Ангел

Размер шрифта: - +

Ангел

Эпилог
Ангел. 


Человек стоял на обочине дороги и неуверенно всматривался в линию горизонта. За плечами висел рюкзак, а в руках он держал миниатюрный горшок с комнатным цветком наподобие розы. По словам обитателей бензоколонки, что раскинула свои бензиновые жилы неподалеку, стоял он тут уже пару дней. А может и больше. Хотя, когда именно он появился, рабочие тоже определенно сказать не могли. В первый день на него не обратили внимания: мало ли стопщиков ходит по трассам, мало ли кто может ждать здесь попутки. 
В общем, вполне обычный человек, разве что цветок в руках смотрелся странно. Но мало ли... Может, кому в подарок везет, не в рюкзак же совать, поломается наверняка. Поэтому человек продолжал стоять никем незамеченный, даже когда не сел в ближайшие три машины, решившие подвезти страждущего. Но, возможно, им было просто не по пути. Но и следующие несколько машин он отпустил, и следующие. А когда уже спустилась ночь, он не зашел в кафе, что прилегало к заправке, и остался там же на обочине. Наверняка хотел уехать ночью. Но первые же лучи солнца отразились от черепичных крыш и асфальтовой змеи, начинавшейся из ниоткуда и приводящий в никуда, а рядом с ней все так же стоял человек с рюкзаком и цветочным горшком. Вот тогда он и заинтересовал обитателей здешней бензозаправочной станции……

Глава 1

- Привет, Мишка! Ты сегодня на тренировку идешь? Что? Говори громче, связь плохая или мобила глючит - не знаю, но тебя не слышно. Ну так что? Идешь? А? Ага, все понял и осознал, тогда до встречи в парке! Уф.. 
Парень выключил телефон и понял, что положить его обратно в кобуру, пристегнутую к поясу, не имеется ни малейшей возможности, да и опустить руку тоже. Оставалось стоять в этакой странной позе, когда одна рука прижата к уху, вторая - к груди, а сам ты пытаешься не стать лепешкой в переполненном автобусе. Он покосился в окно: автобус полз по улицам города со скоростью улитки, хотя та в меру своего размера ползала явно быстрее - тут Энштэйн был прав. Все относительно. К тому же ей не мешали светофоры, машины и любители острых ощущений, перебегающие дорогу где угодно, но только ни там, где нарисовано. 
- Матвей. Але, ты оглох что ли? Хотя после такого крика в трубку это возможно. Или ты меня просто игнорируешь? 
- Ева, брось, тебя трудно игнорировать, особенно когда мы так тесно общаемся. Здесь же даже отдельно от остальных вздохнуть нельзя, только по команде на три четыре! Кошмар, почему мы не пошли пешком?
- Потому что тогда мы бы опоздали!
- А так нет?
- А так мы приедем вовремя.
- Хочешь удивлю? Мы приедем раньше, потому что Мишка задерживается, и, как не крути, нам его ещё и ждать придется.
- Ну и хорошо. Погуляем в парке, а потом вместе пойдем на тренировку.
- Ага, если выживем после этой давки и нам будет, чем драться.
- Не нуди, прикинь, что готовишься к ведению боя в условиях пониженного комфорта.
- Пониженного? Да тут никакого нет в принципе!
- Тем легче тебе будет в битве.
- Как можно в такой духоте сохранить чувство юмора?
- Намного проще, чем в поле: здесь ему от меня убежать не получится! Так что стой и наслаждайся минутами общения.
- Угу, уже начал, вот только телефон бы от уха оторвать и было бы совсем мило.
- Тебе и так неплохо, потерпи, скоро приедем.
Это скоро вмещало в себя еще пять остановок и путь между ними в стиле мертвой черепашки. 

Но все когда-то кончается - и вот, наконец–то, они вырвались из хищной пасти автобуса и крепких дружеских рук народа, едущего вместе с ними.
- Матвей! Теперь ты можешь прекращать позировать для Пикассо и привести себя в более достойный вид.
- Нееееет, я хочу это сделать, но пока не могу: рука затекла, так что полюбуйся мной еще чуток.
- Нет хватит с меня прекрасного, хочу уже что-нибудь нормальное. Например, мороженое, будешь? 
- Давай!
- Ага, и рука сама от уха отлипла и как ты весь вытянулся. Это что команда?
- Это рефлекс. Ну так что там с мороженым?
- Это была проверка. Тут поблизости таких ларьков нет, так что пошли пока погуляем так.
- Ну вот всегда, пообещали и нету! Ладно, пошли.
- Сколько сейчас? Долго еще нам ждать вечно опаздывающего Мишу?
- Нууу, сколько сейчас - не скажу, а ждать еще минут пятнадцать. Выдержишь?
- А куда деваться! Почему мы, девушки, должны ждать вас, мужчин? Должно быть наоборот.
- Почему сразу должно? Как есть, так и выходит. Ладно, пойдем потихоньку к остановке, встретим его там.
- Кого это вы встречать хотели? - голос раздался из-за спины неожиданно, и Матвей и Ева подпрыгнули.
- Стоять, не прыгать, отвечать по существу!
- Милый Миша! Сейчас я по существу стукну! Больно, чтоб не подкрадывался сзади, не орал как полоумный.
- Ой, Ева, ну прости, не хотел пугать.
- Ага, хотел убить!
- Брось, Матвей. Вы что такие нерадостные?
- Ты своими криками всю радость распугал в радиусе пятисот метров!
- Неправда, я и обидеться могу за клевету! Может метров сто-двести, но никак ни пятьсот.
- Ладно, мальчики. Так и будете в цифрах препираться? Может, пойдем уже?
- Как скажете, королева!

Ребята направились по аллее в сторону остановки. Они шли, о чем-то разговаривая. Тот, которого звали Миша, был невысоким, но широкоплечим пареньком, с почти белыми волосами. Бурно жестикулирующий Матвей был достаточно высоким, но не длинным. Казалось, что словно перетекает, а не идет по дороге. Его черные волосы были собраны в хвост, а, глядя на его хитрое лицо и зелено-серые глаза, создавалось впечатление, что он просто обязан уметь им вилять. Девушка шла между ними - невысокая, стройная, с русыми распущенными волосами и бледным лицом. Она напоминала куклу - фарфоровую куклу из эксклюзивной коллекции. 
Вместо того чтобы сесть на автобус, они перешли дорогу и направились вглубь квартала - туда, где среди серых безликих многоэтажек одиноко стоял старый особняк, в котором был расположен юношеский спортивный клуб. Правда, для того чтоб он смог там расположиться, пришлось провести ремонт, но зато теперь местным подросткам было куда прийти. 
Они поднялись по старым ступеням и вошли в двери, сразу же попав из солнечного дня в вечерний полумрак фойе. Недалеко от входа сидела, как и положено, бабуля за столиком, нервно вяжущая носки, но при этом всевидящая. Она бросила взгляд поверх очков на троицу и кивнула им, тем самым показав, что признала, а затем вернулась к вязанию. Фэйс-контроль был пройден. Тут они разделились и пошли в раздевалки, договорившись встретиться у дверей зала, куда и вступили вместе.

- Приветствую вас, дамы и господа! Надеюсь, что сегодняшний день, ровно, как и те дни, что прошли между нашими встречами, не принесли огорчения ни одному из вас. И поэтому, в полном сознании того, что вы крепки как телом, так и духом, вы пришли сюда. В первых строках у меня объявление: сегодня к нам пожаловал одинокий путник. Прошу любить и жаловать. Данный вечер он проведет с нами. Итак, есть вопросы?
- Сэр Вильям. Можно ли узнать имя славного сына дорог? 
Тот, кого еще недавно называли Мишей, теперь откликнулся на имя Вильям.
- Об этом, сударь мой Кот, вы вполне можете спросить сами, пока есть еще немного времени перед тем, как мы скрестим наши клинки.
Матвей, он же Кот, поклонился и обратился с тем же вопросом к стоящему рядом с Вильямом парню. Молодой человек в серой свободной тунике, подпоясанный кожаной лентой, учтиво поклонился в ответ.
- Имя мое много не скажет в этих стенах, а дабы было удобнее в обращении, называйте меня Ангел.
- Очень приятно познакомиться. А если не секрет, чей вы ангел?
- А что обязательно быть чьим-то? 
- Ну, наверное, нет. Если это был бестактный вопрос, то прошу прощения.
- Нет, что вы, все в порядке. 
Он улыбнулся и покачал головой, его вьющиеся светлые волосы скрыли лицо. Подняв руки, он поправил их и надел плетеный хайратник.
- Это обычный вопрос, его часто задают.
- Ну что, господа? Обмен любезностями закончен, к бою!

Всего в зале было около пятнадцати человек. Они очень странно смотрелись - в туниках и просторных рубашках, в высоких сапогах. Некоторые, кто не принимал участия в тренировке, - в плащах с капюшонами. А оружие... Оружием были мечи, топоры, сабли и глефы. Ева сидела на скамье и проверяла стрелы для лука: хорошее ли смягчение на наконечниках. Сам лук лежал подле неё с уже наклеенным чипом допуска. Следующий своей очереди дожидался паренек лет 14, с арбалетом, который он держал так бережно, что становилось понятно: это его личное и, похоже, первое детище. 
В общем, тренировка проходила как обычно - без приключений и эксцессов. Изредка Ева поглядывала на Ангела: новые люди нечасто приходили к ним в клуб, а если и были такие, то обычно новички, а этот.. судя по тому, как он сражался на мечах, опыт у него был и немалый.
- Прун, иди сюда. 
Она подозвала к себе паренька с арбалетом. Тот, насупившись, подошел.
- Ну что, так сложно сказать Перун, а не Прун! Я же просил.
- Вырастишь - назову Перун, а пока как есть.
- Я ничего не Пру!
- Зато всегда все таскаешь.
- Вот как! Не буду больше вам помогать!
- Будешь, не обижайся, давай сюда арбалет, поглядим, чего намастерил. Ты мне одолжение не сделаешь?
- Какое еще, ваше светлость?
- Не мог бы ты пообщаться с нашим сегодняшним гостем, пока он отдыхает после боя с Котом?
- А че спросить-то?
- Спроси откуда, куда и у кого вписался.
- А сами?
- А самим нам не по статусу, может потом, так что давай шустриком, ладно?
- Ладно, ща все узнаем.

Прун обогнул сражающихся и подошел к противоположной стене зала, у которой отдыхал сейчас, сидя на полу, Ангел.
- Приветствую вас, сэр Ангел!
- И тебе привет, славный рыцарь, прости, не знаю имени твоего.
- Прун, то есть Перун, ну в общем, запутали меня уже! 
- Кто же посмел запутать молодого рыцаря?
- Да вот она все, - он мотнул головой в сторону Евы.
- Эта милейшая дама?
- Ага, Её величество Королева Ева.
- Ну передай ей мой поклон. 
Он улыбнулся Пруну, и тот не смог удержать ответной улыбки, парень ему нравился. А вот за имя Прун хотелось отомстить её величеству.
- Да вы сами и передайте ей, она как раз вами интересовалась.
- Даже так?
- Ага!
- И что спрашивала?
- Откуда прибыли, у кого остановились - ну так, как обычно. Вот я и подумал, что вы вполне можете сами ей ответить.
- Конечно, могу. Благодарю тебя, сэр Перун, за этот совет.
- Да не за что. 
И, довольный мелкой пакостью, он отправился обратно в сторону Евы, ожидая приговор своему арбалету.
- Ну что, рассказал? - Ева, несмотря на спокойный вид, сгорала от любопытства.
- Неа, он сказал, что сам придет и все расскажет.
- Как сам? Ты что же, ему рассказал, что это я просила?
- Ваше величество, не мог же я, рыцарь, солгать честному страннику! Я и не соврал, а точно выразился о своих намерениях и что меня на это подвигло. А вот и сам Ангел, спросите у него все, что вас интересует. И спасибо за сертификат. 
И пока Ева решала, улыбаться ли Ангелу или помучить Пруна тем, что арбалет доделать и переделать надо, сам Прун выхватил у неё свое оружие вместе с подготовленным сертификатом и ретировался в другой конец зала.

- Добрый вечер, Миледи, - Ангел учтиво поклонился ей.
- Добрый вечер, ангел. Присаживайтесь рядом, расскажите, что привело вас в наши края.
- Ах, моя прекрасная госпожа, в ваши края привело меня дело, и ожидаю я его исхода со страхом и нетерпением.
- А что же это за дело?
- Увы, этого я вам открыть не могу, ровно как и откуда я прибыл, если вам это интересно.
- О да, мне очень интересно, но раз не можете открыть этого, то я не настаиваю.
- Благодарю вас за понимание.
- Да что вы, не за что. Но хотя бы где вы остановились вы можете мне сказать?
- Могу, и ответ мой - пока нигде.
- У вас нет друзей или знакомых в нашем городе?
- Увы, нет.
- Так как же вы нашли тогда наше пристанище в этих стенах?
- Я должен вам признаться, что увидел вас и вашего спутника в автобусе и по наличию за вашими спинами ножен с оружием смел предположить, что вы приведете меня в некое место, как это.
- Так почему же вы сразу не подошли к нам?
- Увы, я побоялся показаться нахальным и поэтому, оставив вас в парке, решил побродить по окрестностям и сам увидел данное здание и людей в одежде не этого века и стиля. И тут уже было несложно догадаться, куда направлялись вы. Во всяком случае, я решил не пропустить возможность потренироваться.
- Так вот как обстояли дела, приведшие вас под наш кров.
- Да, именно так, моя госпожа.
- Ну что же, ваш рассказ был очень интересен, а по поводу жилья не волнуйтесь - это мы вам подыщем и думаю, что без проблем.
- Мне остается только еще раз поблагодарить вас за оказанное мне внимание и заботу, ваше величество.
- Пустяки, сэр Ангел, но посмотрите: пока мы вели беседу, наши воины уже заканчивают свои бои.

К ним подошли Вильям и Кот. Вильям явно устал: волосы слиплись на лбу, а лицо покраснело. Зато по внешности Кота можно было сказать, что он и не брался за клинок, хотя это было отнюдь не так. Он улыбнулся и сказал:
- Ну? Как себя чувствует наш гость?
- О, спасибо! Замечательно, мне очень понравилось фехтовать с вами, господа.
- Взаимно, взаимно. Вы прекрасный противник. Просто приятно скрестить с вами оружие!
Но, я вижу, наше появление отвлекло вас от беседы с миледи?
- Нет, Кот. Я как раз дослушала рассказ сэра Ангела о его появлении здесь. Оказывается, он ехал с нами в одном автобусе и именно наше оружие привлекло его взгляд и направило стопы в нашу обитель.
Вильям вытер лоб рукой. Он все никак не мог отдышаться.
- Ну а где же досточтимый сэр остановился?
- О, как раз этот вопрос мы и обсуждали! Представьте себе, нигде! У него нет знакомых в данном городе. И это надо срочно исправить.
- Ну, предположим, знакомые у него уже сеть. И это мы. Так что, думаю, особых сложностей с ночлегом не будет.
- Я, честное слово, не хотел вам навязываться.
- Мы знаем. Мы вот решим, где ты ночуешь, и все, - Вильям улыбнулся и похлопал Ангела по плечу.
Кот, до этого стоящий молча и рассматривающий незваного гостя, вдруг сказал:
- А пошли ко мне? Я квартиру один снимаю, место есть. Ты, кстати, к нам надолго?
- Да я пока не знаю. Как получится. Я по делу.
- Раз по делу - значит надолго. Так что если ты по пути еще и на работу устроишься и будешь вместе со мной платить, то вообще живи, сколько влезет. По рукам?
- Ну что же, мне, конечно, очень стыдно, но я принимаю ваше предложение. Так что по рукам.
- Славно, мальчики! Вот это я понимаю по-нашему, по-дружески. Кстати, времени-то уже ого-го сколько. Сейчас в зал войдет милая женщина со страшными спицами и всех начнет разгонять. Так что давайте-ка поторопимся, чтоб ей лишний раз не пришлось ходить.
- Ева, ты, как всегда, права, но почему ты так точно знаешь, когда уходить!? Я вот отродясь на часы не смотрю, - Вильям развел руками, как бы показывая, что и не смотрит, и нет их у него, и вообще он первый раз о них слышит, но восхищен познаниями миледи в этом вопросе.
- Наверно, ты влюблен.
- Это еще почему?
- Так все же знают, влюбленные часов не наблюдают...
- А ты аж стихами заговорила. Ладно, пойдемте в раздевалку, и впрямь пора, - Миша явно пытался перевести тему разговора.
В это время по коридору раздались паркующие шаги, в шелесте которых явно слышалось намерение выгнать всех и быстро.
- Баба Дуся! Мы уже идем! - и они шустро покинули зал.

На улице еще было светло, сразу чувствовалась близость лета. На глубоком небе серовато-синего пастельного тона отражались искры далеких, но уже заметных звезд. Вечер тихо успел перейти в ночер, а теперь плавно перетекал и в саму ночь. 
Ребята шли по улице. Прохожих в этот час было не так уж много, основная часть уже успела разбежаться по домам, и на воздухе оставались только молодежь да люди, спешащие в ночную смену. У кого-то в квартире часы пробили одиннадцать вечера.
- Эх, красота-то какая! Не вечер, а загляденье. Прям домой идти не хочется, - Ева остановилась на мгновение, чтобы взглянуть в небо, вздохнула и поспешила догнать ребят.
Матвей, поправил ножны за плечом и взглянул на неё.
- Не хочешь - не ходи. Пойдем ко мне, чай пить будем, только надо печенюшки или еще что купить, а то я как-то гостей не ждал, жрать дома нечего. Кстати, Ангел, давай-ка, правда, заглянем в магазин, а то придется сегодня на бомж пакетах сидеть.
- Хорошо, а где тут ближайший, чтобы в это время работал?
- Там, ниже по улице, есть, скоро дойдем и затаримся тогда.
- Матвей, тебе не стыдно? Может, у нашего гостя денег нет, а ты его закупки заставляешь делать.
- Мне нестыдно. Если нет, он бы отказался. Так, Ангел?
- Конечно, но вы не волнуйтесь, деньги у меня есть, а еду купить, конечно, надо. Что же я иду жить к человеку задарма? Я так не могу, так что все нормально.
- Во! Молодец, Ангел, свой человек! Так что, Миша, не суетись, все нормально.
- Бедный Ангел, ты сейчас падешь в лапы к этому извергу, он тебя еще и убираться заставит! А чай пить я к нему не пойду, меня дома ждут, уже чую, что сейчас скажут по поводу возвращения в полночь.
- А что скажут? Уж полночь близится, а дочери все нет.. это?
- Хорошо, если это, а то, скорее, сколько раз тебе говорить.. и т.д. 
Миша обнял её за плечи.
- Да брось ты, у тебя ещё понимающие родители. Вот у Пруна дома разборки покруче бывают. А у тебя так - профилактика.
- Прун вырастит и убедит своих родителей, ну или уйдет от них, как Матвей. 
- А в чем проблема? Возьми и тоже уйди.
- Нет, я не могу. Ты что, мама будет волноваться и переживать, а так я у неё на глазах, и, в принципе, ты прав: это и впрямь профилактика.
- Да ну тебя с твоей профилактикой. Не идешь ко мне чай пить - не надо. Миша, может, хоть ты пойдешь?
- Мне завтра на работу надо с утра.
- Ну, от меня и пойдешь. Давай решайся.
- Ладно, но сначала проводим миледи.
- Ха, о чем речь. Конечно проводим.
- Меня надо только до трамвая, а там я сама. А трамвайная остановка уже перед нами, и трамвай мой. Ладно, ребята, до встречи. Ангела не обижать!
- Пока, пока!

Ева перебежала пустую дорогу и запрыгнула в трамвай, который очень кстати подошел в этот момент, а уже из окна помахала им рукой. Ребята махнули в ответ и, дождавшись, когда вагон скроется за поворотом, свернули к магазину.
- Что брать будем? - Матвей задумчиво смотрел на друзей.
- А что надо?
- Миша, ты не еврей, так что нечего отвечать вопросом на вопрос. Пить будем чай или как? 
- Ну раз с нами нет прекрасной дамы, то можно и или как, но поскольку мне на работу, то возьму вино и что-нибудь вкусное, а вы давайте заполняйте сетку, чтоб холодильник не скучал.
Через двадцать минут они вышли из магазина с двумя пакетами. Ангелу ничего нести не дали, мотивируя тем, что у него рюкзак. И тот, после нескольких попыток отобрать сумку, успокоился. Прогуляться решили пешком. 
- Ангел, ты в нашем городе впервые?
- Да, как-то раньше не получалось сюда заехать, а тут вот дело вышло.
- А что за дело?
- Извини, это секрет.
- Ну секрет так секрет. Ты готовить умеешь?
- Матвей! Ты еще спроси про убираться!
- А что!? А убираться?
- Умею, я все умею, мне ни впервой у кого-то незнакомого вписываться, поэтому стыдно чего-то не уметь. Надо помогать тем, кто тебя приютил.
- Слушай, хорошая логика, а правильная-то какая. Ты ценный кадр, давай с тобой дружить.
- Давай.
- Вот сейчас дойдем до моей берлоги, разгребем там малость хлам, приготовим поесть и спокойно поболтаем. Эх, Миша, давно мы так не сидели: ты в делах, я вроде тоже. А Ева вообще прилежная студентка. Какие времена пошли!
- Обычные времена, все делом заняты. Ангел, а ты чем занимаешься?
- Ну, как тебе сказать, профессии у меня, в общем-то, нет, как-то не удосужился получить, а так всем помаленьку: где разнорабочим устроюсь; если повезет, для газет пишу. Такой свободный журналист. В общем, всего понемногу могу.
- А предки как к этому относятся?
- А я их очень давно не видел и не спрашивал. Но они, наверное, поняли бы меня.
- Вот это родичи! Восхищаюсь, они бы еще и поняли. Мои ни на какие компромиссы идти не захотели. Им надо было, чтоб я учился, работал, сделал карьеру юриста, например, то есть, то, что сейчас самое престижное. Еще бы, как же так, их сынок и не у дел. Поэтому я хлопнул дверью и ушел. Тоже давно их не видел, симку в телефоне сменил, чтоб звонки не принимать. И все амба, это моя жизнь: буду жить, как хочу.
- И как же ты, Матвей, хочешь?
- Да так вот, живу один, учусь, правда, тут никуда не денешься, фигово учусь, но все-таки. 
- Тогда скажи, какая разница? Родители хотели, чтоб ты учился, и ты учишься, ты ведь еще и работаешь. Так чего бы ни вернуться или хотя бы ни помириться?
- Не понимаешь ты, Ангел, им не нравится все то, что выбивается за рамки привычного: ходить с дипломатом привычно, ходить с мечом за спиной - нет. Быть стриженым и в костюме нормально, а хвост на голове - это бред полный и так далее.
- То есть им твое увлечение не нравится?
- Неа, дома разборки пожестче, чем у Пруна были, только я их по-своему решил: ушел.
- Понятно, но все-таки мне кажется, что ты мог бы договориться с ними.
- Может и мог, но не хочу: нудные они. Правда, Миша? Что-то ты молчишь сегодня, глянь, ночь-то какая классная!
- Нормальные у тебя родители, мои тоже не сахар, но я же с ними живу и даже уживаюсь. А ночь и впрямь загляденье, совсем лето пришло, а я все работаю и работаю, кошмар-то какой.
- Точно, надо и выходные иметь, и на тренировки не опаздывать.
- Надо конечно, еще бы время найти побольше. Кстати, а ведь мы пришли, если только ты не переехал.
- Нет, не переехал, на другую квартиру денег нема да и привык я к этой. Ну что, Ангел, пойдем, посмотришь на мое да и твое жилище. Станет страшно - скажи сразу, идет?
- Идет, постараюсь не пугаться.
В подъезде было темно и пахло старостью. Дом был четырехэтажный, такие не строили уже давно. Ступени почему-то были разной высоты и было очень непривычно подниматься по ним, к тому же путь их лежал на последний этаж данного здания. Перед дверью Матвей долго возился, ища по карманам ключ, лампа не горела. Наконец с радостным "Ага!" он не только откопал ключи, но и сумел открыть дверь.



Гладкая Юлия

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться