Ангора. Хроники всемогущей меня.

Размер шрифта: - +

Ангора. Хроники всемогущей меня. Глава 10

ГЛАВА 10


Ангора


Рысь, которую за отсутствием фантазии мы назвали Рыськой, весь день крутилась возле меня. Однако это не нравилось доверенной мне лошади. Зверинец то и дело норовил напасть друг на друга, либо сбить меня с ног. Ко всему прочему, помимо этих двух, за мной увязались собаки, когда мы проезжали мимо мелкой деревушки. Псы величаво шествовали за моей лошадью, то и дело, обрушиваясь, лаем на проезжавшие обозы.

Это были самые скучные и тяжелые два дня моей жизни. Остановок на отдых и ночлег караван почти не совершал, да и погода выдалась на редкость жаркая. Калдлен, наемница и я почти не разговаривали друг с другом, а если и начинали беседу, то она всякий раз заканчивалась политическими распрями. Кэлла промывала мозги о том, как плохо живется нелюдям под игом Ковена Магов, а Рыжик рассказывал о всех «плюшках» и привилегиях союза двадцати рас. От этих разговоров становилось тягостно. Чего они от меня хотят? Ответ был достаточно прост: от меня ожидают какого-то чуда.

Сначала я держалась стойко и не выдавала своих эмоций, но в последнее время мои ночи начинались бурной истерикой и крокодиловыми слезами.

- Ангора, бриллиант моей души, ягодка моя изумрудная, цветочек мой яхонтовый, - произнес кто-то низким шершавым голосом.

Я вздрогнула и чуть не свалилась с лошади. Привычка рассуждать в ненужное время, когда-нибудь меня погубит.

- О нет, даже не уговаривай, Файдап, я не соглашусь на сделку, - отрезала я.

Купец Файдап – полу орк, полу троль, пытался уговорить нас продать Рыську за немалое состояние, но мы, под влиянием Кэллы дружно отказывались.

Кстати, если говорить о Файдапе! До сего момента я думала, что орки самая страшная из увиденных мною рас, но теперь, познакомившись с полу троллем, я заключила, что глубоко ошибалась. Помимо яркой внешности бандита-насильника Файдап обладал плотоядно-голодной улыбкой и вел себя вспыльчиво. В дорожной сумке у него позвякивали бутыли самогона, а красный алкоголичный нос, подтверждал мою теорию о том, что в отличие от орков, Файдап прекрасно ладит со спиртом.

По моей личной просьбе купец научил меня парочке трольских матов, и выражений, а так же поделился тяжелой жизнью тролля.

- Глупые люди! Считают что мы бездушные тупые людоеды с костью вместо мозгов. Думают что мы дикари какие-то! Ух! - говорил Файдап, размахивая руками.

Я послушно кивала, стараясь не возражать моему новому знакомому. Попутно я рассматривала окружающий пейзаж и втайне мечтала спешиться с лошади.

Итак, на третий день мы прибыли город двадцати рас, прежде пройдя на границе строгий контроль и осмотр. Нам так же выдали по грамоте, на которой были написаны правила проживания в городе. Огромным шрифтом были выделены следующие: "На территории Ливенфлейма запрещается пользоваться магией чаще, чем три раза в день", "люди обязаны каждый день регистрироваться у местного офицера охраны", "люди не могут проживать на территории государства более пяти дней", "люди обязаны платить ежедневные налоги на запрещенное использование магии", "людям, можно возобновить посещение государства, после трехдневного отбытия за пределы Ливенфлейма".

После ознакомления с грамотой нас сухо поприветствовали и провели к гостинице для зажиточных вельмож. Лошадей определили в загоны и потребовали, что бы серебряная рысь была запряжена вместе с мулами. На это заявление Рыська отреагировала агрессивно и, поцарапав провожатого, дала понять, что хочет отправиться в покои вместе со мной.

Дворецкий определил на нас троих небольшое крыло, состоящее из отгороженной гостиной, в которую выходили три двери в спальни. Вся мебель и украшения в помещениях были подобраны в коричнево-бордовых оттенках, что вводило меня в уныние. Я разочарованно вздохнула и направилась в свою комнату, прежде наказав Рыське, чтобы он оставался жить либо с Кэллой, либо в гостинице.

- Приехали, - произнесла я вслух и без сил рухнула на кровать.


Калдлен.


Если и пробовать найти информацию о Покровителях и Шеррах, так только в Ливенфлейме. Именно поэтому я решил остановиться в этом мерзком городе на двое суток. Более того нам троим не мешало бы хорошо отдохнуть. На первые сутки мы все почти не выходили из своих комнат, дружно высыпались и отдыхали друг от друга, но уже на второй день мы принялись за активный образ жизни.

Встав рано утром, я пожаловал Кэлле и Ангоре мешочек с золотыми монетами, позволив им порадовать свои душеньки покупками и походами по дамским салонам. Сам я направился в центр города, где находился местный суд, дабы пообщаться с некоторыми знакомыми.

Смиренно и гордо шагая по улицам Ливенфлейма, я думал о том, что происходит со мной в последнее время. Сначала появилась Ангора, которая внесла в мою жизнь разнообразие, а потом я встретил Кэллу и все это заставило меня забыть о том, что на самом деле я отправился в путешествие в столицу по личным причинам. Приключения и новые эмоции – это конечно здорово, но пришла пора подумать и над серьезными вещами. Мою кандидатуру выдвинули на выборы в Верховную Палату от расы людей, а я был категорически против моего внедрения в политику.

Я шел по оживленной улице, оправдывая себя, убеждая, что все в порядке и под контролем, но вопреки моим стараниям это было не так. На самом деле я никогда не чувствовал себя таким беспомощным и неуверенным в себе. Едва ли у меня получится отвертеться от должности председателя Верховной Палаты. Дед сделает все, чтобы я протиснулся в их ряды. Шерр! Более того, я был на шаге от нервного стресса из-за ситуации с Кэллой. Она вела себя так, будто мы никогда не были знакомы, а потом еще и отчитала меня за не подобающее отношение к иномерянке. Да что я делаю не так? Да, зол в последнее время, но заботиться о девчонке не перестаю. Стоп! Заботиться? С каких это пор я проявляю к кому-то подобное чувство?

- Ангора, - тихо прошептал я и на миг закрыл глаза, представляя ее образ.

Каждый раз, когда я делал это, меня охватывало желание стиснуть Дочь Покровителей в объятиях и никогда не отпускать. Однако, мне не следовало так думать о ней. Я Калдлен О'Крин - хитрый Лис, часть Ковена Магов. Мое имя произносят со страхом, а простолюдины склоняют предо мной головы, когда я прохожу мимо них. И скорее всего моя мать уже выбрала для меня достойную партию для создания семьи. Возможно это будет темноволосая Адель Фе'Рон или соблазнительная голубоглазая Зои О'Каллум. Зачем мне думать об Ангоре, которая ни во что меня не ставит, если есть девушки, которые боготворят меня?

От этих доводов мне стало легче и я даже воспрял духом. Выпрямив спину и поправив камзол, я уверенно повернул в Золотой Переулок, где находился городской суд. Я и не заметил, как прошел еще один квартал и передо мной выросло массивное здание, украшенное колонами. В детстве мать часто привозила меня сюда и заставляла работать над бумагами вместе с судьей Рокфором Эль'Торе - единственным человеком, который имел право на постоянное место жительство в Ливенфлейме. Рокфор был местным мэром, судьей и фаворитом моего деда. Этот древний маг имел за своими плечами значительную репутацию, огромное состояние и трех сыновей, которые заняли почетные места в правительстве.

Я виделся с Эль'Торе и вообще был в государстве людей почти двести лет назад, и поэтому мне пришлось удивиться тому, что я сразу же нашел здание. Я еще раз оглядел его, сделал пометку для себя, что ничего не изменилось, и вошел в городской суд.

В зале ожидания, возле двери в главную канцелярию стоял массивный кентавр с ятаганом на поясе.

- Вы к кому? - преграждая мне путь, прогремел он.

Я метнул грозный взгляд на кентавра-охранника и сквозь зубы послал его к Шерру. Поначалу массивный тип рассердился, а потом внимательно меня, осмотрев начал торопливо извиняться.

- Господин О'Крин, не признал сразу. Прошу вас, проходите. Судья Рокфор ожидает вас.

Я в удивлении поднял бровь. Что значит ожидает?

Тем временем орк открыл передо мной дверь, и я узрел огромный кабинет Эль'Торе. Самого Рокфора я нашел возле камина. Судья величаво сидел спиной ко мне, на кресле, которое отдаленно напоминало трон. Хм, ну и самомнение у старого дядюшки Рокфора.

- Господин Эль'Торе, - позвал его я, понимая, что его волосы полностью посидели.

Тем временем Рокфор встал со своего кресла-трона и повернулся ко мне. В его глазах читалась беспредельная искренняя радость.

- Мальчик мой, Калдлен, посмотри, как ты вырос! - воскликнул Эль'Торе и пожал мне руку.

- Рад видеть вас, милорд, в хорошем здравии. Полагается, вы знали, что я приеду? - осторожно спросил я.

Рокфор усмехнулся и пригласил сесть за стол. Я послушно опустился на свободное место, которое находилось напротив рабочего места Эль’Торе.

- Мои люди вчера вечером сказали, что ты приехал в город вместе с наемницей эльфийкой и прекрасной девой. Неужели ты обзавелся семьей, маленький О'Крин? - лукаво спросил судья.

Я нервно сглотнул. Я и Ангора... О Шерр! Как о таком кто-то мог подумать?

- О нет, милорд, я не женат на этой даме. Мы просто путешествуем вместе, - торопливо ответил я.

- Отлично.

Рокфор потер ладони и хитро улыбнулся. Почему-то это мне не понравилось, и я почувствовал себя достаточно неуютно.

- Как дела у вашего дедушки? Я уже двадцать лет не был на заседании Верховной Палаты, - почувствовав, что пауза затянулась, произнес судья.

Я выпрямился и расслабленно вздохнул. Вот моя стихия - разговоры о государственных делах. Это наиболее просто и приятнее, чем беседа о женитьбе.

- О, все замечательно, спасибо. За эти двадцать лет мало что изменилось. Дед остановил три крупных восстания, присоединил территорию западных Гномов и договорился об экспорте золота в... - начал я, но мне не дали закончить.

В кабинет вломился круглый чиновник – дворф, с растрепанной шевелюрой. Он нетерпеливо размахивал руками и пытался, что-то сказать.

- Господин Рокфор! Господин Рокфор! - задыхаясь, кричал чиновник.

Эль’Торе остался невозмутим.

- Что такое Тэо? - холодно спросил судья, усмирив своим тоном оживленного чиновника.

- Заседание! Вы забыли о заседании суда, господин!

- Ах, это... Подожди меня в приемной, Тэо. Я сейчас прибуду, - отрезал Рокфор и, сделав легкий жест рукой, указал чиновнику на дверь.

- Ох, эти дворфы! Постоянно суетятся, спешат, торопятся и шумят. Прости меня, мальчик мой, но мне придется удалиться, - надменно произнес Эль’Торе и встал со своего места.

- Конечно, милорд, - покорно произнес я, последовав примеру Рокфора.

Мы вышли из кабинета и пожали друг другу руки в знак прощания. Странно, но я был даже рад, что наша встреча оказалась столь коротка.

- Юный О'Крин! У меня появилась отличная мысль, - внезапно произнес судья, как только я повернулся к нему спиной.

- Не желаете ли вы поужинать сегодня вечером с моей семьей? - продолжил Рокфор.

- Это честь для меня. Спасибо. Я приду, - холодно и вежливо ответил я, медленно повернувшись к Эль’Торе.
Лицо судьи святилось радостью и... злорадством?

- Разумеется, мне будет приятно увидеть и вашу попутчицу, - добавил Рокфор.

От этой фразы меня передернуло.

- Конечно, милорд. Дама посетит званый ужин, - произнес я, и откланявшись, направился к выходу.


***


До постоялого дома пришлось добираться на заказном экипаже. Щедро заплатив кучеру, я позволил себе выслушать льстивые комплементы и ответить тем же. Все это было таким привычным и унылым, что на миг я позавидовал Кэлле и ее свободе. Вот уж возле кого не вертится свита, надоедая своим непрестанным лепетанием и желанием угодить.

Шагнув за порог гостиницы, я ощутил усталость и дикий приступ депрессии. Хозяин заведения, будто почувствовав моё настроение, подарил мне бутыль отличного рома. Я благодарно кивнул ему и сделал себе заметку щедро наградить этого человека.

Откупорив бамбуковую пробку, я сделал первый глоток и ощутил холодную, щекочущую горло жидкость. Это взбодрило мой дух. Поднявшись на второй этаж и повернув в нужное крыло, я резко отворил дверь в нашу временную гостиную и ахнул.

Передо мной стояла Ангора в тяжелом муслиновом платье, которое тесно облегало ее фигуру. Нескромный вырез оголял часть ее нежной оливковой кожи. Темно-каштановые локоны Ангоры были завиты в кудри и разбросаны по плечам. В густой шевелюре так же были вплетено несколько лент, которые гармонировали с нежным тоном платья.

Опьяненный этим зрелищем и ромом, я застыл на месте, не в силах вымолвить и слова.

- Мы потратили все деньги, - сообщила эльфийка, указывая на массивный сундук в углу гостиной.

Поначалу я удивился, что в комнате есть кто-то кроме меня и Ангоры, но оглядевшись, я понял, что нам далеко от общения в обстановке "тет-а-тет". Возле двери в одну из спален, стояла Кэлла, в вызывающем черном платье с пышным подолом. Наемница выглядела намного элегантнее и красивее чем Ангора, но в первые за несколько лет восторгания эльфийкой, я счел эту красоту холодной и отталкивающей. Так же в гостиной был Линтиль, который устроился рядом с иномирянкой. Большая котяра время от времени терлась о ногу Ангоры и довольно мурлыкала.

- Мы не оставили ни монеты, - подтвердив ранее сказанные наемницей слова, произнесла дитя Покровителей.

Я еще раз перевел на нее взгляд. Она была точно такой же, как и в моем сне: хрупкой, теплой, нежной.

- Ангора, - прошептал я.

- Эй, я знаю, что эти деньги были предназначены нам до конца нашего пребывания в Ливенфлейме, но эти платья такие красивые...- продолжала лепетать девочка.

Я сходил с ума.

- Прости, что заставил тебя грустить, - выпалил я, и уже через секунду вспомнил, что мне, О'Крину, не подобает извиняться.

Ангора вскинула бровь и бесстрастно посмотрела в пустоту.

- Все в порядке, Рыжик, - как ни в чем небывало ответила она и наклонилась к рыси, чтобы погладить ее.

Кошка лениво перевернулась на другой бок и, приоткрыв один глаз, с подозрением уставилась на меня. В этом взгляде я уловил, что-то человеческое.

Сам не зная от чего, я разозлился на рысь и, психанув, пулей побежал в свою комнату, резко захлопнув дверь. Безумие! Меня, патриота Ковена, вот уже две недели окружают сторонники эльфии: Кэлла с ее ушастыми корнями, Ангора и ее разговоры о компромиссах - мире между расами, а теперь в соседнем номере, у меня под носом, спит огромная боевая кошка с Эльфии. Чтобы сказала на это Ангора? Ах да, суперски!


***


Мне была хорошо знакома эта огромная темная гостиная для приема гостей. Как и двести лет назад здесь все пахло сыростью и сладким цветочным парфюмом. Должно быть, этот запах въелся в стены и мебель гостиной. За окном царили сумерки, а единственным источником света служил камин. Такое освещение создавало мрачное и зловещее ощущение.

Я взглянул на Ангору, которая сидела напротив меня. Она нервно ерзала на стуле, уставившись на самодельные салфетки. Странно, но мне казалось, что она, как и всегда будет вести себя вызывающе. Честно признаться, я даже с удовольствием ждал этого поведения, но все происходило иначе.

Ангора сидела прямо, не поднимая глаз. Она не позволяла себе говорить, пока ее не попросят ответить. Более того иномирянка узнав о званом ужине тут же побежала переодеваться. Теперь на ней бы одето сдержанное, закрытое фисташковое платье, которое делало ее очень бледной. Волосы были подняты вверх и заплетены светлой лентой. Еще несколько часов назад она была такой соблазнительной, яркой и необычной, а сейчас я видел обычную юную деву аристократических кровей.

- Откуда вы, сударыня? - спросил Рокфор.

Я внимательно посмотрел на Ангору. По пути в поместье, мы с ней обговорили сценарий ответов.

- Северный Плацдарм. Моё владение возле Смольной деревни, - отчеканила она и прикрыла глаза.

- Она милая, - тем временем шепнул сидящий рядом со мной, младший сын Эль’Торе.

Я промолчал, стиснув зубы, и отвернулся от них всех. Ужин казался каким-то напряженным и угрюмым. Скорее всего, это объяснялось тем, что за одним столом собрались совершенно разные люди. Список гостей был не большим, но достаточно колоритным: естественно там был я, сидящий на самом почетном месте за столом, напротив меня расположилась Ангора, а рядом Рокфор - спокойный маг со странностями. Слева от меня сел Дин - сын Эль’Торе, он же знаменитый плут и картежник. Напротив младшего сына судьи сидела новая пассия Рокфора - знойная, озлобленная дама, чьё имя я забыл.

- Как вы познакомились с Ангорой? - шепнул мне на ухо Дин.

Я сразу вспомнил тот день, когда впервые увидел иномирянку. Тогда в мою голову взбрело пойти на охоту на диких уток в одиночку. Так и не узрев добычи, мне пришлось возвращаться, но я услышал дикий крик. Что-то оборвалось во мне тогда, и я как ужаленный помчался на звук. Что было потом? Потом я увидел ее.

- Мы дружили с семьей И'Горе. Именно поэтому ее родители позволили мне сопровождать Ангору в путешествии по Ковену. Молодая дама должна познавать мир, и никто кроме лучшего друга не подходит на роль попутчика, - произнес я намерено громче, чем стоило, надеясь, что Рокфор тоже это услышит и не станет расспрашивать Ангору.

Внезапно я почувствовал, как кто-то пнул меня по ноге. Взглянув на иномирянку, я понял, что это она. На ее лице черным по белому было написано недовольство и гнев. Нужно срочно переводить тему.

- Господин Эль'Торе, мы так и не договорили о политических делах страны, - начал я, с радостью обнаружив, что Рокфор охотно подхватил эту тему.

Спустя несколько минут нам принесли десерт и новая миледи Эль’Торе, покинула нас. Ангора все так же сидела, уставившись на салфетки, и лениво ковыряла ложкой пирожное. Дин что-то рисовал ножом на тарелке, а я и Рокфор непрестанно разговаривали о государстве. Только спустя полчаса я почувствовал, что нам пора идти (сие чувство являлось непрестанными пинками Ангоры, по моей ноге).

- Спасибо, Вам, Рокфор за теплый прием, но нам пора, - вежливо произнес я, складывая приборы.

Краем глаза я заметил, как Ангора оживилась, начиная улыбаться.

- Хорошо...- начал, было, Эль’Торе, но ему не дали закончить.

- Но уже так поздно. Мы засиделись до полуночи. Зачем господам ехать через весь город, если можно переночевать у нас? Это будет гораздо удобней и безопаснее, - вскочив с места, произнес Дин.

Я напрягся. Ох, не нравиться мне это.

- Спасибо, но нам правда пора, - вмешалась Ангора.

- О нет, мой сын прав, вам следует остаться, - немного поразмыслив, сказал Рокфор, - прислуга подготовит вам раздельные комнаты.

- Но...

- Мы настаиваем, - заключил Дин, перебивая меня.

Я был зол. Я был просто в бешенстве! Этот щенок испортил все мои планы одним коротким предложением! Но самое ужасное было то, что я не могу отказаться. Эль'Торе обязательно обидеться, если мы уйдем, а это не выгодно в политических делах.

- Прости, - прошептал я Ангоре, когда мы выходили из гостиной.

- Извиняйся не передо мной, а перед Кэллой. Из-за тебя она всю ночь проведет в корчме, волнуясь о том, живы ли мы вообще, - ядовито произнесла иномирянка, и гордо подняв голову, вышла за дверь.

Первые три секунды я ощутил бурю различных эмоций, но потом собрал свои мысли и снова охладел. Все равно. Мне должно быть все равно... Я же О'Крин - хитрый Лис, чьего имя бояться произнести вслух.

Успокоив себя этим, я подобно Ангоре высоко поднял голову и вышел из гостиной. Я знал, что мне стоит направляться в сторону балкона, что бы покурить. Так я смогу расслабиться полностью, отпуская свои мысли, вместе с разноцветным дымом.


Ангора


Я сидела в незнакомой темной комнате на огромной кровати с балдахинами. Ноги я поджала под себя, а руками обхватила голову.

- Ну почему? - вслух спросила я у пустоты и, разозлившись, опрокинулась на кровать.

Перина мягко приняла меня в свои объятия, и я вдруг почувствовала себя уютно и защищено, совсем как дома.

- Зачем ты так? - еще раз спросила я и закрыла глаза.

Естественно мне ни кто не ответил (было бы крайне неприятно услышать, чей-то голос в пустой комнате, посреди ночи). Прислушиваясь к тишине, я шумно вздохнула и встала с кровати, что бы снять свое платье.

В этом наряде я выглядела сдержанной, аристократичной и бледной. Да и вообще за сегодняшнее поведение, мою персону можно удостоить премии за лучшую актерскую игру. Признаться честно, у меня просто не было желания вести себя дружелюбно, радостно или вообще проявлять какие-либо эмоции. Вам интересно, с чем это связано? Нет? Ну и ладно, все равно вам придется это выслушать.

После наших с Кэллой похождений по магазинам и салонам, мы вернулись в гостиную, но, не успев распаковать купленное, к нам ворвался разъяренный Рыжик. После того как он маячил между проходом добрые пятнадцать минут, Калдлен удосужился перемолвиться с нами парочкой предложений, а потом вспыхнув злостью закрылся в комнате.

На этой печальной ноте мы с Кэллой... дико рассмеялись.

- Это эффект эльфийского рома. Он настолько крепкий, что пары глотков хватит для того, что бы споить отряд гномов. Эльфийский ром уникален тем, что опьянение бесследно проходит через час. Это дорогой и очень редкий напиток, - говорила мне наемница.

Ну, вы что? Не поняли суть происходящего? Все на самом деле элементарно просто. Дружно посоветовавшись, мы, то бишь я и наемница, решили подшутить над напыщенным О'Крином. На черном рынке Кэлле удалось откопать бутылочку редкого пойла и просадить ради него половину денег, пожертвованных Рыжиком нам на развлечения. После покупки хмельного рома, мы подговорили хозяина корчмы, всучить Калдлену термоядерный "подарочек".

Зачем мы это сделали? Ну нам было интересно на сколько О'Крин любит побаловаться алкоголем... Хотя, кого я обманываю? Мы просто решили подшутить над Рыжиком и в кои-то веки, увидеть его пьяным. К сожалению, ничего особенно веселого мы не наблюдали. Я даже пыталась провоцировать О'Крина на разговор, но тот почти не реагировал и как я ранее говорила, скрылся в своих покоях.

После сорока минут сна, Калдлен удосужился почтить нас своим присутствием. Мы с Кэллой спокойно сидели в гостиной, расчесывая косматую Рысь, а Рыжик хмельным взглядом пытался осмыслить происходящее.

- Ангора, - прохрипел он и сморщился, услышав свой голос.

- Проспался, наконец? Как самочувствие? Белочки не мучают? Хомячки не мерещатся? - ехидно выпалила я.

- Ангора! - сурово выкрикнул О'Крин и поправил непослушную прядь волос, выбившуюся из хвоста.

- Я внимательно внимаю вашим речам.

Калдлен надменно вскинул бровь и облокотился об стену. Скорее всего бедного, непривыкшего к крепкому алкоголю О'Крина, штормило во все стороны. Ничего, судя по рассказам Кэллы, уже через некоторое время следов похмелья совсем не останется.

- Ты едешь со мной на званый ужин к одному очень уважаемому магу, - наконец поведал мне Рыжик.

- Я не поеду с тобой: ты в плачевном состоянии. Со мной будет Кэлла, - уверено произнесла я, и искренне испугалась увидев злое лицо О'Крина.

Он сорвался с места и, накинувшись на меня, грозно зашипел.

- Ты меня слышала? На званый ужин едем вдвоем. Кэлла не может там показать по двум причинам: во-первых – она эльф, а во-вторых – хозяин поместья был на ее суде несколько столетий назад. Это было так давно, что скорее всего никто Кэллу не узнает, но я бы не хотел рисковать.

- Поезжай один. Мое имя тоже не принадлежит к линии чистых и аристократических кровей, - сказала я, опухшему магу.

Глаза Калдлена расширились от злости. Казалось, он вмиг протрезвел и сейчас держался с силами, чтобы не закричать на меня в ответ.

- А что если я элементарно не хочу туда? - спросила я у Рыжика.

- Это не зависит от твоего желания. Более того, даже мне не хочется посещать это мероприятие. Но нас позвал глава города, местный судья и один из любимчиков моего отца. Его слово - закон.

- Хорошо! Отлично! Пусть! Пренебрегай мной, Калдлен, пренебрегай Кэллой ради своего священного Ковена. Можешь, если хочешь, расцеловать этого местного судью в области пятой точки, но это повлечет за собой последствия, - тихо прошипела я, и метнулась к своей комнате.

Вот так все и было. После этого я целый вечер вела себя демонстративно тихо и озлобленно. А сейчас события приобрели более паршивый оборот: Кэлла одна, в гостинице, ждет нашего прибытия и смертельно волнуется за нас. Вот если бы я владела телепатией! Тогда бы все могло быть намного проще.

Стоп? А чего я торможу-то? Пусть Рыжик передаст Кэлле о нашей ночевке в поместье Эль'Торе.

Эх, жаль, что я уже переоделась в ночную сорочку! Теперь придется в таком «непристойном» виде, пробежать через длинный коридор, дабы пробраться в спальню Рыжика. Ох, то же обо мне подумают прислуги? Дама в ночном белье, посреди ночи идет к своему приятелю.…Прислушиваясь к голосу разума, я накинула на себя махровый халат и вышла из комнаты.

Нервно оглядываясь, я шла возле стеночки и не заметила, как перед моим носом выросла чья-то темно-синяя жилетка. Медленно подняв голову, я узрела вытянутое лицо, и короткие пшеничные волосы.

- Дин? – усмехнулась я, поспешно завязывая халат.

Младший Эль’Торе покраснел.

- Леди Ангора, я как раз шел к вам, - пылко произнес он, и протянул мне дивный цветок.

Я застыла в изумлении, широко открыв варежку.

- Посреди ночи? Ко мне?

- Леди Ангора я не мог терпеть всю ночь…я должен был сказать вам. Стойте, а что вы делаете ночью в коридоре? – подозрительно спросил Дин, все еще пытаясь всучить мне цветок.

- Страдаю лунатизмом, вестимо! Вы прервали мой дивный сон! – отмахнулась я и, повернувшись на пятках, побрела в свою комнату.

Одного я не ожидала: Эль’Торе резко схватил меня за запястье, заставив таким образом обратиться к нему лицом. А вот это лишнее!

- Отпусти! – прошипела от злости я.

- Послушайте меня, леди Ангора, - взмолился Дин, прижимая меня к себе.

Я ткнула парня в бок свободной рукой и еще раз потребовала своего освобождения. На этот раз Эль’Торе послушался меня и ослабил хватку.

- Спокойной ночи, - разъяренно произнесла я и уже собралась в свою комнату, как…

Как Дин встал передо мной на колени, и вновь схватил меня за руку.

- Леди Ангора, я был потрясен вашей красотой, чистотой и нежностью. Я никогда не чувствовал того, что чувствую сейчас. Прошу вас, окажите мне честь – станьте моей супругой, - дрожащим голосом произнес он, протягивая все тот же несчастный цветочек.

Вот тут-то я офонарела. И что это было?! И как на это реагировать?! Послать Дина ко всем Шеррам, что бы потом Рокфор снес мне головушку? Или…

- Я уже помолвлена, - тихо прошептала я, скрывая смешинки в глазах.

Младший Эль’Торе растерялся, покраснел и резко встал с колен.

- Простите меня. Я и не знал... – начал оправдываться Дин, на что я «расстроено» кивала головой, и пыталась утешить бедного парня.

Ну вот, вроде бы сыскала отмазку. Теперь осталось найти потенциального женишка и дело с концами. Ох, ну почему мне так везет на дурацкие истории?



Анастасия Тивякова

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться