Анклав. Творение Зодчего

Глава 14. Творение Зодчего

Мы придаем форму нашим зданиям, а потом они придают форму нам.

Уинстон Черчилль

 

Если вспомнить, как появились искусства, неизбежно приходит понимание того, что смысл их существования – воплощение чувств человека. Мысли и чувства вылились в литературу и театр, любование окружающим миром – в живопись, духовный и физический подъём – в танец, эмоции – в музыку. Архитектура в этом плане заставляет задуматься. Человек издавна стремился создать комфортное жилье, но не всегда было возможно достичь соответствия жилья внутреннему мировосприятию и мироощущению хозяев, особенно в классовом обществе. Процесс поиска новых идей по установлению этого равновесия не прекращается по сей день. В своём доме мы ищем одного чувства – чувства покоя. Но современные архитекторы мечтают о создании пространственной среды, стимулирующей своей атмосферой не только к релаксации, но и к творчеству, созиданию, размышлению...

Маша неторопливо шла по «Спутнику» с пакетом осенних овощей и разглядывала новые, странные, почти инопланетные объекты, расположившиеся на небольшом пространстве и без того предельно компактного посёлка. Белые, бежевые и розовые сферы и полусферы выглядели то ли как рассыпавшиеся бусины гигантского ожерелья, то ли как грибы-дождевики, вылупившиеся из влажной земли после дождя, то ли как космические станции и детали спутников с орбиты.

Всего их было семь: огромный торговый центр, банковский офис и офис телефонной кампании, детский сад, кафе, пост дорожной инспекции и наконец крошечная детская площадка в виде шлема космонавта, внутри которой была оборудована словно огромная кабина космического корабля с креслами пилотов, панелью управления, различными трапами, горками и лесенками. Два офиса были в большей мере стеклянными и отражали окружающие дома и деревья, причудливо искривляя их в изогнутых зеркалах. Остальные здания были оштукатурены на манер естественного туфа или ракушечника и выглядели более приземлённо. Между ними Сергей придумал классические мощёные дорожки, выложив их спиралевидными узорами из белой, серой, бежевой и розовой гальки.

Кое-где были перекинуты мосточки с крошечными белыми перилами классической формы, как пузатые колонны в итальянских палаццо.

«Как забавно и как органично – суперсовременная бионика и нетленная античность. Всё-таки Сашенька гений. Глядя на всё это, не хочется никуда уходить. Здесь можно гулять часами. И эти забавные лавки из перекрещенных белых деревянных дисков, словно чуть касающиеся земли, но очень прочные, на которых можно сидеть спиной к спине, не видя и не зная друг друга. Удивительное состояние покоя и в то же время сосредоточенности. Но что символизируют эти шары и диски в его душе? Что за отрицание внешних углов? Не хочет ни с кем ссориться? Избегает конфликтов и всяческих проблем и прячется под этими сферами? О чём он думал, создавая этот комплекс? Но как же тут хорошо…»

Сергей был согласен с сестрой только в том, что друг – гений. Но ему больше нравились Многодетки – новые дома с четырёх-, пяти- и шести-комнатными квартирами с несколькими санузлами и балконами с лоджиями, с оборудованными под игровые комнаты дневного пребывания первыми этажами, которые они строили вдоль новой трассы в обе стороны от Ножика. Хозяин лично следил, чтобы у каждого такого дома тщательно убирали территорию и устраивали детскую площадку. Они построили уже пять таких многодеток и заканчивали шестую – третью слева от левого «Крыла Ангела» - по симметричному плану. Конечно, часть квартир выкупали вовсе не многодетные семьи, а нувориши, но это было частью самоокупаемости тендера, и Сергей был рад, что они в принципе пользовались спросом, тем более, что Лиза, их новый доморощенный Риелтор, утверждала, что на рынке недвижимости спад, и большие квартиры неликвидны.

Женщины неизменно восхищались «Крыльями Ангела» - новым Центром Красоты и Здоровья, и все жители района оценили новые остановочные павильоны – не такие продувные, как обычные, зато похожие на древние папирусы, тем более, что внутри они были исписаны афоризмами мудрецов и писателей.

И именно в момент славы и признания, когда нечеловеческие усилия дали свои плоды, юный Зодчий вдруг захандрил, загрустил, пару раз напился к изумлению молодой супруги, и наконец умудрился слечь с тяжелейшей простудой.

- Обалдел совсем?! – ласково поинтересовался Хозяин, навестив больного, - у нас недели три-четыре до снега остались, а шестая Многодетка не достроена!

- И тебе будь здоров, Серый, - гундосым голосом сказал Зодчий.

- Да на который кран мне такое дохлое здоровье?! Вот чё ты разлёгся, а?

- И разлёгся, и мозгой растёкся, - и Саша закашлялся.

- Фу! Кран тебя поверни, Сашка! Не сей повсюду свои бациллы, я жить хочу!

- Тогда вали, - и Зодчий снова закашлялся.

- Тьфу!

Сергей вышел за дверь и чихнул.

- Да чтоб тебе хорошо спалось! Мне только заразиться не хватало, – буркнул он и пошёл на кухню, где Женя готовила Сашке бульон, - Женька! Жень!

- Кому Женька, а кому Евгения Андреевна, - проворчала Женя, - ну, чего разорался? – и она отвернулась к кастрюле, в которой варилась куриная грудка.

- Так, чё тут у тебя? – заглянул Хозяин в варево, - ясно. От такого кони дохнут. Чем ты вообще его лечишь?

- Да ничем! Тут лекарства не помогут, - огрызнулась Женька, - депрессия у него, - и она снова помешала бульон.



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться