Анарео

Глава двенадцатая 

Видере задумчиво глядел на Лазаруса. Тот с мрачным лицом смотрел в окно, заложив руки за спину. 

— Но ты же понимаешь, что никаких доказательств, кроме твоих слов, у нас нет, — мягко проговорил Георг. — В лучшем случае тебя просто засмеют остальные, а в худшем — ты наживешь себе врага в лице Волдета. 

Лазарус обернулся. 

— Я не верю, что Тиур мог просто так сбежать, — зло произнес он. — Это слишком глупо и сумасбродно для него. Он бы не стал втравливать в такое Грету. 

Помолчав, антар добавил: 
— Это Волдет убил его. Я больше чем уверен! А теперь пытается нас всех оболванить! 

— Я бы на твоем месте попридержал бы язык, — тихо сказал Георг. — И стены имеют уши. 

— Но ты же понимаешь, что это все не просто так? — Лазарус не мог сдержать раздражения. 

— Я понимаю только, что Волдет затеял свою игру, и не стоит вставать у него на пути, — видере подбросил игральную кость, которую до этого катал указательным пальцем по столу. Три. 

— Но Тиур… 

— Тиур не видере и даже не анетис, — проговорил антар, постукивая маленьким кубиком по столу. — Тиур мортем, и пусть о нем беспокоится его семья. 

— Это звучит эгоистично, — возмутился Лазарус. 

— Лазарус, ты здесь самый больший эгоист, — засмеялся Георг. — Ты пришел ко мне как глава одного из самых слабых кланов, и хочешь, чтобы я поддержал тебя в твоем маленьком бунте, рискуя собственной семьей? Дружище, я кто угодно, но только не идиот. Если хочешь быть костью в горле у Волдета — будь на здоровье, но меня в это не ввязывай. 

— Если Волдет решил захватить власть… 

— То пусть себе захватывает, — невежливо перебил видере. — У нас нет ни сил, ни возможности противостоять ему и его прихлебателям. Кто там? Резарт? Да и Даан наверняка с ними, я больше чем в этом уверен. И кого ты еще хочешь привлечь себе на помощь? Клан дормиен, вечно погруженных в свои сны? Или семью соли, чья магия угасла настолько, что даже посох их главы не желает оживать, хоть тот и тщательно это скрывает? И отчего ты так уверен, что Волдет будет плохим правителем? Если Тиур действительно дал себя уничтожить, — что же, значит не таким и сильным презисом он был. Антарам куда важнее, чтобы власть была в крепких руках. 

— Даже ценой раздора? — тихо спросил Лазарус. 

— Дорогой мой, — иронично ответил видере, — какого раздора? Единственный недовольный здесь ты. Остальные пойдут молча туда, куда скажет Волдет, и ему даже не придется добывать для этого кровавый жезл, поверь мне. 

Анетис поднялся, не скрывая гнева. 

— Желаю тебе вспомнить о моих словах, когда Волдет придет в твой дом, — сказал он и вышел, зло хлопнув дверью. 

Георг подбросил вверх кость. Один. 

— Молодежь, — усмехнулся он. — Думаю, лет так через двадцать ты перестанешь быть таким категоричным, Лазарус. 

*** 
Черные шторы с серебристыми полосами надежно прятали внутренности кабинета от солнечных лучей. На столе небольшая лампа чертила мягкий круг света. 

Волдет размышлял о Даане. Этот жадный, туповатый когитациор оказался не таким уж и глупым. Даже забавно, что их цели практически совпадали. 

Впрочем, от него все равно придется избавиться. Как и от Резарта, когда тот перестанет быть таким полезным. 

Они клюнут, можно не сомневаться. Когда перед носом маячат такие сокровища, любая честность и преданность превращается в алчность и жажду крови. Не исключено, что главы сделают половину работы за него, передравшись между собой в ходе поисков красного посоха. А Волдет уже подчистит остальное. 

И Патаква узнает совершенно иные времена. 

Он не смог отказать себе в удовольствии взглянуть на тщательно выполненную подделку рукописи и карты. Ликуд самолично начертил их — на это у него ушло больше месяца. Сделать искусственно состаренную бумагу и то оказалось проще. Но всё должно быть идеально — чтобы ни у кого не возникло подозрений. 

Волдет прикоснулся к книжному шкафу, сдвигая его в сторону легким движением руки. За ним появилась ровная кирпичная кладка стены — ни намека на тайник, находящийся здесь. Но ликуд и ни к чему лишние дверцы. 

Антар притронулся навершием посоха к одному из кирпичей. Тонкая трещина зазмеилась вдоль ряда, рисуя ровный прямоугольник. Минута — и оранжево-коричневый блок выпал бы прямо на пол, если б Волдет не подхватил его. 

Ликуд осторожно просунул руку внутрь длинного хода в стене, чтобы достать документы, с которыми завтра на совете он сделает еще один шаг на пути к власти. 

Ладонь антара прошлась по шершавому дну тайника, оцарапавшись о мелкую крошку. Чертыхаясь, глава опустился на колени. 

Ничего. 

Прямоугольный небольшой ход, оканчивавшийся тупиком, был пуст.

Волдета бросило в жар. 

Медленно пятясь назад, он схватил со стола лампу, протягивая её вперед. Бледный свет упал на голый кирпич. Несколько отколовшихся кусочков просыпались на пол. 

Ничего не понимая, чувствуя, как звенит в голове, антар поставил лампу на стол. Вставил вынутый кирпичный блок на место. Аккуратно провел посохом по шву, возвращая стене первозданный вид. 

Сдвинул обратно полки со старыми книгами. 

Тяжело опустился в старое кресло, сделанное несколько Эпох назад. 
И только потом, ощущая, как бешенство подкатывает к горлу, заорал: 

— Виктория! Виктория, будь ты проклята! 

На пороге мгновенно появилась высокая длинноногая антар в черном обтягивающем костюме, состоящем из кожаной юбки до колен и блестящего пиджака с глубоким вырезом и золотой короткой молнией. Туго завязанный хвост из волос цвета вороньих перьев был зачесан так высоко, что сразу появлялась мысль, что без сторонней помощи здесь не обошлось. 

Волдет скривился, увидев ее. 

— Виктория, если я еще хоть раз увижу на тебе подобное тряпье, ты проведешь остатки дней на заднем дворе. Желающих оказаться на твоем месте более чем достаточно, чтобы я мог не сожалеть о такой пустоголовой утрате. 

Ученица торопливо кивнула головой. 
— Позови мне сюда этого… — ликуд поморщился, щелкая пальцами. — Кто там у нас главный за охрану? Пусть немедленно придет сюда. 

— Вы же сами отослали Бесмира, — недоуменно сказала помощница. 

— Позови, значит того, кто остался вместо него. И быстро переоденься! — прикрикнул он. 

Виктория исчезла также шустро, как и пришла. 

Через пять минут, когда антар готов был уже взорваться, в кабинет постучали. 

Волдет, испытывая нестерпимое желание пнуть дверь, рявкнул: 

— Открывай! 

Вошедший страж ничем не отличался от своих сородичей. Неприметное лицо, серые глаза, блеклые черты, тонкие, поджатые губы. 

— Глава Волдет, — он исхитрился поклониться не слишком низко, но достаточно глубоко для того, чтобы выказать свое уважение хозяину кабинета. 

— Меня обокрали, — ликуд откинулся на спинку кресла. — Украли очень важную вещь. Как это могло случиться, меня не интересует. Чтобы через три часа она была здесь — вместе с тем, кто это сделал. Мертвым или живым, неважно. 

— Могу ли я узнать, что это за предмет? — спокойно спросил страж. — Он находился в потайном месте? 

Волдет, поколебавшись, ответил: 
— Два листка старой бумаги. На одном нарисована карта. Оба листа были в тайнике. Надеюсь, что в поисках ты будешь также сообразителен, страж. 
Тот никак не отреагировал на угрозу, внимательно оглядывая комнату. Ликуд вышел, плотно притворив дверь. 

Спускаясь вниз, он заметил Викторию. Девушка уже переоделась в черные брюки и темную блузу. 

— Гораздо лучше, — проворчал антар. 

— Будут какие-то распоряжения? — смиренно опустила глаза помощница. 

— За мной, — скомандовал ликуд. Они вышли на улицу, и антар направился по выложенной камнем дорожке в сад, к вместительному гаражу, где стоял его автомобиль. 

— Есть новости? — спросил Волдет, садясь за руль, и кивая Виктории на сиденье рядом. 

Та нерешительно замерла. 

— В Лисире, одном из городков Приграничья, за ночь вырезали полсотни антаров, — осторожно проговорила она. — Выжило несколько человек. Двое из них вчера прибыло в Анарео за помощью. 

Волдет пришел в ярость. 

— И ты столько времени молчала? Дура! — он отвесил помощнице оплеуху. Виктория, побледнев, вжалась в сидение. — Выметайся, — приказал антар, не глядя на нее. — Я вернусь к вечеру, и чтобы эти двое были у меня. У меня, ты поняла? 

— Это не все, — сжала губы ученица. 

— Что еще ты забыла мне сказать? — ему хотелось придушить безмозглое создание, очевидно, по ошибке, оказавшееся рядом с ним. 

— Говорят, что в Лисире разом пропали все стражи. В тот же день, когда были перебиты антары. Я узнала об этом утром, вы были на совете, а потом я не хотела вас беспокоить… 

— Выясни, кто еще из наших знает об этом, и все подробности. А теперь пошла вон, — Волдет повернул ключ в замке зажигания. Виктория едва успела выскочить из машины. 

Случившееся требовало тщательного обдумывания. Он собирался в гости к Резарту, но теперь, пожалуй, стоит поменять планы. 

За все время с начала подписания Договора никто не осмеливался напасть на антаров. Никто из людей. 

Произошедшее изрядно испугало его. Были ли это загадочно исчезнувшие стражи? Или же те сами пострадали невесть от чего? Если хоть кто-нибудь из людишек прознает, что антары настолько ослабли, будущий трон Волдета сильно зашатается. 

Будь проклят этот Лисир! Главам наверняка уже все известно. Они могут отказаться даже от возможности заполучить красный посох, если сочтут, что Патакве угрожает бунт. С другой стороны, что, как не магия круенто, способно остановить грозящую им всем беду? 

Да только вот посоха не существует. Или же он уж точно не там, где придумал для него место ликуд. 

Волдет вдавил педаль газа до упора.



Адам Мирах

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться