Ангел-мститель

Размер шрифта: - +

Глава 9. Подсадная утка

Я, конечно, всегда знал, что каратели так же, как и мы, с людьми работают, но мне даже в голову не приходило, насколько иначе они к ним относятся.

На связь со Стасом я вышел сразу же после того знаменательного вечера открытий и откровений. Как только Татьяна угомонилась и уснула. В полной, между прочим, уверенности, что ей удалось склонить меня к своей точке зрения на Маринины художества. Вот в этом все люди – недаром у них родилась поговорка, что только умные никогда не спорят. Ну, правильно – молчишь, значит, согласен, следовательно, умница; отстаиваешь свою позицию – значит, согласно той же логической цепочке, склочник и упрямец. Причем, не важно, с чем соглашаться; главное – с кем. Что-то меня это человеческое умение акценты в нужном для себя (и всякий раз в разном!) месте расставлять уже просто за живое берет. Раскаленными щипцами.

А я ведь потому тот спор прекратил, что просто счел необходимым как можно быстрее положить конец Марининым попыткам узурпировать втайне права и обязанности карателей. О которых она каких-то отрывочных сведений по верхам нахваталась и решила, что вполне в состоянии выступить представителем верховного правоохранительного органа на земле. Без какой бы то ни было подготовки, без глубинного, в кровь вошедшего, понимания той тончайшей границы, которая отделяет у людей простой всплеск скверного настроения от целенаправленного желания навредить другому. Типично ее стиль.

Кроме того, после всей этой хитроумной человеческой изворотливости в поисках путей перевернуть факты с ног на голову, лишь бы выставить их потом весомым аргументом в свою пользу, мне хотелось отвести душу в прямой, откровенной беседе – без подводных течений и двойного дна – с собратом-ангелом.

Тоша в этом отношении не в счет. Он уже, по-моему, так очеловечился, что его после выполнения нынешнего задания придется, как минимум, трижды очистке памяти подвергать. А потом еще некоторое время в изоляции подержать – пока не закончится инкубационный период для самого долгоживущего компьютерного вируса. Голову на отсечение даю, что пару-тройку он уже подхватил – по полдня к экрану намертво приклеивается, вон и речь уже явно инфицирована.

Одним словом, как только в тот вечер в квартире воцарилась блаженная тишина, я воззвал к Стасу – благо, обращаться к нему можно было напрямую, без приветливо-равнодушного диспетчера. Он тут же ответил – соединение с ним, похоже, в любое время суток, устанавливалось мгновенно.

– Ну, привет-привет, – жизнерадостно поприветствовал он меня, – давненько тебя не слышно было. Случилось что?

– Боюсь, что да, – осторожно начал я. – Или может случиться. В ближайшее время.

– Тогда давай с самого начала и поподробнее, – сразу же перешел он на деловой тон.

– Речь идет о Марине… – Продолжить я не успел.

– А-а, – перебил он меня со смешком, – тогда я, наверно, в курсе.

– В курсе чего? – растерялся я.

– Того, что она решила сделаться вашим персональным фильтром от негативных воздействий окружающей среды, – уже откровенно рассмеялся он.

– Фильтром? – вскипел я. Сама обо всем доложила и акценты, похоже, правильно расставила? – Да она уловителем этих негативных воздействий работает, а потом и размножителем!

– Да? – заинтересовался он. – Ну, давай – излагай свое видение.

Я коротко перечислил все Маринины медвежьи услуги, а также последствия, к которым они привели.

– Ну, и чего ты возмущаешься? – удивился Стас.

– Как чего? – захлебнулся я от возмущения. – Она крушит, как слон в посудной лавке, направо и налево, а мне потом восстанавливать?

– Так ты же сам в человеческую жизнь рвался, – хмыкнул он, – а это и есть одна из основных ее особенностей: сначала один для всех дорогу асфальтом для удобства укатывает, а потом все за этого одного дыры в ней латают. Такие развлечения вам любой человек из вашего окружения мог устроить.

– Хорошо, – скрипнул я зубами, – у этого вопроса есть и другая сторона. Тебя не беспокоит, что она сознательно ищет, кому бы соли на хвост насыпать? Что вам самим в самом ближайшем будущем придется ее подвиги расследовать?

– Ну, если бы мы такими мелочами занимались, – добродушно протянул он, – так нам штат раз в десять пришлось бы увеличить.

Мелочами? – Я просто ушам своим не поверил. – Галиной матери посторонняя помощь потребовалась… для нейтрализации…

– Да, здесь они, пожалуй, палку перегнули, – согласился Стас, – особенно Тоша – он должен был предугадать, к чему необъяснимые явления религиозного человека привести могут. Но поскольку все обошлось…

– А никому не пришло в голову поинтересоваться, как обошлось? – с тихой злостью спросил я. – Если бы мы с Татьяной выход не нашли…

– А ты, по-моему, – снова перебил он меня, – в свое прошлое посещение документ подписал, что берешь на себя полную ответственность за все Тошины действия. Так что ты всего лишь выполнил взятые на себя обязательства. И радуйся, что тебе это удалось – иначе вместе с ними бы ответил. Тебя пронесло только потому, что Тоша всю эту авантюру от тебя скрыл, а сам он выговор получил за применение непроверенных методов. А с Марины расписку взяли, что впредь она будет все свои действия сначала с нами согласовывать.

– Как – впредь? – У меня сердце в пятки ушло. – Вы, что, не можете просто запретить ей нос везде совать?

– Во-первых, не можем, а во-вторых, зачем? – невозмутимо ответил он.

Так, или у нас там, наверху, произошла переоценка ведущей и направляющей роли ангелов в жизни человечества, или меня все-таки решили наказать за то, что проглядел Тошины «непроверенные методы» – до конца жизни, наверное, буду в ответ на каждое свое слово «Нет» слышать.



Мирабу

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться