Ангел-неудачник

Размер шрифта: - +

Глава 26

Джек все-таки уснул. Все так же, сидя на стуле, он уронил голову на стол, и ослабшие руки вытянулись вперед, слегка согнув пальцы.

Мик стоял рядом, почти сущностью понимая, как мало ему осталось. Его песочные часы перевернулись, и последние крупинки скатывались вниз, к общей горке песка. Ему осталось так мало, что вряд ли он успеет сделать хоть что-то за это время.

Поэтому он делал то же, что и всегда. Что каждый ангел делает постоянно.

Он смотрел на своего человека.

Сейчас Джек казался младше своих лет, как будто ему снова стало двенадцать, когда он еще умел радоваться жизни и пытался жить дальше как и прежде. Пытался восстановиться после трагедии, как будто это было возможно.

Но тогда он еще жил в Ипсвиче. Мог навещать могилы родителей. У него еще тогда был велосипед, на котором он гонял по дребезжащим улицам города. Это уже потом, через полтора года он свалится с него и кубарем прокатится по лестнице, позвоночником пересчитав ее ступеньки. Когда он сломает себе ногу и руку, хотя мисс Мэри долго не сможет поверить, как так можно было так упасть. Пока Джек будет в больнице, она выбросит его велосипед.

Но Джек все равно еще не сразу поймет, что его жизнь неотвратимо рушится, и ничто в мире не способно склеить ее воедино. Ему всего двенадцать лет, и он верит, что перед ним открыт весь мир. Даже без его родителей.

Воспоминания вихрем кружились в голове Мика. Он переживал жизнь Джека заново, перед своей собственной смертью. Подойдя поближе, он немного наклонился к нему, прислушиваясь к его дыханию, смотря на слегка дрожащие веки, на приоткрытые губы. Ему тоже скоро уходить с этой сцены, но он потеряет гораздо больше. Он не переродится в новом теле и потеряет все. Он умрет окончательно и только потому, что ему попался непутевый ангел, который не справился со своей самой главной задачей и погубил жизнь воспитанника практически собственными руками. Джек не встретится с родителями, которые попали на небеса. Он вообще ни с кем не встретится, с кем хотел бы. Правда, через какое-то время к нему присоединится мисс Мэри, а потом и Дейв, и что это будет за встреча…

Мик не мог улыбнуться над этими мыслями, наполовину жуткими, наполовину забавными. Это было не смешно, он просто старался смягчить углы, как всегда, когда Джеку было страшно.

Вернее… когда-то он так делал. Когда Джек был еще ребенком. Когда он только-только начал взрослеть и еще не превратился в ершистого подростка. Тогда Мик привык говорить с ним постоянно и делать что-то для него.

Затем он стал мечтать избавиться от этой тупой обузы из мира людей.

А теперь, когда его желание начало исполняться, он, как и ожидалось, захочет вернуть все назад.

Да, он ничем не умнее человека.

Ему было жаль — Джека, не себя, — что его волосы ни разу не перебирала пальцами девушка, а губы останутся нецелованными. Он никогда не будет называть кого-то “любимая”, никогда не вернется домой, в котором его будут ждать. Он не станет отцом, не переедет в собственный дом, не устроиться на работу, не…

Он лишится слишком много всего. Слишком много того, чего он был достоин наравне со всеми остальными.

И то, что Эрджи выбрала их в качестве своего источника энергии, и то, что Мик оказался слишком глуп для своего человека, было совершенно несправедливо. Джек не должен терять все это, всех чудесных вещей, которые еще остались в мире после войны, вроде любви, путешествий и любимого дела, только из-за того, что так легли кости.

Это чертовски несправедливо.

Мик посмотрел на свои руки. Расправил одно крыло и критически оглядел его. Скоро рассветет, а он все еще недоангел. Не полностью демон. Уже не хранитель. Ни то, ни се.

А если бы у него был еще один день…

Мик поспешно заглушил эту мысль, испугавшись. Стоит ему о чем-то подумать, на что-то хотя бы слегка понадеяться, как все тут же оборачивалось не то, что наоборот, а еще хуже. Нет, все. Молчи, Мик. Просто молчи.

 

Он в полной тишине стоял перед окном, рядом со своим спящим человеком и смотрел на небо. Тучи закрывали солнце, звезды, луну и все, что только можно, но он знал, что где-то там огромная, огненная звезда поднималась из-за горизонта, потирая бока и напрасно устремляя свои руки к Серому городу. Даже если его не видно, оно все равно там есть. Просто спряталось.

Мик боялся глянуть на свою белую тунику и увидеть черный костюм демона. Вместо перьев — кожу. Увидеть, как побледнели его руки, а ногти потемнели или стали синими. Он боялся этого и потому смотрел только на небо, не на себя.

Время шло медленно и мучительно, сводя с ума, пугая иллюзиями, что оно либо стоит на месте, либо уже прошли года. Последние минуты его существования как ангела уходили и уходили, а Мик просто стоял и ничего не делал. Просто существовал.

Тьма в комнате постепенно бледнела, просачиваясь в щели, ускользая на улицу, забиваясь под мебель. Она постепенно становилась не такой плотной, как будто ее разбавляли водой, как гуашь.

Рассвет.

Мик успел глянуть на Джека, а в следующий момент тот поморщился и приоткрыл глаз. И что он так рано? Потому что ему неудобно? Потому что он понял, что уже рассвело?



Диана Рейн

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться