Ангел-хранитель

Размер шрифта: - +

Глава 18. В луче прожектора

Я начал замечать, что, когда оглядываешься – потом – на прошедшие события, то ход их развития кажется совершенно логичным и неизбежным. Но почему-то потом. В процессе же чуть ли не каждый поворот застает тебя врасплох – настолько он не соответствует тому, как ты представлял его заранее.

Именно так и случилось с этой первой встречей с Татьяниными друзьями. Всю ночь с пятницы на субботу я рисовал себе всевозможные варианты, представлял себе, как отвечу на тот или иной вопрос, как поступлю в той или иной ситуации и прочая и прочая. Я был твердо намерен сделать все, от меня зависящее, чтобы произвести на них неотразимое впечатление. Я уже понял, что мое единоборство с Татьяной зашло в тупик – и мне нужны союзники. Мне нужно, чтобы кто-то другой – независимый от меня – открыл ей глаза на то, что я нужен ей не только, как интересный собеседник. Ну не могу же я, в самом деле, прыгать перед ней, размахивая руками и крича во всю глотку: «Смотри, какой я хороший!». И для этого мне нужно обаять тех, кто может оказать на нее необходимое мне воздействие.

Всю дорогу на дачу Татьяна допекала меня указаниями, как себя вести. Она чуть не стонала, обнаружив очередной пробел в фактах моей биографии. Но вместо раздражения все ее «Так делай, а так не делай!» вызвали во мне необычайно теплое чувство. Глядя в ее полные паники глаза, дрожащие пальцы и глубокую вертикальную морщинку между бровями, я чувствовал, что она совершенно искренне волнуется. Ей тоже хотелось, чтобы я понравился ее друзьям. Поэтому в ответ на все ее стенания я только улыбался и говорил, что буду действовать по ситуации: придется что-нибудь дополнительное придумать – придумаю, придется обойти какой-нибудь момент молчанием – обойду. Она поглядывала на меня со скептической гримасой и начинала нервничать еще больше. И когда она уже начнет мне доверять?

Когда мы вышли из автобуса и пошли по узкой дорожке между домами (настолько узкой, что, догони нас какая-нибудь машина, нам пришлось бы в забор вжаться, чтобы пропустить ее), меня вдруг охватило чувство полного покоя. Возможно, потому что я впервые оглядывался в этом месте по сторонам – я здесь, конечно, уже бывал с Татьяной, но раньше мне и в голову не приходило осматривать окрестности. А возможно, потому что, идя по узкой улочке, я чувствовал себя так, словно иду по кулисе к выходу на сцену – и свернуть назад уже не могу. Да и тишина вокруг стояла такая, что хотелось вдохнуть полной грудью, расправить плечи и совершить нечто великое. Вроде завоевания симпатий целой группы людей одновременно.

Я никогда прежде не замечал, насколько Светин дом отличается от тех, которые мы миновали. Несмотря на свои весьма скромные размеры, он просто притягивал к себе взгляд. Так бывает, когда в семье рослых, крепкотелых и румяных блондинов рождается ни на кого не похожий младший ребенок: хрупкий, невысокий, с темными глазами и волосами, с острым носиком и плечиками. Казалось бы, должен он затеряться среди пышущих здоровьем братьев и сестер – ан нет, все вокруг в первую очередь его и замечают.

Вот так и Светин дом: как только открывался он взору, все окружающие его хоромы словно на задний план уходили. Маленький, уютный, он словно выглядывал из-за окружающих его деревьев и хитро подмигивал проходящему мимо. Во дворе перед домом деревьев почти не было, но по обе стороны дорожки, ведущей от калитки к входу в дом, раскинулось зеленое море. Возможно, будущих цветов, возможно, овощей – сейчас из-под земли лишь стебли зеленые успели к солнцу пробиться. Слева от дорожки, среди всей этой сочной зелени (чуть не сказал: даже на вид вкусной – вот до чего она меня уже довела!) уютно расположился надувной бассейн, наполненный водой. Вокруг него хозяева дорожку песочную насыпали – ну, чем ребенку не пляж тропический!

И никого. А нет, справа в углу, у гаража, притаился Сергей, Светин муж. Его я прежде видел всего пару раз, но сразу узнал – во время самой первой встречи с ними меня поразило их со Светой сходство. Он нас тоже заметил и позвал жену встречать гостей. И она тут же вылетела из дома. По накалу эмоций эта встреча явно отличалась от предыдущих. Света тискала Татьяну, рывками поворачивала ее то вправо, то влево, даже за плечи раз тряхнула – вот мне бы такое с рук сошло? Вокруг нас скакал, вереща что-то невразумительное, сын Светы (нужно будет прислушаться, как его зовут – забыл!), внося ощутимую лепту в и так уже ошеломляющую лавину восклицаний и восторженных ахов с охами. Я решил временно воздержаться от каких бы то ни было звуков.

Похоже, выбор мой оказался правильным. Сергей тоже молча переждал первую звуковую волну (он, правда, благоразумно держался в стороне) и подошел к нам, лишь когда она слегка спала. Так, нужно запомнить: когда женщине хочется выкричаться, следует отойти в сторону и посчитать примерно до ста – потом можно возвращаться.

Наконец, Татьяна представила меня своим друзьям, а их – мне (они, конечно, не знали, что в последнем, собственно, не было никакой необходимости). Могла бы, между прочим, и имя их сына мне напомнить! Я обменялся с ними рукопожатием: со Светой – осторожно, с Сергеем – покрепче, как и положено мужчине. Он с интересом глянул на меня. Так, первые два действия в отношении Татьяниных друзей оказались, похоже, удачными – а я ведь еще и рта не успел раскрыть! Я почувствовал необычайное воодушевление – сегодняшний день будет удачным!

Мы направились на веранду, где был накрыт стол. Бросив на него быстрый взгляд, я еще больше приободрился: овощей там хватало. Света спросила, не обращаясь ни к кому конкретно, будем ли мы ждать Марину. Я мысленно поморщился. Ну не лежит у меня к ней душа, и все! И тут же одернул себя: я приехал сюда, чтобы завоевать всех друзей Татьяны – и по степени влияния на нее Марина, с ее волевым (слишком!) характером, мне важна не менее чем Света, с ее мягкостью и чуткостью.



Мирабу

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться