Ангелочек для циника

Размер шрифта: - +

Эпилог

POV Диана

 

Полтора года спустя…

 

- Это какой-то дурдом! – возмущается Андрей Сергеевич Крестовский. Иными словами, глава нашей дружной и большой семьи. – Вы сговорились, что ли? – по очереди смотрит сначала на Стаса, который сидит в вальяжной позе в кресле со стаканом минералки в руке, а после на Леху, и останавливает глаза на мне.

  Мой брат делает вид, что не замечает ни повышенного тона своего тестя, ни его намеков, однако они переглядываются со Стасом и подмигивают друг другу, на что я лишь закатываю глаза. Сейчас доведут пожилого человека до инфаркта своими выбрыками, а нам, то есть женской половине семьи Крестовских, что потом, прикажете, делать?

- Что случилось, дорогой? – из столовой выходит моя мама, которая вот уже два месяца как носит другую фамилию.

- Люда, ну хоть ты им скажи, - Андрей Сергеевич выставляет руку вперед, затем бьет себя по ноге, а моя любимая мамуля подходит ближе к своему супругу, гладит его по плечу, чтобы не нервничал, при этом расточая улыбки нам.

  Правда, она пока не знает истинной причины, почему ее горячо любимый муж возмущается столь громко, не желая признавать поражение, однако Людмила Крестовская всегда и во всем готова поддерживать своего мужчину. Потому что именно так должны вести себя близкие люди.

  И никак иначе.

  Вот ведь, действительно любовь, прошедшая через столько лет. Хотя, как утверждает моя мама, она безумно рада, что именно сейчас соединила свою судьбу с Андреем Сергеевичем.

  Он давно и безответно влюблен в нашу с Лехой родительницу. Еще когда они были молоды и полны оптимизма, он готов был соединить судьбу с моей мамой – так его зацепила милая и симпатичная блондинка с голубыми глазами и в цветастом сарафане, что тогда еще молодой парень напрочь потерял не только голову, но и способность дышать вдали от Людмилы. Возможно, у них бы получилось, если бы не влез мой отец. История умалчивает насчет серьезности его намерений – то ли действительно любил маму, то ли просто хотел показать, что он круче Крестовского.

  Итог оказался банальным – мама вышла замуж за папу, родила нас с Лехой, а Крестовский от отчаяния женился на матери Стаса с Никой. Ни там, ни там прочной и дружной семьи не получилось – пары расстались, потому что без любви и доверия отношений не построишь.

  Крестовский с мамой встретились еще раз – у нас были проблемы с покупкой загородного дома, а Андрей Сергеевич откуда-то узнал. И примчался помочь маме.

  Как потом мы узнали, они провели вместе неделю. Кстати довольно любопытно – почему тогда не попробовали наладить отношения?

  И вот полтора года назад на дне рождения мамули они встретились вновь. Ну и, как говорится, закружилось у них.

- Дорогой, что я должна им сказать? – мама с небольшим удивлением смотрит на своего мужа, а тот под нежным взглядом и спокойным тоном даже теряется на какое-то время. В любом случае, больше не кричит, как делал это каких-то пять минут назад.

- Кто возглавит компанию? – повторяет свой вопрос Андрей Сергеевич, глядя на супругу, а она переводит глаза сначала на Леху.

- И не надо на меня так жалобно смотреть, - братишка фыркает, так как свою позицию уже озвучил. – Мне своей за глаза, - проводит ребром ладони по шее, показывая, как же он, бедненький, загружен делами. – При всем уважении, но я пас.

- Я тоже пас, - Стас, как обычно, спокоен и уравновешен, произнося слова с толикой безразличия в голосе. – Могу на две недели подстраховать, пока вы будете наслаждаться медовым месяцем, - не дает возможности маме вставить ни слова. – Но я юриспруденцию не брошу, даже не уговаривайте.

- Тогда Ника! – отец (а я его именно так называю, хоть мой брат пока обращается к тестю исключительно по имени-отчеству) поднимает указательный палец вверх, однако сразу же раздается женский голос со стороны лестницы:

- Нике для полного счастья осталось только твоей компанией руководить!

  А спустя время появляется и наша любимая ворчунья – какая же она красивая и миленькая. Особенно на девятом месяце беременности. Леха подрывается с места, помогая жене спуститься медленно по лестнице, однако мой взгляд прикован лишь к Стасу, который с печалью наблюдает за сестрой.

  В последнее время он именно так смотрит на всех беременных женщин, малышей и магазины детской одежды. Но ни разу за все время Стас не нарушил данное им когда-то слово относительно моей учебы и карьеры.

  И ни разу не заговорил о наследниках, позволив мне самой принимать решение. А я в очередной раз убеждаюсь в правоте своих намерений – пора пересматривать жизненные приоритеты, Диана! Ведь я тоже с толикой восхищения смотрю на свою сестру. Да, мы стали близкими и родными, всегда и во всем поддерживая друг друга. К тому же Ника называет мою любимую женщину “мамой”.

  А я даже не ревную.

- Наконец-то и у меня появилась мама, - произнесла девушка, когда ее отец заявил, что собирается соединить судьбу с Людмилой Пантелеймоновой. – Не возражаешь, если заберу у нее часть любви себе? – толкнула меня легонько локтем и подмигнула, всем своим видом показывая, как счастлива.

  Конечно же, я не возражала, как и мама, кстати тоже. Зато Андрей Сергеевич в категоричной форме возразил – если не стану называть его “папой”, обидится и вычеркнет меня из завещания. Мы все дружно посмеялись, однако и я не возражала против подобной постановки вопроса – настоящего отца у меня, по факту, никогда и не было.

- Дорогая, - мама расплывается в улыбке и помогает Нике присесть, прогоняя Леху снова на кресло.

  С его-то двухметровым ростом тяжело ухаживать за беременной женой – то живот заденет, то в бок локтем зарядит, когда помогает ей присесть или прилечь, то на ногу наступит, потому что постоянно крутится вокруг Ники. А та ворчит в ответ, хотя к этому все уже давно привыкли. Другой мы ее уже не представляем.



Илона Шикова

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться