Анарео

Глава восьмая

Высокие стены из тесаного серого камня никогда не знали солнечных лучей — в помещении, где собирался совет, не было ни одного окна. Желтый свет, дающий длинные, колеблющиеся тени, исходил от единственного своего источника, расположенного прямо в центре круглого стола. От горячих, раскаленных углей шло совсем немного тепла, так что человек, пожелавший прийти сюда — даже хорошо одетый — рисковал сильно замерзнуть. 

Человек. Но не антар. 

Девять глубоких, уютных кресел были устроены так, что любой, севший в них, с трудом мог выбраться сразу, как только бы того захотел. Позади, напротив каждого места, высоко на стенах торчали небольшие металлические охваты. Именно здесь каждый пришедший, перед тем, как разместиться со всеми удобствами, оставлял свой посох. 

Так гласили правила совета. Предосторожности были отнюдь не лишними — многие кланы таили на своих близких родственников немалую злобу, и соблюдение правил не раз удерживало совет от кровопролитных драк. 

Волдет, прибывший первым, сидел в кресле напротив места презиса, и с интересом разглядывал входящих. Резарт, находившийся неподалеку, заметно нервничал. Навершие его посоха, словно чувствуя настроение хозяина, едва тлело. 

Наконец восемь сидений оказались занятыми. Пустовало только одно — девятое — кресло мортем*, которое принадлежало по праву Тиуру. Антары то и дело шептались, с удивлением поглядывая в его сторону. 

Резарт поднялся. 

— Уважаемые главы семейств! — Согласно устоявшейся традиции, он перечислил все кланы. — Я призвал вас сюда, чтобы сообщить важные для нас всех вести. 

Глава семьи видере*, полноватый, низкий Георг, встал. Его рыхлое лицо излучало недоверие. 

— А где, собственно, сам презис? Я что-то не припоминаю, чтобы он передавал тебе должность, любезный Резарт. 

— Если бы ты не торопил события, Георг, — с легким раздражением сказал Резарт, — то уже бы узнал все из первых рук. 

— А действительно, где Тиур? — поддержал видере другой антар, хмуро глядя на говорившего. Небольшое волнение проскользнуло среди собравшихся. Те, что сидели поодаль, перекинулись тихим шепотом. 

Резарт поднял руку, призывая к молчанию. 

— Презис Тиур позавчера вечером покинул страну в сопровождении своей дочери Греты. 

Георг хмыкнул: 
— И на время отсутствия снабдил тебя полномочиями презиса? 

Резарт не скрывал своего недовольства. 

— Ты не понял, Георг. Тиур уехал не для того, чтобы выяснить, как идут дела на других подвластных нам территориях. Он обнаружил следы красного посоха. 

В зале мгновенно воцарилась мертвая тишина. 

Было слышно, как жужжит, пытаясь избавиться от паучьего плена, невесть как попавшая в этот полумрак муха. Языки пламени в жаровне колыхнулись, испуганно вздрогнув. 

Заговорили все разом. 

— Резарт, если это шутка, то очень плохая, — мрачно сообщил Георг. 
— Может, ты просто решил подмять под себя кресло Тиура? — донеслось с противоположной стороны стола. 
— Бред какой. Не верю я в это, — покачал головой антар, вставший на сторону Георга. 
— Красный посох, — задумчиво пробормотал худой, светловолосый Лазарус родом из анетис*. — Но разве это не красивая сказка из прошлого? Сомневаюсь, что Тиур внезапно потерял рассудок и бросился на поиски неизвестных сокровищ. 

Волдет и Резарт обменялись быстрыми взглядами. Резарт сел, предоставляя союзнику право говорить. 

Глава клана ликуд* властно разом оборвал всех. 

— Резарт говорит чистую правду, — произнес он веско, давя на каждое слово. И обронил, обращаясь к Лазарусу: 
— Красный посох — это не красивая сказка, как может подумать молодежь. 

Лазарус, и впрямь бывший младше всех на совете, покраснел и метнул в его сторону злобный взгляд. Волдет, не обратив ровным счетом на это никакого внимания, продолжал: 
— Многие из вас помнят историю о семье круенто, случившуюся незадолго до подписания Договора. Влиятельный и сильный клан, считавшийся самым могущественным среди всех нас, таинственным образом потерял большую половину своих. Оставшиеся перемерли в течение нескольких дней от эпидемии, причины которой никто так и не выяснил. Самое удивительное, что другие семьи не пострадали от загадочной болезни, буквально выкосившей остатки круенто под корень. 
Вместе с главой клана исчезло его личное оружие — красный посох или, как его иногда еще называли, кровавый жезл. 

Собрание молча слушало Волдета. Судя по лицам, ему удалось завладеть вниманием родичей. Даже Георг, и тот, прищурясь, смотрел на рассказчика. 

Ликуд немного повысил голос: 
— Это знают почти все из вас. Но мало кому известно, что пропажа красного посоха послужила истинной причиной подписания Договора. 

— Но как же, — воскликнул Лазарус, — разве Договор не был подписан из-за угрожавшего нам голода? 

Волдет усмехнулся. 

— Кровавый жезл был средоточием магии нашего народа. С его пропажей мы лишились практически всех наших способностей, и то, что умеют сейчас немногие из нас — лишь жалкие крохи по сравнению с тем, чем владели наши предки. Наше главное преимущество перед людьми пропало — и хорошо, что они об этом так и не узнали. Это уже потом, после того, как Договор был заключен, антары изобрели браслеты. Это хоть как-то компенсировало наши потери. 

Он замолчал. Не было никакого смысла говорить сейчас о Тиуре — пусть эта инициатива исходит от других. Пусть главы сами обвинят уже мертвого презиса и подпишут ему приговор. 

— Значит, Тиур каким-то боком обнаружил следы посоха? — задумчиво проговорил один из собравшихся. — А откуда об этом узнал ты, Волдет? 

Внешне расслабленный ликуд внутри собрался в тугую пружину. 

— Я давно заподозрил, что Тиур что-то замышляет, и решил проследить за ним. В один из прекрасных дней удача улыбнулась мне, сделав отличный подарок в виде разговора между презисом и его дочерью. 
— Почему же ты раньше не пришел к нам с этим заявлением? — мрачно поинтересовался Георг. — Разве не ты, Волдет, виноват в том, что мы не успели его остановить? 

Ликуд развел руками. 

— Георг, если вы даже сейчас не верите мне, боюсь подумать, чтобы вы сказали тогда, — картинно улыбнулся он. — Но у меня есть хорошие новости. Я подменил документы, которые смог отыскать Тиур. Оригиналы у меня — а у презиса бесполезная подделка. 

Поднялся невообразимый гвалт. Антары шумели, споря и перекрикивая друг друга. Довольный происходящим Волдет уселся на место. 

Не боясь быть услышанным остальными, Лазарус наклонился к Георгу: 
— Ни за что в жизни не поверю в доброту Волдета. Он что-то замыслил. К тому же в их с Резартом объяснениях есть серьезный пробел — у дочери презиса позавчера должна была быть инициация. Я это знаю наверняка, потому что Тиур просил меня провести ритуал. Но инициация была сорвана. Я сильно сомневаюсь, что Тиур поехал бы куда-то, не активировав браслет дочери. 

Георг быстро оглянулся. Все были заняты жарким спором. Волдет рассеянно разглядывал пустое кресло мортем. Резарт что-то говорил склонившемуся к нему Даану. 

— Тише, Лазарус, — шепнул он. — Поговорим об этом у меня. 

*** 
— Ты был великолепен, как, впрочем, и всегда, Волдет, — Резарт, шедший рядом с союзником, искоса посмотрел на него. — Представление удалось на славу. 
— Благодарю, — ответил ликуд. — Теперь посмотрим, какие плоды принесет наша наживка. 
— Даан страшно зол, что мы не предупредили его, — задумчиво произнес Резарт, — боюсь, от него могут быть серьезные неприятности. 

Волдет отмахнулся. 

— Это вряд ли. Даан труслив, как заяц, к тому же замешан в убийстве. Его сегодняшнее молчание на собрание уже сделало его нашим сообщником. 

*** 
Даан и впрямь был чертовски зол. 
— Сволочи, — ругался он, потягивая свежеразогретую кровь из бокала тонкого стекла у себя в кабинете. — Решили меня провести? Думают, что они здесь самые умные? 

Он подошел к зеркалу. Поднял посох и острым концом кварца провел тонкую царапину по дорогому стеклу. 

— Вы у меня еще попляшете, сообщнички, — зловеще улыбнулся антар.



Адам Мирах

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться