Ангелы против Демонов. Сон

Размер шрифта: - +

Глава 1

10.10.2019 год

Анна

С детства мне снились кошмары. Моя мама не сразу узнала об этом, только спустя два года после первого такого сна, я смогла ей открыться. Помню еще, как плакала. Постоянно мне снится один и тот же сон. Молодой человек, казавшийся мне в детстве взрослым и страшным, преследовал меня, говорил непонятные слова, временами я чувствовала удушение (он душил меня?). Я чувствовала страх.

 

***

 

Ночь. Перед сном я, как всегда, открыла окно. Луна была полная. Её свет озарял мою комнату и светил прямо мне в глаза. Дул легкий освежающий ветерок. Я долго не могла заснуть. Уже три часа ночи. Я не хотела засыпать, но все же моя усталость была сильнее. Вот, я закрыла глаза, как вдруг все стало красочным, красивым. Я подумала, а вдруг, это, наконец-то другой сон? Эх, мечтать не вредно. Спустя пару мгновений, я поняла, что ошиблась. Светлые тона резко перекрасились в темно-алые. Все потемнело. Природа, наполненная жизнью, вдруг стала мертвой. Цветущая ранее сакура превратилась в безлиственный дуб, разноцветный попугай, сидевший на ветке, почернел, как ворон, покрытый пестрыми цветами луг, вмиг превратился в кладбище. Все изменилось мгновенно. Я обернулась. За моей спиной, вдалеке стоял человек. Тот самый человек. Лица его я не видела, только лишь светлые волосы. Одет он был странно, не по нашему времени. Вдруг он исчез. В прямом смысле. Испарился в воздухе. Я опять обернулась. Его нигде не было. Через секунду я снова почувствовала удушение. Что же это такое? Какое-то проклятие на меня повесили.

От сна почти ничего не осталось. Только черные пятна. Я уже не спала, но находилась в каком-то трансе и чувствовала, что чьи-то руки держат мою шею, надавливая на кадык. Своими руками, сквозь транс, я начала трогать шею, но чужого не чувствовала.

В комнату кто-то вошел. Включили свет. Догадаться было не трудно, что это мама пришла спасать меня. Она, уже десять лет подряд, приходит посреди ночи в надежде, что этого больше не повториться. Но, увы, ее надежды быстро иссякли после трех месяцев безумных ночей.

Я почувствовала, что меня просто-напросто свалили на пол и облили холодной водой. Это было что-то новенькое. Она никогда так раньше не делала.

—Вставай. Вставай, детка, — мама шлепнула меня по щеке, — ВСТАВАЙ!!! — она еще раз, только намного сильнее, двинула по щеке. Даже, вроде как, я проснулась.

Глаза открылись произвольно. Кира стояла передо мной. Ее взгляд был довольно вялый. Понять, как она мучается было и дураку понятно. Каждый день мама пыталась рассмотреть у себя на лице новые морщинки, но природа видимо знала ее будущую участь и вознаградила самым крепким здоровьем и красивой кожей. Но бессонные ночи добились своего - синяков под глазами.

— Давай, вставай. Тебе сегодня повезло. Сейчас... ммм... — мама взглянула на часы, стоявшие на моем письменном столе — Сейчас, шесть утра. С добрым утром, соня. Я жду тебя на кухне. — она мигом вышла из комнаты прочь.

Тем временем я встала из своей «уютной» постели, и пошла из крохотной комнатки в ванную, там начала приводить себя в порядок. Как и мама, я пыталась хоть что-то поправить в себе, чтобы лучше выглядеть. У меня тоже были синяки под глазами, но к ним привыкла не только я, но и окружающие меня люди, и все же, только тональным кремом мне получалось хоть как-то закрасить сию красоту недосыпа, ну или, я пыталась закрыться своими темно-русыми, вьющимися, длинными волосами. Потом, выйдя из ванны, я с усердием полезла в шкаф, ища что мне надеть. Обычно это были черные джинсы, блузка и теплая кофта. Быстро, собрав все уроки на сегодня, я пошла на кухню. Там меня ждал завтрак: хлопья с молоком - завтрак типичного школьника или студента и зеленый чай, по словам мамы, он успокаивает нервы. Вот честно, я пока этого не почувствовала.

На часах еще и семи нет. И чем бы мне заняться до половины девятого? Хотя Кира сейчас придумает.

Мама работает менеджером в ресторане у своей старой, так называемой подруги, выращивала на заднем дворе цветы и просто любила свою жизнь. Сейчас Кира больше выглядела не усталой, а злой. Хотя она злиться не очень умеет, но все же, ее выражение лица показывало, что что-то не так. За мои ночные истерики мама меня не ругала, а даже успокаивала. Вот «интересно», что у нас сейчас будет?

Вдруг зазвенел телефон. Кто же это мог быть? Я слышала только: «Ну почему... сейчас? Ты что, издеваться надо мной вздумал...? У меня и так голова кругом. И на сколько? Ладно, хорошо, хорошо... ну только обещай, что на год... Да и больше никто из нас не протянет. Все пока.»

—Да, очень содержательный разговор... И кто звонил?

Кира подошла ко мне и обняла. Даже как-то не по себе стало...

—Сэм звонил. Просит, чтобы Саманта пожила у нас.

Отлично! Я, конечно, совершенно не в восторге от такой новости.

Чужой в доме, из которого почти каждую ночь доносятся мои истерические вопли... Ну, нет... Тем более, дочь Сэма - моя сводная сестра.

Когда-то давно, мама поехала на стажировку в Германию и встретила там «мужчину своей мечты». Они полюбили друг друга. Сэм сделал ей предложение, и та согласилась. Несколько лет они прозябали в поиске ответа на вопрос «Почему? Почему у нас не может быть детей?». Ответ был прост. Кира не могла выносить ребенка, у нее случались выкидыши. И когда настал тот момент, то чудо, когда Кира узнала, что беременна, ее единственный любимый человек, все это бесконечное время поддерживающий, отвернулся и изменил не только ей, но и себе. «Отец», а мне очень часто приходилось так называть Сэма, нашел себе тогда, дающую возможность, молодую девушку, и стал с ней встречаться. Беременная Кира узнала об этом, тут же подала на развод и уехала в родную Россию к семье, родила меня и стала просто жить, стала долгожданной матерью. Именно из-за своей тяжелой судьбы, мама так любила меня и оставалась рядом, несмотря ни на что. Зато так не скажешь о второй семье Сэма. Его вторая жена, через семь лет семейного счастья, подсела на очень плохое «лекарство». Как он не пытался помочь своей второй половине, ничего не помогало. В конце концов, та женщина обрела вечный покой, а Сэм пытался стать примерным отцом для Саманты. Виделись мы с ней мало и совсем недружно, да и то после смерти ее матери. Сейчас, по маминому выражению лица, было видно «никаких отговорок, я договорилась».



Анжелика Эн Алексеева

Отредактировано: 01.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться