Ангелы неба

Размер шрифта: - +

6

***

- Эй, док, тебя начальство вызывает.

Доктор Брайс повернул голову в сторону вошедшего, снял очки и устало потер глаза, пытаясь вникнуть в смысл услышанной фразы.

- Алло, док! Я к тебе обращаюсь. Оторвись от своих формул, никуда они не сбегут, - Свирский подошел к Брайану и уткнул свой указательный палец ему в лоб.

Поморщившись от такой бесцеремонности молодого коллеги, ученый мотнул головой, скинул последние расчеты на свой потрепанный носитель информации, и направился в кабинет к генеральному.

- Ты бы хоть причесался, - донеслась ему вслед уже давно надоевшая подколка.

Брайс машинально пригладил пятерней вечно взъерошенную шевелюру и, все еще прокручивая в голове только что пришедшую ему в голову идею, подошел к лифту.

- А, Брайан, здравствуй, дорогой, - заплывшая жиром физиономия руководителя института ядерной физики, расплылась в радушной улыбке.

 - Присаживайся, чай будешь? Не отнекивайся, я знаю, что ты за своими исследованиями совсем забываешь поесть. Ларачка, сделай нам чаю, - проворковал шеф в свой коммутатор.

- Так, на чем мы остановились? - проводив масляным взглядом фигуристую секретаршу, поставившую на стол чашки с чаем и вазочку с печеньем, сделал вид, что задумался, генеральный. - Ах, да, на твоих исследованиях. Так, вот, кое-кто, оттуда, - указательный палец директора взвился к потолку, - очень заинтересовался твоими разработками, и хотел бы встретиться. Ты сам понимаешь, как это важно для всех нас, ведь, если твоя теория подтвердится, то у землян появится надежда на прекращение этой затянувшейся войны со странниками. Поэтому завтра ты отправишься в Старый Глорк и продолжишь работу под началом самого профессора Тавридиса.

Доктор Брайс с плохо скрываемой радостью взирал на своего начальника: неужели, правительство, наконец, осознало важность его открытия?! Вот, только...

- А как же... У меня же дети! Куда я их?..

- Дорогой мой, о чем ты говоришь? Конечно же сыновья поедут с тобой, при правительстве есть школа - у них же тоже есть дети. Вот и договорились. Сейчас заканчивай тут дела, передавай все остальные недоделки Свирскому и иди собирать вещи. Утром за тобой заедет машина. И да, удали все данные о своих разработках с рабочего компьютера - незачем всякому несведущему в них залазить.

Дождавшись, когда за Брайсом закроется дверь, и выждав еще несколько минут, директор облегчённо выдохнул, достал из сейфа телефон и набрал единственный номер, забитый в его память.

- Все хорошо, мой господин, я сделал все так, как Вы сказали... Нет, он ни о чем не догадался... Да, я попросил его стереть данные с компьютера... Да, я понимаю, присылайте своего человека, пусть он за ним все проверит...

 

Вручив озадаченному коллеге внушительную стопку папок с необработанными расчетами, Брайан спустился на служебную парковку, завел свой видавший виды седан и вырулил за территорию института. В мыслях он уже находился в закрытой правительственной лаборатории, работал с новейшим полуразумным компьютером, связанным с всемирным Сервером, и делился своими идеями с профессором Тавридисом... Кстати, на счет идей! Ученый свернул на обочину пустынной трассы и заглушил двигатель. Переключив камеру видеорегистратора на режим съемки автомобильного салона, он торопливо надиктовал на нее основные тезисы, пришедшие в голову перед тем, как его прервал Свирский, пока они еще были свежи в памяти. Вот теперь можно отправляться дальше. Скинув запись на свой съемный носитель, на котором уже находились предварительные расчеты, доктор Брайс вернул машину на дорогу.

На то, чтобы объясниться с директором школы и забрать сыновей до окончания учебного дня, понадобилось не более получаса. Мальчишки, обрадованные незапланированным прогулом занятий, весело подгоняя друг друга, запрыгнули на заднее сиденье машины и наперебой стали расспрашивать отца о причине его столь раннего приезда.

- Мы уезжаем, - Брайан с улыбкой проследил, чтобы дети пристегнулись, развернул машину и, кивнув на прощание знакомому школьному охраннику, направился в сторону городского кладбища. - Меня перевели в Старый Глорк...

- Урррааа! - хоровой визг заставил ученого наигранно вздрогнуть, что вызвало еще большую бурю радостных эмоций.

- Мы сейчас заедем попрощаться с мамой, а потом будем собирать вещи. Завтра утром очень ранний подъем, и я надеюсь, что он пройдет без капризов, - Брайс с преувеличенной строгостью взглянул через зеркало заднего вида на младшего Трейвина, на что тот, комично вытаращив пречестные глазенки, отчаянно замотал головой.

Брайан всматривался в такое любимое лицо на могильной плите, прокручивая в памяти события двухлетней давности... Его Вилена была ведущим второго звена штурмовой бригады, под началом подполковника Райского. Первое звено вел сам Денис, старый друг семьи. В тот зловещий предутренний час они атаковали, обнаруженную накануне военную базу странников, когда вдруг, с совершенно неожиданной стороны, из-за холмов, вынырнули три десятка вражеских истребителей, против вдвое меньшего числа землян. Молодой вдовец знал все подробности того побоища от командира своей жены... То, как подполковник, догадавшись о том, что они попали в засаду, отдал приказ разомкнуть строй и, получив в результате свободу манёвра, кинулся наперерез противнику, давая шанс уйти остальным. Как его Вилена, ослушавшись приказа, осталась со своим командиром, прикрывая отход ведомых... Когда в небе остался последний вражеский самолет, у обоих закончились боеприпасы, и капитан Брайс пошла на таран...

А после похорон того, что осталось от героической летчицы, было два месяца, потонувших в сплошном алкогольном угаре. Брайан смутно помнил тот момент, когда на пороге его дома появился постаревший Райский. В том бою подполковник лишился глаза, выбитого осколками шлема. Старый друг, не говоря ни слова, закинул на плечо еле стоявшего на ногах ученого, сгрузил его в ванной и окатил струями ледяного душа. Затем, прошел на кухню, заварил крепкий чай и, дождавшись, когда взгляд Брайса станет осмысленным, дал ему прослушать запись с черного ящика, последние слова его жены:



Annyversary

Отредактировано: 23.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться