Анклав. Творение Зодчего

Глава 15. Волшебный шар

Заглядывать слишком далеко вперёд — недальновидно.

Уинстон Черчилль

 

 

Ожидание. Единственная сила, которая в состоянии двигать время. Чем сильнее и глубже ожидание, тем быстрее движется время, и его течение вдруг начинаешь ощущать каждой клеточкой кожи. Время словно омывает тебя, и это самая большая опасность, потому что, трепетно ожидая будущего, рискуешь захлебнуться в настоящем. Ждать, ожидать и выжидать – вот чему должны учить в школе, потому что в этом умении – залог счастья. Интересно, что слова «ждать» и «дождь» так созвучны, словно капли воды, барабанящие по крышам сначала по одиночке, а потом смывающие с города грязь, объединившись в мощный поток.

Мгновения времени. Мы не замечаем их, пока они не объединятся в один поток, грозя смыть нас в небытие. И в этот момент, подобно тому, как мы прячемся от бури или боремся с ней, мы должны решить – подчинимся мы времени, или ещё поборемся, бросив ему вызов…

Свадьба младшей дочери Великого Зодчего пронеслась по городу и посёлку на красивых чёрных машинах, блестящих на солнце лакированными боками, с разлетающимися шарами и лентами, и затем отгремела тостами и салютом на Вилле Дьявола. Часть гостей к вечеру разъехались, но молодёжь, остававшаяся в гостинице на второй день, ещё веселилась на танцполе, да и близкие молодых ещё сидели за столами, игнорируя тоскливые взгляды официантов.

Сашка крутил Женьку в танце и любовался женой. Она была хороша как никогда. Он слал ей пылкие восхищённые взгляды, от которых она вспыхивала и становилась ещё краше. Голубые глаза сияли, как море под солнцем, каштановые кудри словно брызгали мёдом. Супруги зажигали на свадьбе тёти, как не веселились даже на своей.

Дядя Моня усадил возле себя Юляшу и отвлекал её разговорами о сёмге под соусом от поисков Мишеньки, которого она хотела срочно найти, потому что ей было неуютно в незнакомом месте.

Дед Василий с Володькой весь вечер соревновались в том, кто больше съест красной икры и красной рыбки, потом белой рыбки и салата с мидиями, а потом обычной селёдки. Потом они запивали ничью литрами минералки и морса с соком, а теперь дружно бегали в сторону санузла.

Нина выпила чуть больше, чем обычно, и полковник усадил её в уголок, велев закусить остатками горячего, которое давно остыло, но это всё же было мясо, а не те невразумительные листочки салата, которые она обычно жевала после каждого бокала шампанского, а бокалы – вот понесло! – выпивала до дна залпом.

Сергей почти также усадил жену возле себя и целовал её в висок и щёку, поглаживая по округлившемуся животику, и предлагая вкусняшки. Затем они перешли на диван у стены, на котором Сергей сел к спинке, расставив ноги, а Лена села к нему, удобно откинувшись на его грудь. Он обнял её живот и прикрыл глаза.

- Не спи, - предупредила его Лена, расправив складки красного платья.

- Чего это?

- Не спи, - снова сказала она, наблюдая за танцующими.

- Хочешь ещё чего-нибудь?

- Нет, я и так объелась, - она снова поправила своё платье-колокольчик.

- Ну наконец-то, лягушка, сытое брюшко, - он поцеловал её в пробор.

- Серёжка, - блаженно улыбнулась она, прикрыв глаза.

- Заюшка моя, - шепнул он, снова целуя жену в волосы, - любимая.

- Не начинай, - предупредила она, - а то я начну. Пристану – не отстану!

- Кр-ран их всех поверни! – простонал Сергей.

- И не ругайся при ребёнке.

Серый горько вздохнул – буквально неделю назад врачи рекомендовали им «полный покой, ну, вы понимаете», и им с женой приходилось нелегко, особенно в такой романтической горячке, которая охватила всю семью и по подготовке к свадьбе и к Новому году, и по тайному заговору, в котором они все участвовали.

- Молчу, поварёшечка.

- Угу, - сонным голосом пробормотала Лена.

Он попытался сбоку взглянуть на неё.

- Маленькая, да ты дрыхнешь!

- У-ку, - она попыталась приподняться, заёрзав по дивану и по мужу.

- Поварёшечка, не делай так больше, - страдальчески охнув, попросил её муж, - я сам тебе помогу сесть. А лучше пойдём, я тебя уложу, а?

- Они уже ушли?

- Нет, - Хозяин быстро оглядел зал, - вон сидят.

- И мы посидим. И вообще, не мешай мне веселиться!

Он хмыкнул.

- Это вот такое веселье – дрыхнуть на диване под музыку?

- Вот будешь беременным, и поймёшь, как это весело.

- Не дай бог! Каждому своё, поварёшечка. Давай в нашей семье ты будешь беременная, а я богатый.

- Идёт. Только дай мне ещё кусочек вон того мяска и ломтик киви.

- Буженина с киви? Это круто.

Он осторожно пересадил жену на диван и сходил к столу, взяв ей на тарелку то, что она просила, и добавив ещё огурчик и оливку.

- И вон ту картошечку с грибочками, и конфетку! – попросила Лена.



Злата Прага

Отредактировано: 05.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться