Аномальная зона

Размер шрифта: - +

Глава 33. Молодой мужчина

... подбежал к Сафро и пытливо заглянул ей в глаза. Не столь же утонченно красивый, он не мог похвастать безупречными чертами лица, но фамильное сходство всё же прослеживалось. 

Смоляные, как и у Тай Фуна, волосы тоже зачесаны назад. Правда, в некотором творческом беспорядке. Нитка плотно сомкнутых губ, острые скулы и высокий лоб вкупе с выразительными, слегка раскосыми глазами являли собой весьма привлекательное сочетание.  

– Значит, вы всё-таки здесь, – словно бы убедившись в чем-то, пробормотала Сафро себе под нос. 

– Знаешь, зачем я искала встречи с тобой? – спросила Вельмира. – Я поняла, кто ты, когда мне рассказали о твоем бивалентном даре.

Ага, рассказали. Несложно угадать кто. Арсений, предатель. Баклан-перебежчик. Что ж, похоже, настала пора с даром расстаться. Разве не этого ты добивалась, госпожа Похитительница? Подходи, забирай! Бесплатно отдают. 

Как сказали бы в известной детской игре, «холодно». Сафро и близко не угадала. Настала совсем иная пора – удивлять и удивляться.

– Подойди, не смущайся, Элиза! – позвала Вельмира. – Мы нашли ее. Мы нашли твою дочь!

Одна из многочисленных дверей скрипнула и медленно отворилась. Оттуда вырвалось облако ароматного пара. А вслед за тем осторожно выглянула женщина. Навскидку лет ей можно было дать не больше сорока. В руках она держала черпак и мокрое кухонное полотенце. 

Прямые волосы с изморозью седины собраны в пучок, глаза посажены близко. Губы тонкие. Худоба в пределах нормы.

Когда-то на балу Агата понавешала на эту внешность ярлыков: мол, и жадина, и эгоистка, и мегера, каких свет не видывал. Ну-ну. Подавись своими ярлыками, Агата!

В зрачках Сафро отражалась Элиза Шэридон – малость осунувшаяся, чуть постаревшая копия ее самой.

Было от чего обомлеть. Желудок Сафро вдруг сжался до размеров грецкого ореха и прилип к позвоночнику. Невозможно! Не может быть, чтобы Вельмира тринадцать лет назад просто так взяла и похитила ее настоящую мать! 

Беспощадная логика подсказала: никто никого не похищал. Иначе откуда у Элизы на лице эта умиротворенная радость? Тихий покой, перерастающий в ликование... А теперь она, что, плачет?! Радость, слезы, отчаяние – намешали винегрет, честное слово!

Чувства Сафро закрутились бешеной центрифугой. Надо быть безумцем, чтобы кинуться останавливать ее на полном ходу. Если компоненты не уравновешены, если симметрия не соблюдена, поломки не избежать.

Какой-то повар участливо сунул ей в руку стакан с лимонадом, где бултыхались кубики льда. Мокрое полотенце звонко шлёпнулось на пол. Черпак был отброшен куда-то за спину, в обитель пара, кастрюль и сковородок.

– Ты... Правда, ты! – воскликнула Элиза и бросилась к дочери.

Ротор центрифуги слетел с оси. Если маму не похищали, стало быть, она сама, по своей воле отказалась от дочери. Сафро качнулась, рухнула на крутящийся стул и брякнула стакан о приборную панель, куда всё тот же участливый повар пристроил тарелку с манной кашей. На каше он сливочным маслом нарисовал улыбку. Но с маслом, судя по всему, перестарался. Улыбка растеклась, превратившись в кровожадный оскал.

– Почему ты бросила меня?! – шёпотом спросила Сафро. Элиза Шэридон остановилась, как вкопанная, не добежав до цели. На ее зарёванное лицо тошно было смотреть.

Возбужденная толпа умолкла. Арсений замер на полуслове. У них со Штилем возникли разногласия по поводу того, какое мясо класть в булочки.

– Почему ты меня бросила? – раздельно повторила Сафро уже в полной тишине.

– Я не бросала! – выкрикнула Элиза, размазывая слёзы по щекам. – Я... В тот день я тебя потеряла. И не хочу потерять снова, – с мольбой в голосе прошептала она. 

– Мы искали тебя тринадцать лет, – понурив голову, сказала Вельмира. – Это всё моя вина. Я обещала Элизе помочь. Но поиски заняли слишком много времени.

Сафро глянула в окно, на полосатый маяк. Он указывает путь кораблям, когда те вязнут в туманах. Может, и ей укажет?

Маяк подернулся дымкой и расплылся за пеленой слёз. 

– Расскажи, как я потерялась, – хрипло попросила Сафро. – Расскажи мне всё.

И тут стены задрожали. Мелко завибрировала приборная панель. Лёд в стакане истерически заколотился о стекло. А потом стакан соскользнул и разбился вдребезги. Манная каша плотоядно улыбалась гостю, который почти пришёл.

– О нет! Тай Фун! – вскрикнула Вельмира и, зажав уши, бросилась к средней двери. – Куда угодно, только не в межпространство! – пискнула она, после чего резко распахнула дверь и скрылась в золотистом мареве.

Там что-то пронзительно выло и жужжало. Соцветиями вспыхивали искры, будто сварочные работы велись. Больше ни услышать, ни увидеть не удалось. Дверь с грохотом захлопнулась, и в этот момент стена рядом с винтовой лестницей взорвалась крошкой.

«Заложники» Вельмиры предсказуемо отреагировали криками. Но разбегаться отчего-то не стали.



Te SLa

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться