Анна Лоуренс

Размер шрифта: - +

Глава 20

 

Час тянулся мучительно долго. Я имела возможность подумать о многом: о моей прежней жизни, о жизни настоящей и даже о будущем, которое делится на два четких направления – светлое и мрачное. Сейчас я на развилке этих путей и то, по какой дороге пойду уже завтра, зависит от этого дня.

Удар судейского молотка вернул меня в действительность. Я выпрямила спину и смотрю только на председательствующего.

– Истица Стоун, – непосредственно ко мне обращается председательствующий и у меня дрогнуло сердце. – Судейский состав считает возможным удовлетворить исковые требования и расторгнуть брак, но при условии: поскольку в ходе судебного заседания ваша финансовая самодостаточность была не доказана, решение в вашу пользу будет принято при условии, что обязательство опеки над вами возьмет лицо, отвечающее требованиям закона, – взгляд медленно переместился к моему адвокату. – Адвокат Джеферсон, вы занимались списком предполагаемых опекунов?

– Да, ваша честь.

– Адвокат Джеферсон, вам предоставлено право вызова, – председательствующий ударил молотком.

– Благодарю, ваша честь, – произнес Джеферсон. Поднялся с места, слегка обернувшись к публике:

– Мистер и миссис Лоуренс!

К трибуне очень медленно вышли родители Анны. Джина вцепилась в руку Бена, будто стоит ей только потерять связь с мужем, она рухнет без чувств.

Председательствующий внимательно смотрит на тех, кто вышел к трибуне, и очень четко проговорил:

– Мистер и миссис Лоуренс, вы готовы принять под свою опеку Анну Стоун?

– Нет, – резко бросила мать. Как будто эта женщина весь путь, что шла к трибуне, готовилась сказать это слово и вот, наконец, оставила тяжелое бремя.

Проходит некоторое время, а Бен, опустив взгляд, продолжает молчать.

– Мистер Лоуренс? – когда молчание совсем затянулось, председательствующий привлек внимание Бена к слушанию.

– Она наша дочь, – очень тихо проговорил Бен, обращаясь к жене.

Джина категорично мотает головой.

– Это неправильно, – говорит жене мужчина и переводит взгляд к судьям. – Я готов принять Анну под свою опеку.

В зале громко забормотала публика. После нескольких ударов молотком председательствующий обращается к Джине Лоуренс:

– Миссис Лоуренс, ваше решение окончательно?

– Да.

– Суд готов дать вам время обдумать до завтрашнего дня, – председательствующий поддался чуть вперед, а судьи в зеленых мантиях опять переглянулись.

– Мне не нужно… – поспешно и с тревогой выпалила женщина.

Не затягивая момент, председательствующий объявил:

– Решение принять опеку должно исходить от обоих супругов: если один не согласен, положительное решение другого супруга не может быть принято во внимание, – мужчина выдержал недолгую паузу. – Супруги Лоуренс отказали в опеке над Анной Стоун. Адвокат Джеферсон?

Патрик поднялся с места, оттянув края пиджака.

– На другой стороне улицы стоит темный «Прайд», – сказал он. – Уважаемый суд, прошу отправить конвортеров к машине для сопровождения на слушание Джона Хэнтона.

– Что? – не сдержался Том. Мужчина дернулся, но адвокат схватил его за запястье.

Публика заговорила в полный голос. Поднимается невероятный шум.

Сверху взрываются фотовспышки и их много.

– Джеферсон! Сюда! – кричит репортер.

– Повторите, мистер Джеферсон! Повторите имя! – кричит другой.

– Это возможно? – громко требует Томас, склонившись к своему адвокату.

Я не слышу ответ. Тишина в зале не восстанавливается, и никто из судей не торопится остановить все это. Председательствующий, о чем-то переговорив с коллегой в зеленой мантии, наконец поднял судейский молоток и под его стук потребовал порядка.

Когда наступила должная тишина, председательствующий вызвал конвортеров.

Позади судейской трибуны шестеро мужчин в синей форме поднялись с места, выстроились друг за другом и колонной прошли к судейской трибуне. Встали в ряд плечом к плечу, ожидая распоряжений.

– За нарушение порядка поведения в суде прошу вывести из зала представителей прессы за номерами 2 и 16, – сказал председательствующий.

Приподнимаю голову. К удалению определены те репортеры, что позволили себе выкрики.

На верхних рядах началась суматоха. Молодой репортер под номером 2 просит о снисхождении, а судья с силой бьет молотком по столу, призывая к порядку.

– Прошу сопроводить Джона Хэнтона в зал суда, – дал председательствующий конвортерам второе распоряжение.

Служащие выстроились в две колоны и покинули зал.



Марина Рябченкова

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться