Ангел во тьме

Размер шрифта: - +

Глава 12

       На одиноком перроне, в этот ранний час, кроме них, была только одна пожилая пара, которую сразу же забрал подъехавший автомобиль.
      Уильям увлек Викторию под козырек зеленой крыши.
      — Зачем мы здесь? — тревожно спросила она, не отпуская его руку.Он сжал ее ладонь, словно стараясь передать ей часть своей уверенности.
      — Всему свое время. Доверься мне и постарайся выполнить все так, как я скажу. - его тон был спокойным и выдержанным, и это придавало ей силы. - Нам придется на время разделиться. Сейчас ты пойдешь по этому адресу и снимешь комнату на имя Вероники Франс, у тебя в сумочке лежат деньги, — он вырвал листок из своего блокнота, предварительно написав на нем несколько строк.
      — А ты? Когда я увижу тебя? 
      Он вновь обхватил ее ладони своими, стараясь согреть, — Тебе нужен отдых, ночью ты почти не спала и выглядишь совсем усталой. Не волнуйся, мы очень скоро встретимся снова. Для тебя пока достаточно приключений.
      — Что ты собираешься делать дальше? - нетерпеливо задала она очередной вопрос, чувствуя, как в душе шевельнулось пугающее подозрение — возможно этот разговор на перроне был их прощанием, последними минутами вместе...
      Его скулы напряглись, лицо мгновенно стало серьезным, в зеленых глазах промелькнула тревожная тень
       — Мне необходимо выяснить, кто идет по нашему следу. Ты должна понять, что все происходящее сейчас не детская игра. Ставки стали слишком высоки, — в голосе Уильяма была, теперь уже знакомая строгость, которая заставила ее сдаться.
      — Хорошо Уильям, я сделаю, как ты просишь. Только пообещай, что не оставишь меня надолго в неизвестности.
      — Я постараюсь сделать все возможное. Только и ты обещай мне, что не станешь предпринимать никаких необдуманных шагов. Не нужно разыскивать меня, лишний раз бродить по городу, завязывать случайные знакомства, давать кому-либо объяснения. Но самое главное, запомни: если я не вернусь через неделю, уезжай куда-нибудь... уезжай как можно дальше, моя девочка. Денег на первое время тебе должно хватить. И нигде, ни при каких обстоятельствах, не упоминай обо мне, — он тяжело и громко вздохнул, увидев, как она закрыла глаза, чтобы скрыть подступившие слезы.
      Уильям наклонился к ее губам и они растворились в исступленном и мучительном для них обоих поцелуе, стараясь задержать ускользающее время, еще на секунду, на миг, который возможно стоил целой жизни. Виктория старалась запомнить все, едва заметные но ощутимые щетинки на его щеке, запах его одеколона и горячую власть его губ, и не могла представить что сможет жить или даже хотя бы существовать без него в этом мире.
      С трудом заставив себя оторваться, он нежно провел пальцами по ее мокрой щеке, собирая слезы. 
      - Посмотри на меня. Не нужно плакать, моя любовь, ты всегда была сильной, ты сильнее чем тебе кажется и ты справишься. 
      Виктория уткнулась в воротник его пальто, стараясь окончательно не разреветься.
      Наконец, она сжала в руке маленький, оборванный по краю листок, смахнула соленые капли, разъедающие нежную кожу, а затем, развернувшись, уверенно зашагала по перрону, исчезающему в холодном предрассветном тумане.
-----
      Маленькая гостиница, скрытая в лабиринте уютных старинных улочек оказалась на удивление опрятной. Внутри пахло печеными яблоками и ванилью. Пожилая женщина с приятным круглым лицом поспешила к ней навстречу откуда-то из жарко натопленных помещений.
      — Здравствуйте мадам! Есть ли у вас свободная комната? Я хотела бы остановиться здесь на несколько дней.
      Женщина расплылась в самой радушной улыбке, какую только можно было представить. В их маленьком городке ее единственным способом заработать был этот старинный дом, комнаты которого она давно превратила в гостиничные номера. Но его удаленность от центра, делала приток гостей совсем небольшим для ее, и без того скудного, дохода.
      — О! Конечно же, комната есть, это лучшее что вы можете найти! Вы будете одна или позже к вам присоединиться ваш муж? — добрые глаза смотрели с бесхитростным любопытством, которое иногда свойственно тем, кто давно привык к одиночеству.
      «Вы будете одна или позже к вам присоединиться ваш муж» — эти слова заставили сердце Виктории учащенно забиться. Она вдруг вспомнила свой недавний сон, в котором увидела их совместное будущее и улыбнулась этой согревающей мечте. Все обязательно сбудется, нужно только верить. Ей безумно хотелось дать утвердительный ответ, что скоро ее муж будет рядом, но вдруг в памяти возник строгий взгляд проницательных глаз, убеждающий голос: «Не нужно разыскивать меня, лишний раз бродить по городу, завязывать случайные знакомства, давать кому-либо объяснения».
      — Нет, я буду одна.- Виктория отчеканила каждую букву своего ответа и сделала как можно более непроницаемое лицо, посмотрев мимо собеседницы, чтобы у той не возникло желание вести дальнейшие расспросы.
      Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице, которая очевидно не одно столетие служила своим хозяевам, она оказалась в небольшой теплой комнате, с потертой, но чистой мебелью, обоями голубоватого оттенка, красивым эркерным окном.
      Женщина заулыбалась вновь, когда увидела, что ее будущая постоялица приятно удивлена:
      — Желаю вам приятного отдыха, ужин будет в восемь. — пропела она, после того, как они уладили вопрос оплаты.
      Когда дверь закрылась, Виктория почти упала на кровать, чувствуя, как усталость и переутомление берут верх над ней. Но прошлую бессонную ночь в купе, рассекающего темноту, поезда, она бы ни на что не променяла. При этих воспоминаниях, ее щеки вдруг начинали гореть, а сердце разбивало грудную клетку. Снова быть с ним, снова сливаться с ним, снова и снова медленно умирать в его руках... Но Уильям сейчас был далеко, Возможно, ему грозила опасность. Возможно, он не сможет вернуться. Виктория уткнулась в подушку и изо всех сил зажмурила глаза, пытаясь отогнать навязчивый страх.
Сон все-таки взял верх над ее уставшим разумом. Ей снились его умные крепкие руки, его поцелуи, каждый из которых отзывался в ее теле тысячами сжигающих искр. Словно они оба были созданы только для того, чтобы встретиться однажды под мрачным пологом войны, чтобы быть вместе назло времени, назло судьбе и алчной смерти.
      Проснувшись уже в сумерках, она поняла, что проспала ужин. Голод давал знать о себе, ведь она со вчерашнего дня ничего не ела, попав в водоворот событий, которые перевернули ее жизнь.
      Приведя себя в порядок и приготовившись спускаться вниз, она услышала голос своей хозяйки, которая оживленно болтала с каким-то мужчиной, который очевидно не скупился на комплименты и лесть.
      Вжавшись в простенок, Виктория инстинктивно почувствовала, что разговор шел о ней. Она не смогла расслышать все слова, но несколько раз ее воспаленный слух улавливал фразу — « ваша новая гостья».
      В висках застучали маленькие назойливые молоточки:
Как они ее разыскали? Это казалось невозможным. Уильям не мог просчитаться.
      На минуту ею овладела предательская паника. Что ей делать теперь, когда его нет рядом? Откуда ждать указаний? Как действовать? Однако ее внутренний борец не заставил себя долго ждать, и победил в мысленном диалоге. Кто ей давал указания раньше? Когда-то она выживала, повинуясь только своему собственному чутью. Нельзя было забывать об этом. Решение нужно принять самой и незамедлительно. Лучшая защита, это нападение. Из преследуемой жертвы она сама превратиться в тень и проследит за странным посетителем, и к черту все предостережения Уильяма.
      Замерев у стены, едва дыша, она дождалась, пока мужчина уйдет, а хозяйка вернется на свою половину. Через минуту, из радиоприемника на кухне зазвучали довольно громкие тягучие ноты блюза.
      Спустившись, как можно тише, придержав массивную входную дверь, чтобы та не скрипела так сильно, Виктория, осторожно осмотревшись, почти бесшумно выскользнула на улицу, которую уже освещали редкие тусклые фонари. Она увидела удаляющийся в глубину узкой улочки, силуэт своего преследователя.
      Пройдя за ним несколько метров, Виктория заметила, что он остановился у старинного каменного дома, который, наверное, стоял здесь со времен столетней войны. Вдруг несколько темных силуэтов вынырнули из подворотни и направились в сторону объекта ее пристального внимания. Спрятавшись за углом, она могла хорошо слышать разговор, происходивший между этими, скрытыми темнотой, людьми, хотя и не могла разглядеть их.
      — Вы уверены?
      — На все сто! Хозяйка отлично описала девушку, которая была с ним в поезде.
      — Ну что же, скоро одним нацистом на свободе станет меньше. Я лично займусь делом Мельбурга. И как только истребить всю эту нечисть, которая до сих пор ползает по земле, — в голосе второго подошедшего было что-то до боли знакомое, но она не могла понять до конца, что именно.
      — А девушка?
      — Ее также необходимо задержать. Скорее всего, он придет к ней рано или поздно. 
      Виктория старалась подавить дикий животный страх, воскресший вновь в ее памяти. Страх, который она пережила когда-то давно, убегая в темноту от выстрелов и лая ищеек. У нее была лишь одна мысль — уйти как можно дальше, укрыться где-нибудь до утра и постараться предупредить Уильяма, какая опасность ему грозит. Кто-то опознал в нем обергруппенфюрера СС, под маской которого он когда-то скрывался в их маленьком Нанси.
       Пустота одиноких средневековых улочек казалась обманчивой, они лишь безмолвно наблюдали, раскрывая свои мрачные объятья уставшей загнанной девушке. Внезапно, она поняла, что ей нужно вернуться обратно в гостиницу. Дверь наверняка не была заперта, если только хозяйка не решила перед сном проверить ее. Виктория облегченно вздохнула, когда ее догадка подтвердилась. Радио по-прежнему было включено.
      Осторожно ступая, она преодолела все ступени, стараясь, чтобы они не затянули свою столетнюю скрипучую песню.
      Поднявшись в свою комнату, она быстро открыла небольшую, оставшуюся не распакованной сумку. Повесила в шкаф, взятое с собой платье, сняла и положила на прикроватную тумбочку несколько заколок для волос. Кровать и без того была в беспорядке, оставалось лишь снять одеяло. Теперь тот, кто войдет сюда, решит, что она вышла совсем ненадолго. Взяв только маленькую сумку с деньгами и документами, Виктория собралась было тихо спуститься вниз, проделав тот же путь, но поняла, что в радио уже не играет, ее слух четко различил в тишине дома резкий щелчок мощного дверного замка.
      — Черт, только не это! — ругнулась она про себя, подумав с досадой, что теперь ей придется выбираться другим путем.
      Отодвинув занавеску, девушка посмотрела вниз. Расстояние было совсем небольшим, учитывая, что дом был изрядно просевшим от времени. Положив туфли в карманы пальто, она шагнула на подоконник. Нужно было вспомнить свое детство, когда она носилась с мальчишками и удирала через высокие заборы от разгневанных соседей, когда они ночью пробирались в окрестные сады.
       Времени на размышления не было. Держась за подоконник, она нащупала ногами небольшой выступ над окном первого этажа, а потом спрыгнула с него, больно приземлившись на каменную мостовую. Осмотрев себя, Виктория поняла, что отделалась лишь содранной коленкой и парой царапин на щеке.
      Поднявшись, она еще раз осмотрела пустынную улочку, ушибленная нога немного саднила. Подступающая осенняя ночь уже запускала свои холодные пальцы под ее кожу, нужно было поскорее найти ночлег.
---
      Уильям молчал, судорожно сжимая свою чашку, которую ему до смерти хотелось запустить в стену. Он недооценил Викторию и степень ее власти над ним. Для него она все еще была безрассудным подростком, с пылающими ненавистью глазами, которого он увидел семь лет назад. Эта девушка оказалась намного более отчаянной, чем он думал. Его трясло от осознания того, что он вновь вернул ту, которую любил больше жизни, на дорогу скитаний и тьмы. Если бы была возможность повернуть время вспять, он никогда бы не посмел потревожить ее.
      Теперь нужно сделать все возможное, чтобы она была в безопасности.
      Уильям Лэм поднялся со своего стула, в одном из парижских кафе, зажав в руке газету, где была спрятана переданная ему утром, шифровка. Его «вели» не французы, но легче от этого не становилось. Нужно приложить весь свой талант убеждения, чтобы Виктория наконец поняла , что он не сможет дать ей жизнь которой она достойна. Сделать ее одной из завербованных им агентов, заставить участвовать в политических интригах, постоянно проходя по краю пропасти? Он не выдержит этого, не сможет допустить, чтобы ей постоянно угрожала опасность, рано или поздно сделает фатальную ошибку и это обернется гибелью для них обоих. Завтра же он должен покинуть страну. Было настоящим безумием оставаться здесь еще на сутки, но еще большим безумием было оставлять Викторию рядом с собой. Он достал из конверта новенький синий паспорт- пропуск для нее в нормальную жизнь, жизнь которую он едва не сломал.
---------------------
      От Парижа до Этампа, где он оставил Викторию, было не больше часа пути, скоро они встретятся в последний раз.. Уильям сидел за рулем арендованного автомобиля и нервно курил. В лобовое стекло летели, растревоженные поднявшимся ветром, листья, радио издевательски пело о несчастной обреченной любви: «Les échos du bonheur
Font tes chants tristes. Autant quʼun repentir.» «Прощай, моё сердце, эхом счастья раздаются твои печальные песни, также как и раскаяние…»



Catelyn May

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться