Анархист

Глава І Кочевой театр

— О, брат мой, послушай же и внемли ты моим словам!

— Тебя я слышу, понимаю, напутствуй - этого желаю!

— Запомни: есть всего три вещи, невластных смертным. Одна из них - то время безконечно, его теряем постоянно сами. Вторая - судьба, она написана богами. А третья - жизнь наша, дарованная, всегда вольна смениться своею злой сестрицей. 

   Двое актёров поклонились перед публикой. Около полусотни людей аплодировали и присвистывали, стоя перед шаткой сценой передвижного театра. На сцену вышли актёры, которые играли в предыдущих актах, а после все удалились. 

  Лаэрт зашёл в деревянный домик на колёсах, ранее бывший телегой и улёгся на скрипучую кровать. Мужчина далеко за сорок лет, игравший в театре сколько себя помнил. И в жизни, и на сцене, он всегда был в белой рубахе и старых серых штанах. На ногах - затёртые до дыр ботинки. Но вся бедность Лаэрта скрывалась за прекрасными серыми глазами, всегда задумчиво смотревшими - нет не в душу, глубже, намного глубже. Чёрные волосы, щетина, некое задумчивое и унылое выражение лица всегда преследовали его, но окружающие лишь смотрели ему в глаза и не могли налюбоваться, так завораживающи они были. 

    В дверь постучали, и в комнату ворвался юноша лет двадцати. На нём была бурая жилетка поверх засаленой белой рубахи, чёрные брюки и эльфийские башмаки с закрученым концом. "Папины" - как он всегда приговаривал, начищая обувь. Зеленоглазый, миловидный, длиноволосый - сущий эльф*. Даже уши слегка заострённые, но по форме больше напоминающие человеческие. Всей труппе он рассказывал, что отец его был эльфом, но верили немногие - "Чего это эльфы забыли в наших краях?" - отвечали они.

— Лаэрт, хватит бока отлёживать! Вставай, зрители хотят увидеть главного героя пьессы! 

— Иранор, у меня есть дела поважнее. 

— Отговорки пошли! Ну уж нет, лежать в кровати это не дело. Вставай, не то всё интересное пропустишь!

— Нет, не встану. - отрезал Лаэрт, заложив руки за голову и глядя в потолок. 

— Придётся мне, всё же, это сделать. - полуэльф** выбежал из домика, хлопнув дверью. 

    Через минуту Иранор вернулся с низким коренастым мужчиной далеко за пятьдесят. На нём были потёртые бурые штаны, тёмно-синяя роба и дорогие, но старые чёрные туфли. Короткие рыжие волосы пронизывали струйки седины, а роскошная борода делала его похожим на дворфа***. 

   Маленькие карие глазки устремили острый взор в сторону Лаэрта. Густые брови нахмурились, подпирая широкий лоб. 

— Раз ты не хочешь видиться с поклонниками, - начал мужчина хриплым баритоном. - выйди хотя бы пообщаться с коллегами. 

   На это Лаэрт лишь закрыл глаза и тяжело вздохнул. 

— Тогда давай, хотя бы, сходим в таверну. - настаивал мужчина. 

   Лаэрт приоткрыл один глаз, выжидая следующей реплики. 

— Я... - бородач замялся. - Всё за мой счёт! 

  Лаэрт медленно поднялся и открыл глаза:

— Так бы сразу. - усмехнулся он. 

   Все трое вышли и пустились по узкой дороге. Не прошло и пяти минут, как около них возникли двухэтажные дома, а дорога стала вымощенной гладким камнем. Городок был совсем небольшим, а кочевой театр находился на самой окраине. Поворот направо - и они на главной улице. По ней компания дошла до площади с фонтаном. Все здания стояли вкруг, а улицы, словно речки, впадали в главную площадь. Здесь же находилась небольшая таверна с вывеской "У Тома Айрса". Трое вошли, и запах печёного картофеля не мог не обрадовать нос. Много людей было в таверне, а в уголке, около камина, сидел дворф, раскуривая трубку. 

— Ох ты, да это же Билл - хозяин кочевого театра! - воскликнул человек за барной стойкой. Посетители взглянули на актёров. 

    Трое шли медленно к барной стойке, чувствуя на себе недоумение во взглядах окружающих. Наконец, они сели напротив хозяина и люди вернулись к своим разговорам. 

— И тебе не хворать, Том. Принеси нам чего-нибудь горяченького, да по-скорее. - обратился Билл. 

— Будет сделано. - улыбаясь, Том удалился на кухню. 

    В таверну зашли ещё двое людей и заказали по кружке рома. 

— Вечер обещает быть долгим. - заметил Иранор. Его спутники промолчали.

    Том вернулся с кухни с тремя порциями грибного супа и двумя кружками рома всего через пять минут. Пока артисты ели, Билл всё думал о том, как хозяин так быстро справился. 

   А тем временем народ стекался в таверну. Алкоголь лился рекой и не мог не зацепить наших героев. Иранор отключился после двух кружек эля. Лаэрт и Билл положили его в угол, около барной стойки. Сами же сидели и допивали третью кружку так, что глаза уже слипались, язык заплетался, а ноги не держали. 

    Вскоре пьяный орк**** вышел на центр таверны и прокричал грубым басом:

— Кто на меня?! 

    Он был два метра ростом, широкоплеч, голова блестела гладкой лысиной. Коричневые штаны, сапоги того же цвета, голый торс покрывали два пояса, на одном из них, сзади, висел длинный меч. 

    Люди вокруг него разошлись, и таверну накрыло молчание. Внезапно, кто-то из толпы крикнул:

— Траин может его побить! Он бывалый воин! Тра-ин! Тра-ин! 

   И вся таверна подхватила: "Тра-ин! Тра-ин! Тра-ин!". На центр вышел пьяный дворф с кружкой пива, ранее сидевший у камина, и сделав глоток, поставил кружку на ближайший стол. 

— Я... тебя покалечу! - несвязно выговорил дворф. Лаэрт и Билл во все глаза наблюдали за этим действом. 

   Бурокожий лишь посмеялся, поглядев на пьяное тело, стоявшее перед ним. А дворф, разбежавшись, вмазал кулаком в живот противнику. Тот лишь оттолкнул Траина. Дворф подошёл в плотную и со злобой посмотрел в глаза орку. 

— Здавайся, пока не поздно. - снова залепетал дворф. И, замахнувшись, ударил кулаком орка в грудь. Никакой реакции, орк даже боли не почувствовал. 

— Назовись, хотя бы... - икая, процедил Траин. 

— Дулг. - прозвучал грубый голос, и огромная нога ударила низкого дворфа так, что тот отлетел к барной стойке. 



James Scream

#13314 в Разное
#3702 в Драма
#21811 в Фэнтези
#2114 в Боевое фэнтези

В тексте есть: революция, театр, анархия

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться