Ангел во тьме

Размер шрифта: - +

Глава 8

 Утром, перед работой, она, как обычно уже была в кафе на углу старой улицы. Поль оживленно болтал, допивая свой кофе, рассказывал о поездке, о приготовлениях к свадьбе, о том, как его родственники будут ей рады. Но сегодня она не могла сосредоточиться на его словах. Ее мысли были далеко отсюда: где-то в заброшенном охотничьем домике в глубине дикого леса, рядом с тем, чью жизнь она пыталась удержать теплом своего тела в ту страшную ночь. Взгляд Виктории постоянно скользил по входной двери, слабая надежда увидеть Уильяма вновь, не покидала ее ни на секунду. Мысли путались, словно во сне, горячечно билось сердце. Ее пальцы судорожно терзали бумажную салфетку. В голове пульсировало: — Что ты собралась сделать! Остановись, пока не поздно! Но черти уже устроили жаркий костер в ее душе, запустив то отчаянное упрямство и внутреннюю силу, которые позволили ей перенести все ужасы войны и выжить. Пути назад не было. Она ненавидела себя, была себе отвратительна. Как она могла поступить так с трогательно любящим ее Полем? В чем он был виноват? В том, что хотел сделать ее счастливой? Но заслуживала ли она это? Каждый раз, смотря на него, отдаваясь его поцелуям, она представляла бы на его месте другого. И осознание этого жгло ее изнутри, словно адский котел. Нет, она все делает правильно, и пусть ее душа сгорит прямо сейчас, она не сможет поступить иначе.
— Я не могу выйти за тебя, Поль, — вдруг резко и безапелляционно, возможно излишне порывисто, сказала она, точно выдохнув после длительного погружения.
Поль непонимающе уставился на нее, все еще улыбаясь:
— Это твоя новая шутка? Я что-то не совсем понимаю! 
Она не отвечала, глядя куда-то мимо него.
Поль повторил: — Ведь то, что ты только что сказала — шутка?! — в глазах его застыл вопрос, но когда ответа опять не последовало, улыбка окончательно покинула его лицо. — Скажи, что ты пошутила, Виктория? Просто жестоко и неуместно пошутила!
— Мне очень жаль, но я не могу тебя обманывать, не имею права. Прости, если сможешь… И не останавливай.
      Виктория старалась сделать как можно более решительный вид, но заблестевшие глаза выдавали сильное волнение. Нужно было сделать последний шаг. Она встала прежде, чем он успел что-то возразить. Посмотрев еще раз в ее лицо, Поль с ужасом понял — она действительно не шутила.
---
      Виктория почти бежала по улице, как будто кто-то мог ее догнать, иногда слыша возмущенные окрики прохожих, которых случайно задевала плечами. 
      Теперь, зная, что Уильям не призрак из ее прошлого, а живой человек, она не в силах была жить, так как раньше. Пусть злость на него и кипела сейчас в ее сознании, но в душе она знала, что обязательно встретится с ним вновь, даже если эта встреча будет последней.
      Где она будет его искать? Среди тысячи дорог, миллионов лиц, сотен вокзалов? Кто подскажет ей правильное направление и кто поможет? Она лихорадочно придумывала ответы, но все они были самообманом.
      Внезапно что-то ярко вспыхнуло у нее в голове, словно вырванный из киноленты кадр — его рука, сжавшая дорогую изящную рукоять из слоновой кости. Потрясенная его внезапным уходом, она не придала значения этому новому предмету в его образе, потому что и сам он изменился. За то короткое мгновение, пока они,как завороженные, смотрели друг на друга, она не успела понять, что трость нужна ему вовсе не для пижонства. Ее сердце сжалось от горечи. Кто знает, что ему пришлось вынести, чтобы выжить? Эта примета, найденная в сумбурных воспоминаниях, казалась еще одним тусклым маяком в том пути, который она себе обозначила. План созрел молниеносно. Это был ее единственный шанс. Нужно было найти Уильяма, пока он еще в городе.
---
      Сонный портье удивленно уставился на два голубых бриллианта глаз, которые пропиливали его насквозь. Их обладательница, решительно произнесла:
— Прошу меня заранее извинить. Но, дело очень срочное. В вашем отеле должен был остановиться высокий месье средних лет, он носит небольшие усы, глаза у него, - что-то вдруг заставило ее остановиться, но после секундной паузы , она продолжила, — У него зеленые глаза и темные волосы. Он слегка хромает, и поэтому всегда носит с собой трость. Его имя — Уильям, и мне очень нужно его увидеть.
 — О, мадам, это совершенно против наших правил. Мы не даем информацию о наших гостях, — в замешательстве ответил молодой худощавый паренек, в красной униформе.
      У Виктории перехватило дыхание — по его лицу она поняла, что действует в верном направлении. Теперь нужно было перейти к следующей уловке.
— Спасибо, я поняла — с улыбкой протянула она, — Вы все равно очень любезны.
      Красивая девушка деловито уселась в одно из кресел просторного холла, расправив складки своего платья.
— Тогда я подожду его здесь. Это не возбраняется? — портье опять смутился. Виктория уже давно знала, какое впечатление производит на мужчин, особенно если смотрит вот так, как сейчас, с лукавой загадочной улыбкой.
— О нет! Конечно, вы можете подождать, — немного запинаясь от волнения, сказал портье, который, несомненно, узнал из ее описания своего постояльца.
      Сначала она не знала, как будет действовать, но план сложился, словно сам собой.
      Теперь оставалось только ждать, заставляя бешено колотящееся сердце, хоть немного успокоиться, а щеки не так предательски гореть. Разум, сопротивляясь из последних сил, не давая ей покоя. Зачем она вообще разыскивает его, после стольких лет, когда он ясно дал понять, что совсем не желает ее видеть.
      А ведь Уильям знал ее имя, знал что она, возможно, вернулась после войны в свой родной город. Ему бы не составило труда найти ее раньше, если конечно, он хотел этого. Виктория почувствовала, как ее охватывает злость и досада. Какая же она все-таки дура, если поверила своим чувствам, погналась за призраком, который даже не принадлежал ей. Что ей было о нем известно? Практически ничего, кроме того, что его работа в СС была прикрытием. Судя по имени, он был англичанином, хотя его немецкий и французский были безупречны.
      Страх, который он вызвал в ней при первой встрече, уже тогда смешался с необъяснимым волнением , которое усиливалось каждый раз, когда она слышала его голос, и видела перед собой его внимательные глаза. Уже тогда, она поняла, что это чувство зародилась вопреки всему, что их окружало, вопреки разуму и морали, и может быть еще раньше, чем они оба появились на свет. И она точно знала, что ни один мужчина не будет смотреть на нее так, как будто она — единственный значимый человек в этом мире.
      Минуты неумолимо превращались в часы, она все так же вздрагивала и поворачивала голову к двери, когда портье услужливо открывал ее перед очередным входящим. Наступил вечер, а она все еще не могла решить, что она скажет Уильяму? О чем его спросит? Как быть уверенной, что он не оттолкнет ее?
От этих мыслей ее оторвал участливый голос юноши:
— Мадам, возможно, он решил сегодня остаться в городе. Вам лучше прийти завтра…
      Ошеломленная, потерянная, она уставилась куда-то перед собой, не зная, что делать дальше. Тот, кого она ждала здесь целый день, мог вообще оказаться другим человеком. С чего она взяла, что Уильям остановиться именно здесь, разве мало мужчин, которые, как и он ходят с тростью? Это было самонадеянно и глупо.
      Она открыла свою сумочку, достала небольшой блокнот и ручку. Написав что-то и аккуратно вырвав листок, она медленно поднялась из кресла, делая как можно более уверенный вид, подошла к портье, обращаясь со своей безнадежной просьбой:
— Передайте ему, если он все-таки появится. Я буду вам очень признательна месье.
Затем она вышла из дверей отеля, оставив окончательно смущенного юношу, и свои несбывшиеся надежды.
---



Catelyn May

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться