Ангелы не продаются

Font size: - +

Ангелы не продаются. Глава 5. Крылатые

Я стояла почти на самом краю, и держала своего ангела на руках. Небо молчало, изредка погромыхивая далекими раскатами и поблескивая молниями. Я почти видела хмурое, тяжкое лицо, нависающее над Городом, но прекрасно понимала, что это моя фантазия. Что это я жажду присмотра и внимания, обвинения и оправдания.

- Погляди, они крылаты…

Сначала мне показалось, что это сказал Макс, следовавший за мной безмолвной тенью. Но он повторил эту фразу иначе:

- Гляди! Гляди вниз… - и я поняла, что первым шепнул мне мой Иннуэль. Что он смотрит на меня лучистыми глазами, и надежда вспыхнула… Но он был таким же холодным и слабым. И мерцающие алые полосы на его спине никуда не делись, огибая острые треугольники лопаток и очерчивая выступающие позвонки.

Макс вскочил на бордюр крыши, я почему-то не боялась за него. Подошла поближе, вглядываясь в толпу. Вначале я не понимала, что вижу. Хотя ставшее почему-то очень острым зрение позволяло мне разглядеть даже мороженое в руке маленькой девочки и номер скорой помощи, стоящей на краю площади.

- Они крылаты…

Эти крылья не были похожи на крылья ангелов. Прозрачные, как кисея, мерцающие и темные, или напротив, светлые, искристые. Покрытые хрупкими узорами, похожими на морозные рисунки, а то и на вязь сосудов.

Эти крылья были не у всех. Я переводила взгляд с одного на другого, и видела – нет крыльев вон у той женщины, и у того мужчины, и у той группы людей. Но они тоже мерцали, эти люди, едва заметно, но искрились. Это было странно и красиво.

- Люди крылаты, Макс, - это была уже я. Растерянно глядела на него. Такого же растрепанного, почти незнакомого, но понятного Макса. Он посмотрел на меня.

- Ты тоже, - сказал негромко. И улыбнулся. Я не стала ему ничего говорить – я видела прозрачные рыжие полотнища вокруг, над ним и над собой.

- Они всегда были крылатыми, - тихо сказал кто-то за нашей спиной, и Макс соскочил с бордюра, чтобы не навернуться от неожиданности. Там стояло трое ангелов, таких же невысоких, юных и печальных. Они пришли забрать Иннуэля? Мне стало больно, и я внезапно прижала к груди своего ангела, будто бы не желала отдавать. Вот ведь мы, люди, какие, а! Я разглядывала ангелов. Первая – она была повыше, с пронзительно-изумрудными глазами и темными волосами, с черными крыльями, бледная и красивая. Два других – пониже, светленькие и похожие, держались за руки.

- Но не все хотели это видеть. Не все и сейчас хотят, - переглянулись эти двое, на запястьях у них были похожие браслетики с зелеными камешками.

Господи, откуда я знаю про них то, что знаю? Я резко оглянулась назад и вниз. Отчего-то зная, что мои девочки уже допили вино и тоже стоят там. Так и было. Эля держала щенка с перевязанным ухом, и глядела на нас снизу вверх. Вика стояла рядом, размахивая руками и возмущаясь чему-то. В руках у нее было целых три порванных цепочки. Ангелов на них не было. Я не разглядела, есть ли у моих девочек крылья. Кажется, не было. И за что им такое? Отчего-то я понимала, что крылья – это очень, очень важно. Я всмотрелась в Вику, а затем перевела взгляд на чернокрылого ангела.

- Ты ведь ее ангел, да? – я спросила у нее. Она кивнула.

- А Элин где? – уточнила я. Все трое покачали головами. Взгляды их стали еще грустнее. «В последней партии трое живыми не доехали…». Может, и ее ангел попался в какую-то такую вот партию? И не доехал? Я видела, как щенок трогает носом щеку Эли, и как та глядит в небо сердитым взглядом обиженной девочки. Я снова поглядела на чернокрылую, и попросила, - Не бросай их, а? Ты же к ним спустишься?

Ангелы переглянулись. И молча поглядели на меня. Не кивая, но и не отрицая.

- Слушай, - тронул меня за плечо Макс, разглядывая Иннуэля, который положил голову мне на плечо и закрыл глаза. Я сжала его сильнее. Да неужели вот так? Не может быть. Он и правда был очень легким… Чего ты хочешь, Макс, а? Я резко повернулась к нему:

- Что, Макс! Он умирает, ты видишь? Его родичи ничем не могут помочь. А я не знаю, как! Я бы отдала свои крылья, - оглянулась на странное мерцание за спиной, - Если бы могла… Скажите, может, так можно? – я уставилась на троих крылатых сухим бесслезным взглядом, чувствуя резь в глазах. Они снова молчали, чернокрылая приобняла светленьких, и три пары прозрачных глаз наблюдали за мной. Осуждения, презрения и злости там не было. Печаль, ожидание и надежда?

- Слушай, погоди, - снова прервал меня Макс, - У нас с тобой по два крыла. Может… может, мы поделимся? По одному крылу на каждого… справимся, а? – он неловко улыбнулся. Мерцающий прозрачный свет вокруг него был таким заметным. Я сморгнула. На лоб мне упала огромная капля, потом вторая. Над самой головой громыхнуло, а сквозь крылья моего Макса я увидела ветвистые разряды молний. Может, лучше, чтобы ангелы улетели? Тут есть громоотводы, но мало ли. Вдруг их заденет… Господи, о чем я думаю!

- Крыло? Одно крыло?

- Ну да, - затряс головой он, улыбаясь, - Это же лучше. С миру по нитке, с человека по перышку, вдруг получится. Идите сюда, - повинуясь будто бы какому-то порыву, он шагнул вперед, и обнял нас. Обоих. Меня и Иннуэля.

Я внезапно задохнулась. Проливной ливень хлынул на нас, скрывая ангелов, антенны, двери в здание, бордюр и всех людей внизу. Он был теплым, он хлестал и стекал с нас густыми потоками, и в нем мерцали наши яркие человеческие крылья. Интересно, на них можно летать? А вдруг – можно? А вдруг – получится. Слышишь, Иннуэль? Держись, мы поделимся крыльями. У нас получится, иначе и быть не может. Ты ведь дух, правда? Чудесное небесное создание, воплощающее все хорошее, что есть в людях. Или даже нет, ты сам по себе – ты просто стараешься сделать нас лучше, поднять все хорошее со дна души.



Александра Хортица

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain