Анклав. Творение Зодчего

Глава 11. Заглянуть в бездну

Success is the ability to go from one failure to another

with no loss of enthusiasm.

Успех зависит от способности терпеть одно поражение за другим,

не теряя энтузиазма.

Уинстон Черчилль

 

Человеку свойственно тщеславие. Как только мы добиваемся чего-то, достигаем определённого уровня благополучия или раскрытия таланта, мы начинаем смотреть на других сверху вниз, преувеличивая порой собственную значимость. В этой гордыни мы способны встать и над семьёй, над своей кровью. Но Бог всё видит и время от времени заставляет нас спуститься с придуманных и созданных нами самими искусственных небес земного успеха и голыми пятками встать на раскалённую от наших амбиций землю. В такие переломные моменты проверяется настоящая сила и истинный талант – выстоишь или сгоришь в огне разочарования в собственной предательской судьбе, не поддержанной Богом… 

Главный Распорядитель отвернулся к чёрному окну автомобиля. Телохранитель выжимал из машины всё, что возможно.

- Откуда вы знали того, второго? – спросил он старика.

- Животное! Как таких земля носит! Руки по локоть в крови, а туда же: «кто вы такой?» Подонок! Гнида!

- Так откуда, Моисей Израилевич?

- Ты это, Гриша, ты гони. Это потом всё! Все эти проклятые истории потом.

Гриша нажал на газ, и они ворвались в засыпающий район…    

***

Женька никогда не сдавалась, это было её жизненным кредо. Вот и сейчас, зажмурившись от боли, она возила щекой по кирпичной стене, и скотч наконец-то отклеился. Она сплюнула и вздохнула.

- Лена! – позвала она, - Леночка!

Она подползла к подруге по несчастью и осторожно подула ей на лицо. Женька звала её и дула ей на лицо, и Лена наконец очнулась.

- Надо выбираться отсюда, Лен! Срочно! Ты как?

- М-м-м!

- Чёрт! Я оторвала скотч, повозив лицом по стене, но это больно. Повернись к моим рукам, я попробую отклеить.

Вскоре она освободила рот Лены.

Та, как и она сама недавно закашлялась и задышала, хватая воздух.

- Мне больно руку! Ужасно! – пожаловалась Лена.

- Я свои уже не чувствую. Нам надо снять скотч, его замотали слишком туго.

- Как?

- У тебя на руке перстень. Можно попробовать карябать им мои руки.

- Тебе будет больно!

- Мне будет больно, если они с нами что-нибудь вытворят! Давай, пока ты ещё чувствуешь руки, давай.

Они повозились и уселись спинами друг к другу, пытаясь кольцом и пальцами сорвать проклятую липкую ленту…

***

Майор обзвонил всех знакомых и проел бывшим сослуживцам мозги.

- Есть! – воскликнул он наконец, - едем!

Ему удалось по номеру узнать, кому принадлежала газель, в которую от Лабиринта запихали и увезли Женьку, и теперь они с полковником помчались по горячему следу.

- Но Сашки нет ни на одном мониторе! Его нигде нет! Он как зашёл в Лабиринт, так и не выходил! – расстроенно сказала Маша брату, после того, как позвонил майор, предупредив, что отзывает часть парней на поиски машины.

- Значит, он где-то здесь.

- Но как?!

- Маш, не тупи. Если он, поговорив со мной, вошёл в Лабиринт и больше не выходил, значит, он всё ещё здесь. И значит, я здорово спрошу за это с Игоря и с Гримасы, раз проморгали! Это их объект! Я ведь сразу им говорил, что офис Холдинга прежде всего! Лабиринт прежде всего!

- Пойдём вдвоём? – спросила Маша грустно.

- Втроём, - сказал Сергей после паузы, - есть человек, который знает Лабиринт так же хорошо, как я, и даже лучше.

Маша взглянула на него и грустно кивнула…  

***

Майор с полковником и дядя Моня с Гримасой столкнулись нос к носу у входа в подвал техникума, что напротив Лабиринта.

- Вы здесь как?! – воскликнул майор, - впрочем, без разницы. Раз и вы сюда пришли, они точно тут.

- Они точно тут, - вырос у него за спиной Игорь Будников, – я допросил всех, кого смог найти на улицах Ножика! Идём?

Они выломали запертую калитку и вломились на территорию техникума, который несколькими тёмными корпусами четырёхэтажной махиной нависал над дорогой.

- Такая махина! Там же и подвалов с переходами на полквартала! – заметил полковник.

- Разделимся, - предложил майор, - я с полковником, Игорь с гримасой и дядей Моней.

- Гм, предлагаю Моисея Израилевича оставить на связи, не тащить, - сказал Гримаса.

- Верно, - согласился Мент, - дядя Моня, на связи, лады?

Они вошли в подвал, сразу нарвавшись на охрану. Завязалась драка…



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться