Ангел и демон (правители галактики - 1)

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 21. МЕДУЗЫ МОРОКА…

Дворец Императора Карсада был огромным. Он состоял из многих органичных составляющих, в виде круга со спицами. С множеством огромных залов без начала и конца, отделанных золотом, платиной, драгоценным и полудрагоценным камнем, с садами и бассейнами, с редчайшими произведениями искусства, созданными в империи за многие миллиарды лет. С куполами, которые упирались в небо. В центре дворца, как бы на внутреннем дворике было небольшое, но глубокое море — и те самые знаменитые мавзолеи с саркофагами, в которых миллионами лет в несколько иной форме, чем, когда были на воле, спали василиски и драконы. Теперь, когда работы было непочатый край, все они были пустыми. А освещали дворец как минимум четыреста восемьдесят звезд, если верить карте, которую Мариша раздобыла в архивах.

Разобраться в карте до конца так и не смогли. Но теперь знали: из дворца можно было выйти на четверти обитаемых звездных систем, добравшись до соседних за пару часов.

Карсад не любил, чтобы его подданные надолго оставались одни, считая, что Правитель, как отец, всегда должен быть рядом. И уж тем более не понимал, как может поспеть за всеми управленцами, если они не будут под рукой — на нижних этажах в ответвлениях дворца трудились чиновники. В основном аморфы и макали, которые умели быстро перемещаться и, как правило, разбирали дела на местах. На вторых этажах — финансовые ведомства. На третьем уровне — научные институты, в которых Карсад особенно любил бывать, живо интересуясь разработками и принимая в них самое горячее участие, подкидывая своим ученым одну идею за другой.

Чем-то там еще занимались на четвертом и пятом уровне…

А пять последних этажей, собственно, и были дворцом, но как-то неправильно, перевернуто, так что последние пять оказывались на земле, а предыдущие сверху.

Ходить по дворцу и рассматривать достопримечательности, можно было бесконечно. Дворец, своего рода, был музеем, в котором рано или поздно скапливались шедевры, прошедшие испытание временем, разные артефакты, вещички с любопытными свойствами, а порой никому не известные произведения, непонятные людям, но приятные и близкие по духу самому Карсаду. То есть произведения людей, которые сумели разгадать тайну его бытия.

Карсад был отъявленным коллекционером, зарабатывая на этом огромные состояния. А посему тратил баснословные суммы, чтобы привить народу любовь к истории, и ко всему, что было создано когда-либо. На каждой живой планете создавались подземные хранилища генетического материала. Строились музеи, которые своими экспонатами могли затмить коллекции самого Карсада. Собирался информационный банк данных. И каждое издательство обязано было сдать два экземпляра рукописей за подписью автора на вечное хранение — и не важно, в каком виде выходило издание. Каждый изобретатель обязан был зарегистрировать свое изобретение, на которое выдавался пожизненный патент — и обязательное упоминание в имперском вестнике для заинтересованных лиц, которые могли выкупить авторские права, запустив изобретение в производство, или применить его для повышения качества выпускаемой продукции. Каждый научный институт обязан был доложить о своих разработках, даже отрицательных, приложив копии изысканий и отчет о проделанной работе. Отрицательные результаты собирались для того, чтобы исключить повторное финансирование — любой мог разобрать обнародованные записи, убедившись, что овчинка выделки не стоит, или принять как данность, разработав новые пути для решения той же самой задачи.

И каждому в империи составлялось родословие. А тот, кто только-только начинал обживать империю, получив гражданство, обязан был предоставить о себе сведения, чтобы его занесли в список нулевого уровня. Такие родословные помогали Карсаду выявлять людей с особенными способностями, до которых человек никогда бы не додумался сам.

Например, в чистом виде гномы уже давно повывелись, но люди, которые несли в себе их гены, необыкновенно умели чувствовать камни и смотреть вглубь земли, разыскивая величайшие по размеру алмазы или самородки, или определяли подземные пещеры, в которых миллионами лет вызревали редчайшей красоты и огромной ценности друзы.

Или генетически чистые, подобные первоживущим эльфы, обладающие магическим даром чувствовать природу и подпространство, и повышенные способности работать с электромагнитными полями. Чистокровный эльф словно бы передавал растениям свою силу, как Правители. Воткнутая эльфом в землю сухая ветка на утро давала корень и листья, а планеты эльфов были самыми зелеными. И им ничего не стоило установить силовую защиту, которая порой ставила в тупик и Правителей.

Или человек с генами гоблина, которые умели приказать каменой глыбе расколоться на ровные плиты, не давая трещин, через которые обычно начинается коррозия. Или обратить гранитную плиту в щебень. Или наоборот, сделать прочным камнем рассыпной материал. Они легко поднимали взглядом плиту весом в несколько тонн, с древнейших времен оставаясь непревзойденными строителями.

Или оборотни, которые умели внедриться в стаю, как вожаки, подготавливая животных к новым маршрутам безопасной миграции, к соседству с новыми биологическими видами, которые давались им в пищу. А порой в уже старый вид внедряли новые гены, значительно улучшая его качество. Или безболезненно, без насилия, внедряя ген, убивающий репродуктивное семя, давали последним особям дожить до глубокой старости, когда вид, по решению Правителя, уходил в прошлое. Или умеряли аппетит хищника, особенно если дикая планета начинала обживаться людьми.

Или еще один вид людей, исчезнувшей в чистом виде естественным путем, растворившись среди других — раса космических первопроходцев, которые умели смотреть в пространстве так далеко, что видели жизнь на планетах в другой галактике. Они могли долго обходиться без света, чувствуя во тьме себя намного увереннее, и обладали удивительной способностью управлять всеми видами энергий, проявленной в пространстве. Им ничего не стоило заставить циклон двигаться в нужном направлении, посылая дождь в то место, где он был нужен. Несколько их потомков, носителей гена первопроходцев, в любом уголке планетарного шара делали планету райским местом. Но в первую очередь Карсад использовал их способности против Правителей, за которыми не упускал возможности подсмотреть, подслушать, догнать и перегнать.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 09.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться