Анарео

Глава девятая

За окном уже почти рассвело, когда Грету что-то разбудило. Она повернулась на другой бок, чтобы доспать последние сладкие минуты дрёмы, но услышала хлопок входной двери и проснулась окончательно. 

Вернулся Рист. Его внешний вид был красноречив: промокший от ночной росы плащ, испачканные в вязкой глине ботинки, бледные от утреннего заморозка губы. В руках у него были два свёртка, один из которых страж небрежно бросил на кровать, а другой немедленно развернул и положил на стол. 

Грета ошалело уставилась на пакет с замороженной кровью. 

— Доброе утро, — поздоровался Рист. — Советую побыстрее подняться и позавтракать. У нас сегодня немало дел. 

— Где ты это взял?— антар не спускала глаз с холодного пакета. 
«Четыреста миллилитров», — машинально отметила она про себя. Живот предательски заурчал. 

— Если тебе не нравится, могу отнести обратно, — хозяин дома пронзительно глянул на девушку. Грета закусила губу и молча поднялась с постели. — Подкрепись хорошенько, полагаю, следующий раз представится нескоро. 

Пока девушка грела себе завтрак, он заварил душистый чай. Аромат сладкой поздней малины поднялся в воздух вместе с горячим паром от чашки. 

Грета неприятно ворвалась в мысли задумавшегося над кружкой стража. 

—Ты узнал что-нибудь? Где отец? 

Рист поднял на девушку взгляд. 

— Город буквально наводнен рикутами, — сказал он. — Я видел несколько объявлений с твоим описанием, довольно точным. Даже браслет не забыли. — Взгляд стража упал на запястье дочери презиса. — Если ты высунешь хотя бы нос, любой первый встречный с радостью продаст тебя. И дело даже не в вознаграждении, хотя сумма там числится приличная, в тысячу сангов, — никто просто не захочет связываться с антарами. 

Грета ответила сердитым изумлением. 

—Это звучит как бред, — она оторвалась от стакана с тёплой кровью. — Отец наверняка уже со всем разобрался и теперь ищет меня. 

Рист внимательно посмотрел на девушку. 

Грета покраснела. 

— Я что-то не то сказала? — недовольно огрызнулась. — Почему ты так смотришь на меня, страж? 

Рист молчал и глядел на расширившиеся чёрные зрачки, далеко оттеснившие голубизну радужки; на лицо, сравнявшееся цветом с выбеленным потолком; на тонкие пальцы, сильно сдавившие стеклянный полупустой стакан. 

— Грета, — произнёс тихо страж. — Неужели ты так ничего и не поняла? 

Она побелела ещё сильнее, а ладони приготовились раздавить стекло, запачканное изнутри кровью. 

— Отец… отца… — антар никак не могла выговорить слово. — Он мертв? 

Рист осторожно ответил: 
— Я не видел его тела. Но судя по тому, что мне рассказали — да. 

Грета застыла, словно изваяние, смотря в окно невидящими глазами. Пальцы антара слегка дрожали. 

«Хорошо держится? Или же не поверила?» — Рист разглядывал ягоды на дне кружки. 

Скорее не поверила. В двадцать лет трудно соглашаться с тем, чего не видел сам, к чему не прикасался руками. Смерть кажется чем-то далеким и несуществующим, неправильным, чем-то, что не имеет к тебе никакого отношения. 
Это потом, после того, как из твоей жизни уходит очередной близкий, ты принимаешь черную девку как старую знакомую. 
Впрочем, Рист чаще спорил с ней, навязывая свои правила. Сам он относился к возможной кончине спокойно, зная, что когда наступит его время, ему хватит смелости протянуть руку навстречу. 

Страж встал. 

— Послушай, Грета, — проговорил твёрдо. — Тиур был моим лучшим другом много лет. Я думаю, в своём последнем желании он хотел бы уберечь тебя от… возможных неприятностей. Поэтому… 

— Ты ведь был его стражем, да, Рист? — перебила вдруг антар. — Его самым первым стражем, так ведь? Отец часто рассказывал о тебе. Лучший из лучших, говорил он. Где ты был, Рист? 

Страж мрачнел с каждым её словом. 

— Я непременно объясню тебе все, Грета. Как только уберемся отсюда. 

— Хорошо, — кивнула антар, — но не думай, что я буду удовлетворена таким же коротким ответом. 

Рист едва не засмеялся, несмотря на всю трудность ситуации. Грета, невзирая на свой угрожающий вид, все же оставалась двадцатилетней антарской девчонкой. 

— Тогда начнём, — сказал он. 

*** 
Страж подошёл к окну. На подоконнике, в светлой коричневом горшке вяло умирал безымянный цветок. 

— От Анарео до границы всей нашей страны, Патаквы, несколько городов, а если быть более точным, то пять. Это при выборе самого короткого пути. Свернешь в сторону — придётся ехать через шесть-семь, а то и больше. 

— А зачем мне к границе Патаквы? Почему просто нельзя уехать просто в соседний город? 

— Потому что там тебя уже ищут, — Рист взял цветочный горшок в руки. — Поэтому мы должны покинуть страну. 

— Мы? Ты едешь со мной? Но за границей одни горы, а за горами пустыня. Там негде жить, — удивилась антар. — Это побег от одной смерти к другой. 

— Не перебивай, — Рист выдернул растение из мягкой, жирной почвы. Грета едва не вскрикнула, но сдержалась. — Во-первых, неужели ты полагаешь, что в состоянии одна пересечь хотя б пару городов, не говоря уж о том, чтобы покинуть страну? Во-вторых, дальше гор мы не поедем. Ч горах у меня есть друг, который с удовольствием примет тебя к себе на постоянное жильё. — Он высыпал всю землю на пол. — Поэтому сейчас ты выучишь всю дорогу от начала и до конца. 

— Но зачем, если мы едем вместе? — не унималась девушка. 

— Затем, что стражи тоже бывают смертны, представь себе. Я хочу, чтобы ты наизусть знала, где находится окончание нашего пути. 

Грета замолчала и следующие полчаса внимательно слушала Риста. 
После того, как антар в десятый раз без запинки рассказала весь путь, страж смел всю землю вместе с нарисованным на ней планом в кучу. 

— Это тебе, — развернул он принесённый утром свёрток. 

Плащ орехового цвета пришелся девушке впору. 

— Похож на твой, — заметила она, трогая мягкую шерсть. 
— Он сделает тебя гораздо незаметнее, чем обычная одежда, — объяснил Рист. — И это тоже тебе, — на стол просыпалось несколько серебряных и медных монет. 

Грета отрицательно покачала головой. 

— У меня есть золотые… 
— Золото слишком приметно и люди хорошо запоминают тех, кто им расплачивается. 
— Хорошо, — не стала спорить антар. — Что ещё я должна знать? Как добыть себе пропитание в дороге? Как правильно своровать кровь с медсклада? 
— Пока все, — не отреагировал страж. — Выход, как стемнеет. А пока я с твоего позволения, вздремну. — Он широко зевнул. 

В дверь кто-то постучал.



Адам Мирах

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться