малейшие изменения во внешности гостя с тех пор как они виделись в последний раз.

Илья решил, что пора заканчивать играть в гляделки и первым обратился к Кристофу:

- Кристоф, я приехал, чтобы засвидетельствовать тебе своё дружеское отношение, и чтобы тебя не мучило чувство вины за ту несчастную стрелу. Я знаю, что это не ты стрелял и что ты не имеешь к этому покушению никакого отношения, – серьёзно произнёс парень, глядя прямо в ореховые глаза княжича.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться