Андердог

Размер шрифта: - +

Глава Шестая. Вспоминая чувство любви.

Джонатан надел наушники, включил музыку, и после этого опустил голову вниз. В его руке был пакет с едой и водой, а вторую руку он спешно спрятал в карман. Ботинки его покрывались снежинками, и создавалось впечатление, что если он простоит так ещё несколько часов, то его заметёт снегом до самых колен, но так долго парень ждать не собирался, он намеревался перейти дорогу, и поэтому вновь огляделся по сторонам, проверяя, не едут ли машины в это время.

 

«Тюремный дневник. День двадцатый.

Часто смеюсь, когда вспоминаю фразу моего учителя в школе, который яро доказывал нам, что любовь – это всего лишь химия, и чтобы достичь истинной любви, нам требуется внимательно слушать его и хорошо знать химию. Даже тогда это звучало смешно и нелепо, а сейчас и вовсе я считаю, что позор для взрослого человека иметь подобную точку зрения. Я не про то, что любовь не связана с химией. Естественно, я понимаю, что любовь – это и есть химические реакции, которые происходят в нашем организме, но кому это интересно? Уж точно не мне, а так как пишу я всё это лишь для себя, тогда и могу с превеликой радостью послать подальше всю эту рутину.

Для меня, обычного человека, никоим образом не увлекающегося химией, или какими-либо ещё науками, любовь означает лишь чувство, которое помогает нам определять человека, с которым нам хорошо, спокойно, комфортно и так далее. Это обычная привязанность одного человека к другому, основанная на симпатии. Думаю, что когда я это буду читать, я захочу выдрать эту страницу, но так как сейчас на меня нахлынули именно такие мысли, я хочу их развить, и вспомнить себя в прошлом, и свою первую любовь.

Это прекрасное чувство нагрянуло крайне неожиданно, хотя, мне кажется, что оно для всех является неожиданным. Мне было тринадцать, и в тот день я сидел в школе, как всегда, за своей последней партой, где меня никто не трогал, и я ни к кому не лез. Я не любил общество, как таковое. Шумные компании, бесконечная болтовня ни о чём, прогулки, онлайн игры и так далее, всё это меня не слишком интересовало. Да, я общался, но не со всеми, и не часто, а если и общался, то это была компания, состоящая максимум из четырёх человек. Так вот, насколько я помню, тот день был один из последних в октябре, и тогда к нам перевелась девочка из Женевы. Скажу сразу, я был поражён, но так же хочу заметить, что только я один обратил такое особое внимание на неё.

Элиза…До сих пор помню её имя. Почему же я один так отреагировал на неё? Почему только моё сердце она заставила трепетать? Просто любовь это не массовое чувство. Оно проявляется спонтанно, и у каждого это по-разному. Вкусы у каждого разные, например, одному может нравиться худенькая, а другому слегка полноватая, но каждый будет доказывать, что именно его девушка является самой красивой. Это нормально. И вообще, не считаю, что на счёт красоты следует спорить, ведь, как говорят: «На вкус и цвет, товарища нет». Я поддерживаю эту фразу. Она была худенькая, невысокая, с большими голубыми глазами и пухлыми губками. Очень милое личико. Хотя, прямо досконально я его не могу вспомнить, лишь примерный образ, всё же времени прошло довольно много. Первым, что я в ней запомнил, была улыбка. Широкая, добрая, заразительная…действительно, когда я видел эту улыбку, у меня сразу же появлялось желание засмеяться вместе с ней. Кстати, именно так я и делал, даже когда был далеко от неё, это выглядело странно, но честно говоря, мне было плевать на мнение окружающих даже тогда, не говоря уж о моём нынешнем мнении по поводу окружающих меня людей.

В школе у меня был один единственный друг, с которым я мог поговорить об Элизе, он за меня радовался, и всегда поддерживал, а так же пытался всячески столкнуть меня с ней, чтобы я, наконец, признался ей. Он был хорошим другом, но о нём я напишу позже, для него уж точно найдётся место в моём дневнике.

Эх…пришло время идти на ужин, думаю, что завтра продолжу эту историю, всё-таки она является моим хорошим воспоминанием, а значит, нужно закончить начатое.»

 

Перейдя дорогу, Джонатан поймал несколько снежинок, а затем сжал в кулак ладонь. Открыв, он увидел лишь небольшие капли воды, которые скатывались в центр его ладони, и затем объединились в одну большую каплю. Перевернув ладонь, он стряхнул воду, и затем пошёл в сторону своего дома. Не прошло и минуты, как он поскользнулся, и упал на землю.

- Ай-яй… - хватаясь за копчик, пробубнил он. – Хорошенько же я приложился задницей…

Пытаясь встать, он действительно почувствовал сильную боль в области копчика, и поэтому сразу встать не смог. Чтобы, наконец, встать, ему пришлось повернуться на живот, и затем, пятой точкой кверху, потихоньку подниматься. Отряхнув себя со всех сторон, он мельком заметил девушку, которую он когда-то очень хорошо знал.

- Эм-м-м…неужели… - приглядываясь, сказал он.

Девушка завернула в переулок, а Джонатан тем временем пытался бежать, но это у него не особо выходило, поэтому со стороны он выглядел, как хромая косуля. Доковыляв до того самого поворота, он заметил ту девушку, но она уже была слишком далеко.

- Ёмаё, как же вовремя я упал… - проворчал парень, и пошел за девушкой, старясь идти немного быстрее.

Через несколько минут Джонатан заметил, что свой пакет с едой он оставил там же, где и упал, так как ручка от пакета порвалась во время падения. И теперь был выбор, либо идти за едой, за которую он выложил неплохую сумму, либо и дальше безрезультатно преследовать девушку. Естественно, Джонатан выбрал последний вариант, и продолжил свой путь, при этом проклиная всё на свете, а больше всего тот участок гололёда, на котором он упал.

- Когда всё это закончу, и у меня появятся деньги, я точно предложу создать какое-нибудь дорожное покрытие от гололёда, иначе это будет мир неудачников, который создаёт всё ненужное, а за мелочами нифига не следит.



Гусев Роман

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться