Анджела

Размер шрифта: - +

Глава 21

Эдмондо лежал, разглядывая белый потолок. В который раз зазвонил в руках телефон, и сердце Эдмондо забилось быстрее, охваченное надеждой.

Увы…

– Да, мама? – ответил он, наконец.

– Мондо, куда ты подевался?! Я два дня не могу до тебя дозвониться!

– Мама, я ведь вчера посылал тебе сообщение…

– Что мне твое сообщение! – возмущенно прервала она сына. – Где ты? Почему у тебя такой голос, будто ты сидишь в подземелье?

– Мама, я… – он резко отвернулся и, уткнувшись в подушку, попытался откашляться. Грудь едва не разорвалась. – Я сейчас на совещании, вышел в коридор.

– Мондо, это ведь наверняка ложь! Ты что, в запой ушел?

– Какой запой, мама?! Я работаю! – он снова закашлялся в подушку.

– Что это были за звуки?! Мы с отцом готовы убить эту puttana!

– Не стоит марать руки, – усмехнулся Эдмондо.

– Мондо, ты не должен падать духом, опускаться до алкоголизма!

Кашель душил нестерпимо.

– Мама, я на работе, понимаешь?! – сдавленно произнес Эдмондо и снова отвернулся, уткнувшись в подушку. – Что? – переспросил он в трубку, ибо не расслышал ответа. – Я… в Риме, – на ходу придумал он. Для разнообразия. Надоело вечно ездить в Милан. – Не знаю, когда вернусь… Мама, меня ждут, я перезвоню, – с трудом произнес он и отключил телефон.

Наконец-то можно было покашлять в свое удовольствие. Хотя это было сомнительным удовольствием, которое разрывало легкие в клочья.

Прокашлявшись, Эдмондо снова набрал номер Анджелы. Он всегда был выключен. Она словно исчезла. Впрочем, как и ее сестра. То, что он не мог до нее дозвониться уже третьи сутки, было невыносимым. Еще более невыносимым было то, что он никак не мог изменить эту ситуацию. Он лежал в больнице с воспалением легких. И судя по непререкаемому тону врача, тот собирался держать его здесь еще долго.

– Вы понимаете, что меня ждут неотложные дела, которые жизненно необходимо решить сейчас? Это вопрос жизни и смерти! – задыхаясь от кашля и возмущения, взывал Эдмондо к медику. – Отпустите меня под расписку!

– И не подумаю, – сухо ответил врач. – Я давал клятву Гиппократа, чтобы спасать жизни, а не подчиняться обстоятельствам. Если я Вас отпущу, Вы умрете. А я не намерен брать на свою душу такой грех.

– Преувеличиваете! – взмахнул в отчаянии Эдмондо рукой.

– Ничуть. Вы хоть знаете, что провели несколько часов в реанимации? – спросил врач, изумив Эдмондо своим вопросом. – Если бы Вы побегали по своим неотложным делам еще полдня, Вам бы уже и реанимация не понадобилась бы.

Эдмондо снова закашлялся, а потом в изнеможении откинулся на подушку и закрыл глаза.

«Как только я смогу встать с кровати и не упасть, я сбегу. Чтобы жить, мне жизненно необходимо найти Анджелу, а не валяться в больнице!» – с досадой подумал он, и новый приступ кашля буквально вывернул его наизнанку.

Никому, кроме начальника, Эдмондо не сказал о том, что бригада скорой помощи, вызванная соседкой Анджелы, отвезла его в больницу в весьма тяжелом состоянии. Потому теперь он пребывал в клинике, и никто – совершенно никто – его не навещал. Родителям он не сказал о болезни, потому что боялся добить их еще и этим известием после новости о своем несостоявшемся отцовстве. Друзьям не сказал, потому что посчитал глупым занятием  начать им названивать и жаловаться на жизнь. Так он и лежал на койке, примеряя на себя в полной мере одиночество и покинутость, в каких несколько лет жила Анджела…

Звонок. Незнакомый номер.

Эдмондо резко сел на кровати, даже голова опять закружилась.

Pronto?! – почти крикнул он в трубку, будто это был звонок, которого он ждал всю жизнь.

– Эдмондо, прошу тебя! Не бросай трубку! Выслушай меня! – раздался умоляющий голос жены.

Он эти дни не отвечал на звонки. Ему было сложно говорить в принципе, он отвечал только родителям и начальнику, а с женой разговаривать вообще не хотелось.

– Что ты хочешь? – спросил Эдмондо, и новая волна кашля взорвала грудь.

– Ты так кашляешь? Ты заболел? – с искренним беспокойством спросила Розанна.

– Я простыл. Говори, что ты хочешь.

– Эдмò, я хочу встретиться с тобой и поговорить.

– Нет, – ответил он.

– Я прошу тебя, прости меня.

– Простить? – переспросил Эдмондо. Хотелось рассмеяться над абсурдностью этой просьбы, но он понимал, что от смеха его легкие точно порвутся.

– Эдмò, я люблю тебя…

– Ах, неужели? А бразильца своего – тоже?

– Нет, мы расстались с ним уже давно, как только я узнала, что беременна… – вдруг поник ее голос.

– ЧТО?! – воскликнул Эдмондо, и зашелся новым приступом кашля.

– Мамма мия, ты так кашляешь…

– Объясни мне, – прервал он ее, – рассталась, когда узнала, что беременна? То есть… вы встречались?

– Это было ошибкой, Эдмондо!

– Ответить мне! – требовательно произнес он.

– Да. У нас закрутился роман, почти сразу. Мы… полтора года… – замолчала она и всхлипнула.

Эдмондо откинулся на подушку, словно подкошенный. Полтора года! Полтора года она прыгала из его постели в постель этого бразильца, а потом обратно в его постель, а он даже не догадывался! И ведь он не был каким-то рассеянным олухом. Он был адвокатом, который замечал самые незаметные мелочи! И с женой они не жили словно чужие. Напротив, они были счастливы, много времени проводили вместе: все выходные, праздники, отпуска… Разговаривали, ходили куда-то, ездили, встречались с друзьями, обсуждали жизнь, строили планы, любовью занимались, наконец!



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться