Ангелы не продаются

Font size: - +

Цена крыльев. Глава 4. Право на чудо

Маленький тихий дрон качнулся у самого окна современного офисного здания, которое с недавних пор снимала одна предприимчивая леди. Спустя пару минут дрон плавно развернулся и полетел прочь. Прямиком в руки лохматого владельца и его не менее лохматой (и донельзя сердитой) подопечной. Они сидели в скверике напротив главного входа, у соседнего небоскреба, который оккупировали голуби. На них и на дрон – обычное дело в центре мегаполиса – никто не обращал особого внимания.

Сегодня информации было еще меньше, чем раньше. Хотя сейчас не приходилось летать у самой земли, у подвальных окошек, но риск врезаться в стену или стекло был велик. Да и заметить технику не составляло труда.

Еще и голуби, наводнившие всю округу в уже не естественных количествах. Хотя голуби были пока на руку, они отвлекали внимание людей, а дрона боялись и под лопасти не лезли. Но Лохматому пришлось постараться, чтобы получить хоть какое-то видео.

Сейчас парень держал на коленях планшет, в одной руке – пульт управления, а в другой – маленького дрона, честно выполнившего свою незаконную миссию.

- Что? Что там? – тихо толкала его в плечо девочка, которой на вид было лет десять, а на деле – целых тринадцать! Она чуть нервничала, поэтому то и дело доставала из кармашка маленький розовый ингалятор, но к нему не прикладывалась. Обычная такая девочка с белобрысой косой, распахнутыми серыми глазами и любопытным остреньким носом. И она, и ее старший приятель были одеты в неприметные (хотя явно хорошие) джинсовые костюмчики, отчего походили на братика и сестричку. Хотя никакое родство их не связывало. О чем парень нередко жалел.

- Ничего, Ляна, ничего… - Лохматый хмуро вглядывался в экран, - Новое помещение чуть получше, посветлее. Вольеры побольше, но ёлы-палы! – он явно сдержал какое-то более заковыристое словечко, покосившись на девочку, - Новенькому ангелу постригли крылья, он лежит в углу клетки. Еще одного новенького пока не стригли. А твоего ангела куда-то унесли еще позавчера, я смотрел.

- Это я и без тебя знаю, - пробурчала она, зябко поведя худенькими плечами, - Даже знаю, что отпустили.

- Ну конечно отпустили! – сказал парень, и потрепал девчонку по волосам, - Я проследил. Машина ехала к самому высокому дому в городе. Надо там будет засаду устроить, если они оттуда ангелов отпускают... А нам пора, Ляночка. Папа будет беспокоиться. Да и тут светиться часто не стоит.

- Да ему на меня начхать, - сказала девочка, и снова зябко поежилась. Ее незадачливый телохранитель мог вовсе даже не тратить время на слежку. Достаточно было спросить у нее, и она бы рассказала всё о том, куда делся чудесный добрый ангел, имя которого она шептала ночью, в надежде, что прилетит. Хотя она ведь знала, что он и правда делся. Вместе со своими ослабленными стрижкой крыльями. И не надеялась ни на что. Но все же звала. Вдруг! Имеет же она право на чудо? На настоящее чудо, а не вот это вот все…

А Лохматый, вздохнув, прикрыл девочку огромными невидимыми, но ощутимыми крыльями. Как жаль, что люди не умеют делиться крыльями с людьми. Только с ангелами. А то он бы поделился… И не надо было бы тогда злым людям делать свой страшный бизнес, правда? Можно было бы просто делиться друг с другом крыльями, как люди делятся с ангелами, а ангелы – как выяснилось – могут делиться с людьми. Хоть даже так. Временно.

Девочка потерла плечи, вернув планшет Лохматому. Плечи чуть зудели после того, как она прикрепила туда купленные папой крылья. Как она радовалась поначалу! Бегала по всем этажам такого огромного и пустого дома, хвасталась тете Лиде, и глазастой маленькой Эммочке – кухарка и горничная вежливо и чуть испуганно улыбались, а папа нарадоваться не мог. Какой удивительный подъем она ощутила, размахивая прозрачными полотнищами крыльев!

Эти самые крылья растаяли, впитались, изошли яркими искрами следующей же ночью, когда ей не спалось, и отчего-то плакалось. Вместе со слезами пришло имя ангела, который поделился с ней силой, и понимание его судьбы. Нескоро он вернется к людям, и его человек нескоро с ним встретится. Все это было очень, очень неправильно.

А еще она теперь боялась показываться на глаза папе, чтоб не заругал. Хотя он не заругает. Просто пойдет, и купит новые. А это значит… а это значило очень плохие вещи! Теперь она это понимала. И она не сомневалась, что папа это сделает. Все же ей стало намного лучше.

Целый день ингалятор не понадобился! А это уже серьезное достижение. Ради такого ее папа и десяток ангелов не пожалеет. Придется врать. А это тоже очень плохо.

Примерно в то же время в небольшом офисном здании происходил совсем другой разговор. Наталья, не ведая о слежке извне, возмущенно склонилась над шитьем растерянной и расстроенной Ириэли. Их с Ирочкой кабинет был с другой стороны здания, так что заметить жужжащего дрона они не могли. Поэтому Наталью беспокоило совсем другое.

- Что это? Ты мне скажи, пожалуйста, что это такое? – она тыкала французским (свежим!) маникюром в тонкий шелк на коленях ангела. После последней продажи настроение у нее было чудесным, и вот на тебе! Опять двадцать пять!

- Это… крылья, - вжала крылатая голову в плечи, глаза ее наполнились слезами, - Нат, просто они…

- Что? Что они? Это уже пятый брак за последний месяц! Я же крылатых не наберусь… в смысле, как ты думаешь, сколько ангелов захотят нам помогать, если ты запарываешь каждые вторые крылья! А? Ты что по этому поводу думаешь?



Александра Хортица

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain