Ангел сердца

Font size: - +

Глава 5

Глава 5

Дима застал меня в том состоянии, в котором я меньше всего хотела, чтобы он меня видел. Я быстро стерла слезы, надеясь, что он не успел их заметить, и снова уткнулась в ежедневник.

Так как кресло было всего одно, и никакой другой мебели в комнате не имелось, он попросту сел на ковер неподалеку от меня, по-турецки скрестив ноги, и уставившись на свои сплетенные пальцы.

- Ты была здесь? – тихо спросил он через короткое мгновение.

- Я знала этот дом, - тоже шепотом произнесла я, чувствуя, что мой голос дрожит, - Видела его много раз, потому что в детстве неподалеку жила моя бабушка.

Слезы потекли вновь, хотя мне казалось, что плакать уже нет сил. У меня разболелась голова, я всхлипнула пару раз и разрыдалась вновь, не в состоянии сдерживать себя.

«Я не хочу плакать. Сейчас не время», - твердила про себя, но бесполезно.

Слезы градом катились из моих глаз.

- Прости, - пробормотала я дрожащим голосом, понимая, что лишь разозлю Диму своей плаксивостью.

Нужно быть стойкой, железной леди, походить уверенностью на него самого. Но я девушка, мне шестнадцать, и я не могу вынести эту внезапно обрушившуюся на меня тяжесть.

Пробормотав извинения ещё раз, я резко подскочила с кресла и выскочила на улицу, захлебнувшись свежим вечерним воздухом. На месте не стоялось. Душа требовала успокоения, которое никак не наступало.

Если до этого мне всё ещё казалось, что это ошибка, дурной сон, ненадолго, то теперь убеждать себя в этом стало бессмысленно. На моих глазах убили подростка. На моих глазах на многолюдную площадь спустили взрывчатку. Мир, который я знала и любила, разрушен. И он уже никогда не станет таким, как в моей памяти. Стебачи уничтожили его так же легко, как и яркие витражи в этом доме – раз, и нет, будто не было.

Внезапно я услышала позади себя прерывистое дыхание. Дима оказался рядом так быстро, я даже глазом моргнуть не успела. Он наклонился ко мне и крепко, так, чтобы я не могла вырваться, взял за плечи. На секунду мне даже стало не по себе.

- Не надо вести себя так, будто самые страшные несчастья в истории человечества свалились именно на тебя. Не ты одна потеряла всё. Не ты одна думаешь: за что мне это и что нужно сделать, чтобы эта война наконец закончилась. У тебя есть смысл жить: ты должна найти своих близких. И ты не одна. Ведь могло бы быть хуже!

Дима замолкает. Он понял, что зашел слишком далеко.

- О чем ты?

- Ты знаешь, о чем.

Он пристально посмотрел мне в глаза, и я с трудом выдержала этот взгляд. У него красивые глаза, темно-карие, глубокие, и они притягивают к себе – невозможно отвести взгляд.

Я судорожно вздохнула, представляя, как сейчас он коснется меня губами, и подавляя в себе желание потянуться к нему самой.

Но Дима отстранился, и я вынуждена была подавить внутри себя вздох разочарования.

- Зачем я тебе нужна? От меня одни только проблемы! – горестно произнесла я, чувствуя, что почти успокоилась.

Его короткий монолог, пусть и немного жестокий, подействовал на меня отрезвляюще. Жалеть себя расхотелось.

- Я не могу оставить тебя, - коротко произнес он и, развернувшись, быстрыми шагами вернулся в дом, давая понять, что разговор закончен.

Несколько секунд я просто молчала, переваривая услышанное. Да, я из числа тех девушек, которые за сказанными словами ищут какой-то ещё, больший смысл. Почему он не может меня оставить? Из чувства жалости? Из чувства долга? Что это, в конце концов? Может быть, он испытывает чувство влюбленности? Только весь его вид и поведение каждую минуту доказывают обратное. Как бы то ни было, пусть останется загадкой. Я слишком много думаю сегодня, а лучше бы пойти спать. Неизвестно ведь, что ждет нас завтра.

Едва я вернулась в дом, как тут же заметила Диму. Он стоял на веранде и, судя по всему, следил за мной. Я растерянно замерла на пороге.

- Там только одна кровать… - Он скользнул по мне взглядом и всё тем же холодно-равнодушным тоном добавил: - Я в кресле переночую.

Возражать я не стала. Тем более что после прошлой бессонной ночи на мешке у меня было дикое желание нормально выспаться, а сделать это можно было лишь на удобной кровати.

Нашарив в темноте выключатель, я внимательно осмотрела комнатку на предмет обнаружения мышей или тараканов, проверила, насколько чистая постель, и только после этого, не расстилая чужое ложе, подложив руки под голову, легла на бок и свернулась калачиком. Я не стала закрывать дверь, мне не хотелось отгораживаться от единственного живого человека неподалеку и снова оставаться одной.

Ночь наступает быстро и вместе с ней приходит холод. Через разбитые окна прорывается ветер, и хотя в комнате, где мне предстоит ночевать, окон нет, я всё равно чувствую эту прохладу.

Немного поворочавшись и поняв, что согреться даже лежа в позе эмбриона – весьма затруднительно, я снова встала и с опаской стала искать вокруг что-нибудь, что могло бы служить одеялом на ближайшую ночь. Копаться в чужих вещах и брать то, что мне не принадлежит не в моих правилах, но чтобы выжить сегодня, мне приходится на них наплевать. Я ела чужую еду, украденную из магазина. Я забралась в окно аптеки и без спроса взяла лекарства. Теперь я копаюсь в чужих вещах в поисках теплого одеяла. Меня тошнит от того, что я вынуждена делать это, но другого выхода нет. Я искренне надеюсь, что это самые ужасные вещи, которые мне предстоит сделать в жизни.

Одеяло находится, и я натягиваю его до подбородка, как будто оно может помочь мне не только согреться, но и укрыться от навязчивых мыслей.

Интересно, каким был хозяин этого дома? Судя по обстановке, можно предположить, что здесь жил одинокий немолодой мужчина. Но, может быть, я ошибаюсь.

На этот раз сон одолевает меня гораздо быстрее. Я заснула почти моментально и проспала безмятежным сном до самого утра.



Ирина Мельникова

Edited: 14.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: