Anna

Размер шрифта: - +

Глава десятая

Тьма потихоньку отступала, сдавая свои позиции. Но шум в ушах и боль во всем теле продолжали терзать измученную Анну, с каждой минутой становясь все сильнее. Она думала, что еще чуть-чуть, и ее сознание не выдержит, потеряв связь с внешним миром, и она вновь отключится. Но к удивлению девушки, она продолжала ощущать все, а сознание — все также бороться до последнего, стараясь одержать верх над тьмой. 

А нужно ли было ей это? Хотела ли Анна возвращаться в ужасную реальность, где все бросили ее на растерзание монстра, что стал ее мужем. Кто же знал, что судьба так с ней поступит и сведет ее с графом, что она станет его женой, а, возможно, даже обратится в такого же монстра, как он. 

От этого понимания кровь в жилах леденела, а тело начинало покрываться гусиной кожей от страха. Нет, Анна никогда не будет одной из них, лучше умрет, но не будет — так решила для себя она. Но девушка еще не догадывалась, что на нее у вампира совсем другие планы, в которые, конечно же, просвещать ее он не собирался.

— Я смотрю, ты стараешься сделать все, что можно, лишь бы стать такой, как я, — услышала в непозволительной близости от себя Анна. — Так можно было бы попросить меня, ведь я только «за», а не калечить себя.

Как же ей не хотелось открывать глаза, не хотелось видеть его, слышать, но мужчина был совсем рядом. Буквально лежал рядом с ней. Анна чувствовала на своей коже в области шее его прохладное дыхание, легкие касание своего лица, от чего становилось противно и хотелось провалиться на месте, лишь бы не чувствовать всего этого. Но это было всего лишь желание, которое вряд ли могло осуществиться, поэтому девушке ничего не оставалось делать, как медленно открыть глаза и посмотреть на него, на кошмар всей своей жизни.

— Скорее я умру, чем стану кровососом! — стараясь вложить в слова всю свою ненависть к нему, сказала она и отвернулась.

— Как же грубо, Анна! Юному дарованию не свойственно так выражаться, вы не находите?

— Не нахожу.

В ночной тишине, что наполняла комнату, раздалось хмыканье мужчины, после чего Анна почувствовала прохладный ветерок, которой непонятно откуда взялся. Легкий порыв ветра заставил ее поезжиться и посильнее закутаться в одеяло, тем временем ветерок пронеся по всей комнате, из-за чего свечи, освещавший комнату, резко потухли, погрузив комнату во мрак.

— Что вы делаете? — взвизгнула Анна, когда почувствовала на своей коже прикосновения вампира.

— Продолжаю начатое.

Он навис над ней, тем самым придавливая хрупкую Анну к кровати, отчего та не могла пошевелиться. Его прохладные губы накрыли ее, но она не отвечала, продолжая сопротивляться до последнего. Мужчина был настойчив, даже очень, но и Анна не собиралась так просто сдаваться. Нет. Она никогда, никогда не ляжет под него по собственному желанию, скорее умрет, но не ляжет.

— Ты ведь понимаешь, что я независимо от твоего желания возьму то, что теперь по праву принадлежит мне, — его руки медленно стягивают с ее тела покрывало, что все это время скрывало обнаженную фигуру девушки от холодных, пронизывающих глаз вампира, а губы шепчут слова, которые, как бы не было больно признавать Анне, являлись правдой. Хотела ли она или же нет — неважно, он получит ее. — Поэтому не сопротивляйся, и тогда я, быть может, буду с тобой не так жесток.

Сорвав с нее одеяло, он с любопытством стал разглядывать каждый миллиметр ее кожи, словно стараясь запомнить каждую родинку, каждый ели заметный шрамик, который, конечно же, невозможно было скрыть от превосходного зрения вампира. Он гладил ее шею, при этом одной рукой придавливая кисти рук девушки у нее над головой, так как сдаваться без боя она не собиралась, да и он не надеялся на это.

Видя стыд, страх и отвращение в прекрасных глазах, он с нескрываемым ехидством и победным выражением лица наклонился, касаясь своими холодными губами ее щеки, подбородка, шеи. Медленно, миллиметр за миллиметром он спускался ниже, оставляя после себя влажную дорожку на ее нежной коже. Вот он целует небольшие груди и спускается на живот, выпуская ее руки, на которых отчетливо проступают синие отметины от его пальцев. И только он хотел пройтись кончиками пальцев по ее тоненькой талии, как она резко ударяет коленом ему в грудь, рассчитывая, видимо, что Влад, не ожидавший такого подвоха, отпустит ее, но все, что он почувствовал, это приступ ярости, который вот-вот обернется чем-то ужасным для его новоиспеченной супруги.

— Никогда, слышишь? Никогда больше не смей так делать!

Одним резким движением он переворачивает Анну на живот, заводит ее руки за спину и, взяв из тумбочки, что стояла рядом с кроватью, черную атласную ленточку, которой он обычно стягивал свои волосы, связывает их.

— Не надо, пожалуйста, — хнычет Анна в подушку, когда чувствует, как Дракула сгибает ее ноги в коленях. — Не трогайте меня.

Не обращая никакого внимания на ее мольбу и плачь, он срывает с себя одежду и одним резким движением входит в подрагивающее от рыданий тел, вырывая из ее горла душераздирающий крик боли. С каждым движением мужчина выплескивал свою злость на нее, стараясь причинить ей как можно больше боли. На этот раз ее неповиновение и упрямство вывели его из себя, но только ли в этом было дело?

Влад не мог разобраться в себе, дать ясное объяснение всем своим поступкам, он настолько запутался, начиная жалеть о том, что когда-то решился на такой глупый и бестолковый поступок, как кража Анны. Ведь это ему обошлось только одними проблемами, которые, к удивлению и его злости, вампир не знал как решить. Он впервые сталкивался с чем-то непосильным ему, поэтому и измывался сейчас над тихо скулящей девушкой, обвиняя ее во всем и стараясь как можно больше боли причинить ей за это.

Мужчина двигался резко и быстро, сжимая ягодицы до багровых отметин. Кусал спину и плечи, вонзая до основания острые, как бритва, клыки и делая не большие глотки. И сколько так продолжалось бы не известно, но Дракула вовремя успел взять себя в руки и замедлить темп, тем самым прекращая свое измывательство над полуживой Анной.

Наконец получив желанную разрядку, вампир встал и посмотрел на девушку, прислушиваясь к ее слабому дыханию, после чего привел себя в порядок, оделся и ушел, перед выходом не забыв развязать Анне руки.



Линда Диабулус

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться