Анджела

Размер шрифта: - +

Глава 11

Мрак окутал душу. Что-то светлое и вдохновляющее, дарящее радостный трепет в груди, погасло. Апатия расплывалась внутри, как разбегаются круги по поверхности зеркальной глади от брошенного камешка. За целую бессонную ночь она уже насквозь пропитала душу.

Размышления были горькими. Даже отчаянно-горькими. Хотя, если быть откровенным, непонятно, чего он вообще ждал от всей этой ситуации? Он поддался какому-то порыву, но кто обещал, что за порыв он получит взаимность? Да и какую взаимность? Что она испытает к нему некое нежное чувство? И что будет дальше с этим чувством? Разве у него может быть будущее?

Эдмондо усмехнулся. Он оплатил ей учебу, Анджела оставила вторую работу, и теперь у нее появилось больше времени, чтобы проводить его с другим мужчиной. Это умозаключение так полоснуло по сердцу, что он дернулся и почти почувствовал, как из раны брызнула кровь. И что теперь? Прекратить эту игру в благотворительность?

«Не смей», – шепнуло раненое сердце.

Эдмондо сидел в своем кабинете, уставившись в одну точку, не в силах сосредоточиться. На завтра у него назначено слушание дела в суде, и ему нужно было подготовиться. Но не хотелось. Ничего вообще не хотелось.

Дверь резко распахнулась, и встрепанный Паоло возник перед его отсутствующим взором.

– Эдмò, я больше не могу! Этот idiota сведет меня с ума!

– Ты чем-то взволнован? – спросил Эдмондо безразлично.

– Я разъярен! Опять он напортачил, только с другим клиентом! Мне нужна твоя помощь!

– Почему ты не уволишь его? – устало спросил Эдмондо.

– Потому что он – сын моего старого друга! Мне просто не хватает духа!

– А мне не хватает духа каждый раз смотреть в глаза клиентам после очередной его чертовщины.

– Я понимаю, Эдмондо! Это будет мое последнее предупреждение. Выручи еще раз.

– Паоло, у меня завтра заседание в суде. Послезавтра тоже. А я еще ни черта не готов! – раздраженно бросил Эдмондо. – Пусть он сам попробует пошевелить хоть пальцем, чтобы исправить свою оплошность.

– Кажется, ты будешь только рад, если он вылетит отсюда, – усмехнулся Паоло.

– Именно. Я его не перевариваю.

– Почему?

– Личная неприязнь, – буркнул Эдмондо.

– Как твой бразильский сериал? Массимо окончательно исключен?

Эдмондо вздохнул, в очередной раз вспомнив, что некоторые стрелки этого дела указывали именно на этот раздражающий объект.

– Пока на него ничто не указывает, – сквозь зубы процедил Эдмондо. Теперь ему совсем не хотелось выйти в итоге на Массимо.

– Эдмò, я прошу тебя, помоги разрулить ситуацию. Подскажи ему хотя бы, что нужно сделать. Проблемы с этим клиентом могут дорого нам стоить.

Эдмондо вздохнул, сжав челюсти. Потом недовольно кивнул.

 

Giorno un cazzo[1]! – ворвался Массимо в кабинет Эдмондо, хлопнув дверью.

– Не выражайся, не на футболе, – сурово одернул его адвокат.

– А как еще это называется?! Сначала эта… – он замолчал, решив все же не произносить вслух неприличных определений, – выносит мне мозг, потом я прихожу на работу, а тут клиент выносит мозг!

Сердце Эдмондо замерло.

– Это ты выносишь мозг клиенту, а не наоборот, – заметил он ровным тоном. – Полагаю, что с девушкой дела обстоят так же, – добавил Эдмондо, но легкий налет вопросительности зазвенел в его голосе.

– Нет, не так же! У нее теперь появилось больше времени, потому что она бросила вторую работу! Я возрадовался, что мы будем чаще видеться, сблизимся. Пригласил ее вчера в кафе, потом мы пошли к ней домой! Вчера у нее даже сестра куда-то свалила! Просто все складывалось для романтического вечера и жаркого секса, – возмущался парень, раздирая своими словами душу Эдмондо. Он живо представлял уже знакомую квартиру, даже кровать… Воображение рисовало мучительные, почти жестокие картины. Но он с мазохистским спокойствием слушал каждое слово, а Массимо продолжил: – Я уже даже раздел ее, а она вдруг сказала, что не может! Cazzo! Весь день насмарку!

Эдмондо показалось, что ему резко ударили в солнечное сплетение и выбили весь воздух. Он сидел с окаменевшим лицом, не дыша и не двигаясь. Живыми оставались только глаза, в которых перемешалась целая гамма чувств: гнев, ярость, боль, надежда, и в конце – облегчение.

– Ну и оставил бы ее, – сказал он чужим голосом.

– Оставил?! – воззрился на него Массимо. – Да ты с ума сошел, caro avvocato[2]! – фамильярно воскликнул он.

Захотелось влепить ему смачную оплеуху. Но Эдмондо не мог выдать себя.

Следующая мысль прошибла его холодным потом.

– Она знает, где ты работаешь? – спросил Эдмондо, пытаясь сохранить спокойствие.

– Что? – изумился Массимо. Вопрос, в самом деле, был нелепым. – Нет, конечно. После того, как одна ненормальная закатила истерику на одной из моих прежних работ, я больше девушкам не выдаю никаких сведений о себе.

Эдмондо внутренне протяжно и облегченно выдохнул.

– Работы ты тоже меняешь, как девушек? – спросил он с любопытством.

– Хаха, – рассмеялся Массимо. – Чуть реже. Но я тоже пока в поиске профессии.

– В поиске профессии?! – переспросил Эдмондо. – Я думал, что ты окончил юридический.

– Да, это так. Но едва ли я хочу всю жизнь заниматься этой скукотищей.

– Скукотищей? – Эдмондо аж передернуло. – Зачем же ты пошел учиться в такую скучную сферу?



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться