Анарео

Глава сорок вторая

Погони не было. 

Георг решил не останавливаться на ночлег в постоялых дворах, то и дело встречавшихся на пути. Мысль о том, что Даан нескоро сможет отыскать в этих краях подходящий транспорт, грела душу. Он оторвался со значительной форой; преследователи наверняка где-то позади в шести-восьми часах пути. Учитывая, что Даан не будет, как он, пренебрегать ночевкой — и того больше. 

Уже ближе к концу дороги видере свернул с проложенной колеи в сторону — немного поспать перед городом. Но сон не принес долгожданного отдыха; тяжелое забытье, пришедшее на его место, лишь измучило тело и разум. Ему снился зеркальный зал из видения; сотни собственных отражений, кривящихся, ухмыляющихся, скалящихся. Георг спешил, торопился, бежал, как проклятый, вперед, но выхода из зеркального лабиринта всё не было. 

Выскочив из очередного коридора, он наконец наткнулся на дверь — высокую, из тесаного камня. Толкнул рукой — и почувствовал, как срывается вниз, а сверху, вперемешку со струящимся песком, сыпется дождь из острых, зеркальных осколков — и застывает на обветренных губах крик, падающий вместе с ним в бездну. 

Георг проснулся в ледяном поту и мысленно выругался. На кой черт ему сдалось это будущее? Он никогда не считал себя трусом; благо, многое пришлось поведать за целую Веху жизни, но повторяющееся видение оставило внутри мутное послевкусие. 

Видере дал себе слово ближайшие годы не трогать шар, встряхнулся, и сел за руль. 

Чем ближе был Лисир, тем прямее и чище становилась дорога, и в город глава въехал уже по вымощенной мостовой. 

Еще в пути он долго колебался, не свернуть ли в сторону, но мысль о том, что придется вечно бегать от жадного (в том числе и на месть) когитациор, претила ему. Лисир отлично подходил для того, чтобы поставить точку в их короткой войне; Даан не решится открыто нападать при посторонних антарах, а на ловушки изобретателен был и сам Георг. Немало надежды было и на странную силу, уничтожившую лисирийцев; всегда есть шанс, что враг сам засунет свою голову куда не следует. К тому же в городе проще разлучить Даана с его стражем. 

Видере направился прямиком в локус Лисира. 

*** 
Наместник, приехавший из соседнего города, был на редкость учтив. Прежде чем приступить к разъяснениям, он долго расспрашивал гостя о дороге, предложил удобное кресло и бокал горячей крови. У главы возникло впечатление, что его, словно муху, приманивают на сладкое — чтобы затем со всех сил прихлопнуть чем-нибудь тяжелым. 

— Сейчас все спокойно, — медовым голосом пел наместник, — люди ничего не заподозрили. Мертвых мы похоронили здесь же, в резиденции. Дуцент собираем в прежнем объеме, все излишки идут в запасы локуса. 

Георг меланхолично кивал головой. 

— А что говорит совет по этому поводу? — внезапно спросил тот. 

Видере напрягся: 
— Совет как раз-таки отправил меня разобраться с проблемой, — он поймал немигающий взгляд собеседника. — Вы здесь уже довольно долго. Нашли что-нибудь? 

— Эта девушка, Крина, — словно не слыша вопроса, продолжал наместник, — настоящая умница. Так быстро сподвигнуть приехать в Приграничье хоть кого-нибудь из совета — просто подвиг. 

Крина?.. Что-то знакомое мелькнуло в голове Георга. Он нахмурился — верткая мысль ускользнула, затем вернулась на место. Конечно же, все просто — лисирийка оказалась тезкой бывшей невесты Тиура… Той девочки, приехавшей из Феоре, и затем сбежавшей неизвестно куда. Там еще были разногласия с Дааном — проклятый когитациор и тут успел отметиться. Георг посмотрел на сидящего напротив: 

— Так вы нашли что-нибудь или нет? 

Наместник вздрогнул, пододвинул стеклянный графин: 
— Вы пейте, уважаемый Георг, разговор выйдет долгим… 

*** 
Разговор и впрямь вышел длинным. 

Антар рассказал, что, когда его небольшой отряд прибыл в Лисир, он не застал здесь ни одного стража. 

Что ж — значит, та девушка, тезка невесты презиса, не лгала. 

Дальше — больше. 

— Но ведь люди, пусть и стражи, не могут испаряться неизвестно куда, — теперь наместник был сосредоточен; обманчиво спокойная маска слетела, обнажая осторожного хитреца. — С нами была пара стражей — мы отправили их искать след. 

— То есть — была? — перебил видере. 

Собеседник поморщился. 

— Мы отослали их обратно, к себе. Сейчас поймете, почему. 
Той ночью, когда наших родичей кто-то перебил, в горах случился обвал. Небольшой, не слишком заметный для тех, кто живет на отшибе. Однако люди в домах поблизости, утверждают, что перед обвалом слышали гром. 

Георг пожал плечами: 
— Осень, что же странного в громе? 

— Под одним «глазом», как называют местные рощу на Желтоглазой горе, был вход в пещеру. Туда обычно никто не наведывался — дыра да дыра, что там интересного. Но провал был виден хорошо, даже издалека — слишком крупные очертания. Так вот, оползень закрыл её наглухо. А через два дня дыра вновь оказалась открытой. 

Видере скучающе допил свой бокал. 
— Земля съехала вниз по склону, только и всего. 

Наместник покосился на него: 
— Те стражи, которые искали след своих исчезнувших товарищей, как один клянутся, что он ведет в эту дыру. 

Георг чуть не привстал с кресла: 
— Значит, надо собрать отряд и отправить его на поиски. Мы не можем просто так позволить себе потерять обученных людей. 

Антар угрюмо молчал, и видере понял, что это не все новости. 

— Так вы все-таки отправили кого-то внутрь?.. 

— Мы выяснили, что лисирийских антаров вырезали их же защитники. 

Воцарилась поистине кладбищенская тишина. 
Георг с трудом переваривал услышанное. 

Наместник тем временем продолжал: 

— Перед тем, как похоронить мертвых, мы хорошенько их изучили. Одно тело передали доверенному врачу из людей, остальные обследовали анетис и еще несколько вызвавшихся антаров. Они все, как один, включая человека, сошлись на том, что погибшие сами нанесли себе повреждения, будучи под сильным влиянием извне. На одежде многих мы нашли следы раздавленного графита. 
Узнав об этом, я немедленно отправил тех стражей, что были со мной, обратно в город с письмом, чтобы предупредить родичей, а сам остался ожидать вас. 

Видере нервно потер лоб. Он пребывал в полной уверенности, что слухи, которые принесла девушка в Анарео, сильно преувеличены, и теперь был потрясен. 

Стражи, призванные охранять, вырезали целую резиденцию?.. 

Георг моргнул и наконец смог сосредоточить взгляд на наместнике. Тот нехорошо улыбался. 

— И как вы думаете решать эту проблему, уважаемый глава… эээ… видере?.. 

— Мы проверим эту пещеру, — нашелся он. — Надо выяснить, почему стражи начали убивать. 

— Мы?.. Вы уж простите, но завтра утром я со своими родичами возвращаюсь обратно. Не собираюсь ждать, пока нас всех перебьют во сне. — Собеседник встал, прошелся по комнате. — Как вы справитесь с толпой стражей, уважаемый? Я верю в силу совета, но в данном случае вам лучше не соваться в эту выгребную яму. Если они решились проделать такое, то это говорит только о том, что отступать им некуда. Стражи, загнанные в угол, очень опасны. Они забрали с собой весь запас графита из местных закромов. 

Георг хотел сказать, что он именем совета приказывает наместнику оставаться в Лисире столько, сколько понадобится, но слова так и зависли в воздухе, не родившись. Уходя, наместник нервно обернулся. 

— Я бы на вашем месте уехал сегодня же — или завтра, с восходом. Вы ничего не добьетесь в одиночку. 

Георг тупо молчал, глядя на исцарапанную столешницу. 

*** 
Отправляться в путь на ночь глядя показалось ему безрассудством, и видере, оставив машину неподалеку от городских ворот — на случай поспешного бегства — пешком пошел искать ближайшую гостиницу. 

Удача улыбнулась ему почти сразу — небольшой постоялый двор гостеприимно распахнул свои двери для чужака, и спустя час Георг лежал на кровати, размышляя над случившимся. 

Впору благодарить Даана за то, что избавил его от стража. 

Видере твердо решил завтра же уехать из Лисира. Совету хватит и тех новостей, которые он привезет в столицу. Пусть Волдет и разбирается, коль возомнил себя главным. А Даан, глядишь, и здесь сдохнет — от руки собственного охранника. 

Сон сморил его незаметно. 

*** 
На этот раз Георг очутился на пустынных улицах Лисира. Царила ночь, в кромешной тьме скрипели ставни опустевших домов. Он шел, едва разбирая дорогу, однако точно знал, куда направляется — к подножию Желтоглазой горы. 

На мгновение выглянула луна, и тонкий луч вычертил под ногами дорожку света. В тишине видере слышал, как гулко стучит его сердце, как шуршит под ногами пожухлая трава. 

Городские ворота оказались распахнутыми настежь. Будка караула пялилась на него чернеющей глазницей окна. Георгу казалось, что в темноте за ним наблюдают сотни маленьких, цепких глаз. 

Он вышел за ворота. Гора нависла над ним тяжелой, неприступной твердыней, но видере нужно было наверх. В ту самую пещеру, укрытую сверху березовой рощей. 

Антар прибавил ходу — словно кто-то подсказал, что нужно торопиться. Камни скользили из-под ног, склон дрожал, осыпаясь крупными глиняными комками. Один, особенно крупный валун, вдруг пошатнулся и сорвался вниз, и нога Георга повисла в воздухе. 

Он очнулся и обнаружил себя стоящим возле двери. Правая ладонь лежала на наполовину сдвинутом засове. 

Оставшуюся ночь видере не сомкнул глаз.



Адам Мирах

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться