Анклав. Творение Зодчего

Глава 5. Воскресение

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Уинстон Черчилль

 

Воскресное утро должно входить в нашу суетную жизнь тихо-тихо, на кошачьих лапах, лёгкими ароматами свежей выпечки и свежесваренного кофе, мурлыканьем кошки или тявканьем щенка, смехом проснувшихся раньше всех детей и чириканьем птиц за окном. В воскресенье нужно немного бездумно поваляться в постели, а потом ещё побродить по дому в пижаме с кружкой чая или кофе и тёплой булкой в руке. И обязательно обуть ноги в глупые тапки с помпонами или медвежьими мордами, или натянуть полосатые тёплые носки.

Господи, когда это в последний раз было?! В детстве, наверное, когда мама или бабушка что-то пекли или готовили с утра, когда ещё были маленькими дети и были силы радоваться каждому дню. Кто сейчас сварит вам кофе, кроме вас самих? А в голове уже с утра не булки и плед с телевизором, а почта, звонки и уборка.

Воскресное утро – это образ детства, безмятежного и спокойного, образ потерянного, утраченного нами рая…

***

Настя встала, откинув волосы на спину, и присела к компьютеру быстро просмотреть почту. Быстро не получилось. Когда она приблизилась к экрану, перед глазами всё словно поплыло и потеряло резкость. Она резко отпрянула назад. Картинка обрела очертания.

«Зрение? Так рано?! Мне же всего… О, господи!»  

Она вздохнула и подошла к зеркалу. Она почти не изменилась с тех пор, как вернулась уже сильно изменившейся из ссылки в деревню после гибели Богданова.

В свои нынешние сорок три года она осталась стройной, мускулистой, и притихшей. На чёрных, как смоль, волосах лежала серым налётом седина, словно пыль на книгах в библиотеке старинного замка. Глаза сохранили топкую зелёную глубину и таинственность, утратив колдовской блеск, и смотрели на всё так спокойно, словно всё уже видели. Опасения Главного Распорядителя, что она станет ещё одной Рассеянной, Потерянной Душой, не подтвердились, Настя сохранила здравый смысл и все эти годы вдвоём с Ниной заботилась о семье.

«Что ж, - собрав всё своё здравомыслие в кулак, вздохнула она, проглотив бессмысленные слёзы, - мне очень пойдут очки. Это даже может быть очень элегантно. Стоит записаться к врачу и заехать на неделе в оптику…»

***

Женька догнала Лизу у калитки, золотисто-каштановый хвост подпрыгивал над розовыми пушистыми наушниками.

- Ты на пробежку? Я тебя ещё вчера заметила. Можно с тобой?

- Дорога не купленная, - пожала плечами Лиза.

Женька чуть расстроилась и сникла.

«Она же новенькая, - подумала Лиза, - не привыкла ещё

- А вообще, конечно, можно. Даже нужно. Я всем в доме об этом говорю, но меня никто не слушает, - сказала она.

- Как это не слушает?! Я вот тоже решил тренироваться с тётушкой! – сказал Сашка, подбегая к девушкам и распахивая перед ними калитку.

Лиза закатила глаза. Ясно было, за кем прискакал племянник.

- Да и я решил вести здоровый образ жизни. Только вас и жду, - сказал Сергей подбегая к ним с крыльца и закрывая калитку.

Девушки переглянулись и хмыкнули.

- Меня подождите! Мне тоже не помешает немного размяться, - проскользнула в узкую щель Леночка, - всем ещё раз доброе утро, Женя, - кивнула она новому члену семье.

- Привычнее Женька или Женёк.

- А я Санёк!

- Серый.

- Лена.

- И Лиза! Она всех нас знает. Может, хватит дурака валять? – и Лиза побежала мелкой трусцой вдоль по улице только-только просыпающегося посёлка.

Ребята гуськом двинулись за тётей, которая была младше их всех…

***

Маша встала у окна и посмотрела на младших, которых вдруг обуяла страсть к спорту. Так уж повелось, что она никогда не участвовала в их затеях: мальчики жили своей жизнью, а девочки были намного младше.

Она росла особняком и привыкла жить по своему графику.

Только что она заправила постель, прибрала комнату и причесалась. Сейчас пойдёт на кухню, съест что-то вкусное из того, что приготовили Олеся и Лена, и выпьет кофе, который сварит себе сама. Потом она бесцельно пройдётся по дому, заглянет к Юляше, а затем снова спустится на кухню и сварит ещё кофе, с которым пойдёт к себе и будет сидеть у окна и думать под протяжные баллады Стинга о своей жизни. Это ей и нужно было сейчас больше всего – подумать о своей жизни. Ведь теперь ей придётся чаще бывать в Холдинге, и не просто бывать, а начать работать полный день. Это значит забросить языковые курсы, оставить работу в Центре Здоровья у тёти Насти и Лизы, и сосредоточиться на Холдинге «НовоГрад-СтройСпектр». И ещё это значит каждый день видеться с Игорем…  

***

Нина проспала! Дрыхла, как сурок, отсыпаясь за всю трудовую неделю, и проспала первый завтрак, выйдя из комнаты и торопливо спустившись на кухню уже к одиннадцати.

- Прошу прощения за опоздание, коллеги, - запыхавшись, сказала она, хлопаясь на стул.



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться