Антимаг

Размер шрифта: - +

13

Фихт осторожно, я бы даже сказал испуганно, опустил кончик мизинца в горлышко и, выставив на показ неестественно-белые для его возраста зубы, тихонько зашипел, как если бы ему смазывали зельем ранку. Как если бы ранку пощипывало.

Черная, с блеском, жидкость тонкими змейками взбиралась по его пальцу, словно живая. Выше и выше. Возможно, от удивления я открыл бы рот, да только прыгающая на мою ладонь земля поразила меня куда больше колдовской воды. Или что там у него было в склянке?..

Маг резко тряхнул рукой, освобождая палец от жижи. Черные капельки сверкнули в воздухе и с громким хлопком упали на землю, подняв сколько пыли, сколько поднимает шмякнувшийся на дорогу камень величиной с мужицкий кулак. На месте капель остались темные бесформенные следы и глубокие ямки.

— Столько лет прошло, а словно вчера выпустили. — Фихт одобрительно покивал и направился к котлу. — Хороша, хороша, — продолжал восхищаться он уже возле котла, разглядывая сосуд.

Другое дело, обрадовался я. Начинает пахнуть волшебством, а не какой-нибудь кровью тролля. Это ж если несколько капель так двор изрыли, то, что будет, коли всю склянку разом опрокинуть. Овраг целый получится. Да что там овраг! До демонов дыру пробьет. И ведь в хозяйстве пригодится. Надо тебе колодец, вылил полсклянки — и готово. Лопатой махать не нужно.

Но у Фихта, увы, на счет полезной жидкости были совсем другие планы. Нехорошие, глупые.

— Анхельм, запомни! — Он наклонил склянку над котлом. — Кто бы тебя ни убеждал, что в мире нет и никогда не было серых эльфов, не верь. Потому что это их кровь… Представляешь, кожа у них действительно серая, а глаза — что у демонов. И еще есть клыки, чтобы пить кровь.

Желудок подкатил к горлу. Кровь! Опять кровь! Маги что, все такие — чокнутые? Куда ни плюнь, кровь. Фу, мерзость. Кровь тонкой сверкающей струйкой потекла в кипящий котел, грозно зашипела, исчезая на его стенках, подняла угольно-черные клубы пара. Жалко, как жалко — такая нужная, бесценная жидкость тратилась на какое-то дурацкое зелье.

Фихт вылил все до капли, вновь взялся за ложку и ссутулился возле котла.

Да, все-таки маги — странные люди. Только что он убеждал меня, что за каплю этой чудесной крови любой колдун сундук самоцветов отдаст, а то и два, и тут же, без сожаления, вылил ее в свое варево.

Некоторое время Фихт в полном молчании продолжал мешать таинственное зелье, а я глазел то на него, то на грозную тучу. Черные, как тьма, и кроваво-красные клочья плотным и лохматым ковром висели над нами, не пропуская ни лучика света. Зловещая была туча, тяжелая. Словно небо над нами вспороли, выпустили кишки и оставили их висеть — всем напоказ. Ветра еще, как назло, не было, и пар с дымом поднимались густым ровным столбом, еле-еле расползались над домом. Так и казалось, что не выдержит она своей тяжести — вон как налилась — и грохнется на двор, раздавит нас, словно башмак таракана. Не стой рядом настоящий маг, я бы, наверное, немного испугался и уж точно вышел бы из ее недоброй тени. Но настоящий маг находился поблизости, в двух шагах, а потому страшно не было, было неуютно.

Фихт постучал ложкой о край котла, сбивая с нее густое варево неопределенного цвета, и склонился над столом. Теперь маг принялся за горшочек, туго обтянутый толстой прозрачной тканью, какой у нас в селе никогда не бывало.

— Подойди-ка.

Я подошел. Фихт разодрал невиданную ткань и попытался сорвать крышку. Не получилось, даже ноготь сломал. А я-то думал, маги все делают щелчком пальцев. Щелкнул один раз — огонь в очаге вспыхнул, щелкнул второй — вода в котелок сама собой потекла, щелкнул третий — примерзшая крышка с горшка слетела. Выходит, прав был Фихт. Маги те же люди — только рожденные с облачком маги… как там ее. А на картинках они все такие важные, точно с небес сошедшие.

Вторая попытка оказалась успешной. Крышка с хрустом отошла от горшочка. Пока Фихт грел дыханием озябшие пальцы, я пытался понять, что за разноцветные кубики мерзнут внутри горшочка, и почему сельский маг непременно хотел, чтобы я их увидел.

— Здесь кожа и сердце. Тролля и эльфа, — пояснил Фихт, выбирая из горшочка голубые прозрачные кубики. — А это — голубой лед, какой можно найти только в Северных горах, да и то придется еще полазить. По легенде, — он повертел льдинку перед своим лицом, разглядывая ее так, будто никогда не видел, — это застывшие слезы небожителя. Впрочем, они это или нет, морозят лучше любого льда. Хоть сто лет храни. Ну и сам, видишь, на солнце еле тает.



Степан Кайманов

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться