Амулет на защиту

Глава 23

Глава 23

Спустя две с половиной седмицы

Илья с Глафирой вот уже четвёртый круг сидели в библиотеке с покрасневшими глазами и гудящими головами и пытались вот уж третью неделю (если считать в земному времени) найти хоть какое-то упоминание об алтаре смерти.

Сегодняшний день ничем не отличался от предыдущих: те же горы просмотренных свитков, толстенных фолиантов и кучки вестов (магических шаров, в которые маги-путешественники телепатически записывали свои путевые заметки).

Если бы не бодрящий настой айла Бетруччи, которым Илья щедро делился с Глафирой, оба бы ещё на второй седмице свалились бы с диагнозом «переутомление».

Юноша решил не тратить время даром, и мобилизовав всё своё знаменитое упорство в своё время помогшее ему «уломать» на обучение Виктора Михайловича, на следующий день после прибытия засел в библиотеке, прерываясь только на еду и краткий сон.

В столовой академии, где он регулярно появлялся, поначалу на него кидали любопытные взгляды, и кое-кто из учеников, да и местных адептов, пытались завести знакомство (в отличие от магистров, которые предпочитали разглядывать издалека и, похоже, считали ниже своего достоинства общаться с «каким-то там адептом»). Но Илья на все попытки подружиться не реагировал, безразлично выслушивал собеседников и вежливо отсылал по своим делам, на все вопросы отвечая, что он занят исследованием древних артефактов, и кроме самого исследования его ничто не интересует.

Естественно, ученики не могли не заметить, что из всех присутствующих сайлов, он выделяет только Глафиру и общается только с ней. В итоге жаждущие общения маги переключились на неё и попытались выудить у неё сведенья о новеньком. Пришлось друзьям дополнить легенду тем, что якобы Илья – сын старинного друга отца Глафиры, и отец попросил её присмотреть за ним.

В конце концов среди учащейся братии юноша прослыл замкнутым ботаником, которого всюду таскает за ручку графская дочка. Даже младшие ученики перестали воспринимать его всерьёз и посматривали свысока. Но друзьям это было только на руку – чем меньше внимания привлекал юноша, тем лучше.

Через седмицу, как и было велено, землянин явился к ректору для обновления магического блока на молниях. В тот раз ему даже удалось перекинуться парой слов с Элиасом и узнать, что у того всё хорошо и отношением к себе он вполне доволен. Мало того, на основе общения принца фей и архимагистра, последний уже подумывал отправиться с визитом к королю Эфрозиру, а затем созвать внеочередное заседание совета ордена магов и возобновить дипломатические отношения между сайлами и феями… Однако и в тот раз у ректора не хватило времени заменить временный блок Ильи на постоянный, и он ограничился тем, что продлил его ещё на семь дней.

А ещё через седмицу, когда парень добросовестно явился в ректорскую всё с той же целью, замученный и раздражённый Асмодей потребовал не отвлекать его по мелочам и зайти как-нибудь попозже. Попутно он пожаловался:

- В этом учебном полуобороте творится непонятно что! Все ученики, да и адепты будто с ума посходили! Устраивают ссоры и драки на ровном месте, жалуются друг на друга и на мастеров с магистрами, а те, в свою очередь на них. И всё это расхлебывать приходится мне! Кто бы знал, как мне надоело выслушивать их претензии и разрешать споры, которые выведенной лямры не стоят! – Пробурчал ректор, недовольно морщась и с мученеческим выражением лица прикладывая ладонь к радужному хрустальному шару: – Да-да, я вас слушаю, мастер Скерцо! Что у вас случилось? Ученики седьмой спирали разбили колбы в вашей лаборатории? Так заставьте их убраться там и купить вам новые! Скажите им, что это моё распоряжение. Ах, там был раствор вилениума? А как вы додумались хранить такой ценный раствор в лаборатории, куда есть доступ ученикам?! Что? Они забрались туда без спросу? Значит так: вы сварите новый раствор из тех ингредиентов, что остались, а виновные будут вам ассистировать. И, мастер Скерцо, не стесняйтесь поручить им самую грязную работу, чтобы поняли, как сложно его изготавливать. И пусть возместят материальную ценность пробирок. Вам всё ясно? – Асмодей Валийский устало откинулся на спинку кресла и только тут заметил Илью, всё ещё скромно стоящего у двери. – Ты ещё здесь, Илай? Видишь, мне не до тебя? Иди в библиотеку и займись делом!

Юноша не заставил себя дважды упрашивать и с тех пор в ректорской не показывался, рассудив, что Асмодей сам его позовёт, когда станет посвободнее. Вот так и получилось, что теперь Илья вновь мог при желании пользоваться молниями, ведь временный блок, не получив магической подпитки, разрушился на восьмой день. Однако, в поисках сведений об алтаре землянину это совсем не помогло.

А здесь был полный тупик. Глафира на словах объяснила другу как пользоваться поисковыми чарами, которые ректор заложил в его кольцо, и даже показала небольшую иллюзию, как всё должно происходить. К слову сказать, девушка время от времени показывала ему разные магические бытовые мелочи и объясняла, как их делать, рассудив, что если её друг совсем уж ничего не будет уметь в этом плане, остальным это может показаться подозрительным. И к тайной радости Ильи эти мини-уроки дали свои плоды. У него уже довольно неплохо получалось «магичить» элементарные энергетические узоры, такие как: «светлячок» (маленький световой шарик), «маго-глаз» (небольшой шар плотного воздуха, который маг может послать в любое место, если там нет защиты от наблюдения, и видеть с его помощью), и некоторые другие. Попутно подруга тренировала его в развитии аурического зрения и виденья магических узоров, объяснив, что без этого навыка любой маг, как без рук.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться