Анклав. Творение Зодчего

Глава 7. Новый НоЖиК

Я думаю, что история будет благосклонна ко мне,

так как я собственноручно собираюсь её писать.

Уинстон Черчилль

 

Всё повторяется. Всё, что есть, уже было, а всё что было, ещё будет. История развивается по спирали – это старая школьная истина, суть которой редко кто понимает. Ничто не ново под луной, всё давно придумано и изобретено, а потом забыто и вновь открыто.

Единственное, что важно, – это не то, что происходит, а то, как мы это воспринимаем, потому что люди, в отличие от событий, не повторяются. Мы неповторимы, хвала Господу! Каждый из нас уникален, как уникальны наши чувства и переживания. Человечество переживает веками одни и те же события – любовь, потери, предательства, радость открытий, горечь разлук – и переживает каждый раз заново, с новой острой болью и новым полным счастьем.

«Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!» - что может быть глупее этого желания? Мгновения повторимы, неповторимы только чувства. Почему никто ни разу в истории не захотел остановить или стереть чувства, а только события?..

***

Маша открыла дневник и задумалась, грызя карандаш.

«Кажется, дядя Моня всерьёз собрался в отставку. Как жаль!

Как жаль, что с сегодняшнего дня он для меня не дед Моисей, а именно дядя Моня, не друг и наставник, а Главный Распорядитель. И ещё мне кажется, что он что-то от нас скрывает, причём не от кого-то одного, а ото всех, и это что-то никак не связано с взрывом на стройке.

Ну, погодите у меня! Это уже второй взрыв в семейной истории! Сашка так расстроился! Это словно было письмо от деда, их с ним тайное место, словно каменная записная книжка Великого Зодчего новому Зодчему. А эти проклятые тени взяли и взорвали дом, лишь бы перекрыть нам дорогу к тендеру!

Какое счастье, что у тёти Насти есть прекрасная поговорка: «Не носи свою жизнь в речах, оставь её на плечах, жизнь – твоя ноша, будь с ней проще». Как это точно! Чем меньше болтаешь, а больше делаешь, тем проще жить.

Поэтому Лена и Саша, Сергей и Лиза выросли сильными – она приучила их принимать всё и принимать просто, просто жить дальше, неся всё, что свалится тебе на плечи, никому особо не жалуясь, разве самым близким.

Вот только мне ближе поговорка дяди Мони: «Жизнь – это остров, попадая на который, ты должен иметь при себе всё, что захочешь там найти». Я не сразу поняла её смысл и как-то спросила у него, что это значит, а он сказал, что, если ты хочешь денег – должен уметь их сделать или хоть заработать, хочешь счастья – должен научиться быть счастливым и уметь радоваться мелочам, хочешь славы – должен уметь завоёвывать не столько страны и континенты, сколько сердца людей. То есть, жизнь – это то, что мы хотим прожить, а не то, что нам дано. Кто-то считает человека игрушкой или баловнем судьбы, тогда как человек – это то, что он из себя сделал. Многие люди никак не поймут этого, и потому живут так серо и скучно, бедно и безрадостно… 

Я так не буду! Сегодня я поняла, какой я хочу быть, – такой, как сказал дядя Моня, – Великой! Как бы ни смешно это звучало, но я хочу войти в семейные легенды Лапиных-Богдановых как Мария Корягина Великая. И я знаю, как это будет. Однажды я заставлю гореть всех наших врагов…»  

***

Сергей встал у тёмного окна и посмотрел на спящий район. Это был его район. И пора навести в нём порядок. А то что это такое – дома взлетают на воздух, машины сталкиваются на ровном месте, бабушек в подъездах грабят и бьют по головам. Пора с этим всем завязывать, а завязать можно, лишь развязав войну.

- Вышел Серый из тумана, вынул ножик из кармана. Буду резать, буду бить, всё равно тебе голить, - проговорил он детскую считалку, чуть-чуть её переделав.

Он уже точно знал, с кем он посчитается в первую очередь, но сначала надо было нагнать тумана. Он уже не был сопливым пацаном. Он стал Хозяином…   

***

Бывает так, что проснёшься, и не понимаешь, где ты. А бывает так, что понимаешь, но не помнишь, как ты сюда попал. Второе страшнее, так как это потеря контроля над собственной жизнью, потеря себя.

Майор прислушался и из-под прикрытых глаз огляделся.

- Хорош партизанить, яичница стынет, вставай давай, - окликнул его Игорь.

Майор встал и потянулся. Тело обрадовалось привычной нагрузке, голова расстроенно тренькнула.

- Болит? – уточнил Телохранитель.

- Раскалывается, - вздохнул Мент.

- Пей, - и Игорь протянул стаканчик с рассолом.

Майор выпил и вздохнул. Голова тоже вздохнула – с облегчением.

- Готово?

- Ага. Садись. Или рожу умоешь?

- Потом умою. У тебя ж там, поди, зеркало, - сказал майор, садясь за стол в просторной кухне.

- Не готов к встрече с прекрасным? – усмехнулся Игорь, - знакомо!

Они перекусили и налили чай.

- Тебя подкинуть? – предложил Телохранитель.



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться