Анклав. Творение Зодчего

Глава 10. Сорванная свадьба

- Если бы я была вашей женой, Уинстон, то подсыпала бы вам яд в кофе.

- А если бы я был вашим мужем, то выпил бы его.

(1912 г. Ненси Астор, первая женщина в истории Великобритании,

избранная в парламент, Уинстон Черчилль. Диалог на приёме)

 

Самое изумительное в человеческих взаимоотношениях – это то, что одними воспевается, а другими высмеивается, о допустимости чего спорят священники и философы, – это самопожертвование. Вдруг в душе, в сознании человека что-то щёлкает, взрывается, сдвигается, и чужая жизнь, чужое спасение и благополучие вдруг становятся ему важнее собственной жизни. Это происходит между матерью и ребёнком, между братом и сестрой, между возлюбленными, среди воинов.

При этом те, кто восходят добровольно на плаху самоотречения, никогда не знают, будут ли они возлюбленными рабами божьими, или же станут жалким посмешищем и на том, и на этом свете, а тем, кто вынужден принимать жертву, мир становится тесен, так как весь мир умещается в смятенной сомневающейся душе, горящей смущением и, порой, болью, весь мир сосредотачивается в тесной человеческой душе, не желающей этой жертвы, и не смеющей отказаться от неё.

Во все времена самопожертвование считалось мерилом любви и верности, и во все времена его называли и формой безумия, видом сумасшествия, временным помешательством, вызванным остротой жизненных событий и обстоятельств…

Весь январь в особняке Лапиных бушевали бури, до которых природным буранам и метелям было далеко. Лиза ни в какую не хотела возвращаться в институт, однако её сестра использовала весь авторитет и все женские уловки, чтобы надавить на неё, а также чтобы убедить её педагогов. В итоге Лиза вышла на диплом и по-прежнему ездила в мединститут, проклиная всё на свете. Настя теперь не отпускала ситуацию с её учёбой на самотёк и раз в неделю созванивалась с куратором её диплома. Юляша, которая, казалось, ничего не замечала, сосредоточенная лишь на поисках своего Мишеньки, тоже начала вдруг каждый день спрашивать у дочери, сделала ли она уроки.

- Я давно закончила школу, мама! – вспылила однажды Лиза.

- А куда же ты каждый день уходишь с сумкой? – удивилась Юляша.

- В институт, мама!

- Ты поступила? Поздравляю, дорогая, - и Юляша поцеловала дочь, - разумеется, в медицинский! Пойду, найду Мишеньку. Он очень обрадуется!

И она снова пошла бродить светлой тенью по дому в поисках любимого.  

Лиза вдруг заплакала и выскочила на крыльцо, чтобы никто не видел её слёз. Но там она влетела в объятия Ивана Денисовича, который привёз Насте короба с детскими работами – рисунками и декоративными панно в разных техниках, которые Настя хотела лично просмотреть перед благотворительным аукционом. В районе открыли городскую клинику с отличным хирургическим отделением, а теперь открывали там же отделение детской хирургии. Нина выступила с предложением оборудовать отделение за счёт средств меценатов города и провести аукцион детских работ и творческих работ местных художников. Теперь подруги только этим и занимались: готовили выставку.

- Лизанька? Что происходит, дорогая? – поддержал девушку Защитник, чтобы она не слетела со скользкого крыльца.

- Всё то же самое, Иван Денисович, именно это и вгоняет в тоску! – горько воскликнула она и снова расплакалась.

Он шмякнул короб на ступени.

- Ну, не надо, девочка! Успокойся, не надо.

- Мама совсем ничего не помнит! Совсем! Она ничего не понимает!

- Ну, может оно и к лучшему? Знаешь, говорят, что бог даёт каждому столько испытаний, сколько человек может выдержать. Возможно, твоя мама просто не способна выдержать такое горе, и бог лишил её способности осознавать её утрату. А вот тебе он дал сил вдвое больше, чтобы ты о ней заботилась. А?

Лиза всхлипнула и кивнула.

- А теперь марш в дом, а то заболеешь! Как же можно выскакивать на крыльцо раздетой? А ещё медицинский работник!

- Да не буду я врачом! Не буду! Не хо-чу! Я хотела этого ради папы, но его нет, а мать даже не может оценить, чего мне стоит учиться в этом медицинском! Это просто ужасно! – воскликнула Лиза.

- Как бы там ни было, идём в дом! Идём-идём! – и он загнал её в особняк.

С этого дня Лиза каждый вечер записывала в свой мысленный ежедневник, что ей стоит попробовать, чтобы найти занятие по душе, а на следующий день воплощала это на практике. Она вязала и вышивала, готовила и рисовала, ездила в фитнес-центр и в конный клуб, работала в питомнике. Но ничего не отзывалось в её душе хрустальным колокольчиком, и она втайне завидовала Маше, Лене и Сашке, которые нашли своё дело, и Сергею, которого самого нашло его занятие…

***

Сергей серьёзно занимался подготовкой к весне: искал технику и рабочих, банковские кредиты под стройматериалы, компаньонов на летний период. При этом он на уши всех поставил, чтобы узнать, кто стоит за избиением дяди Мони, а узнав, почернел и приставил к Сашке двойную охрану. Сам он каждый вечер ужинал с сестрой и матерью в крутых кафе и элитных ресторанах города с нужными людьми. Он даже спрятал своё неприятие к материному ухажёру и терпел его из соображений создания крепкого тыла в администрации города и области.



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться