Антимаг

Размер шрифта: - +

32

— И никогда не читал книги по некромагии? — снова упрекнул он меня, словно я был соучастником его зверств.

Если бы в руках у меня был меч, он бы точно выпал. Своими ядовитыми словами Фихт меня обезоружил. Они были сильнее любого заклинания, били в самое сердце, опускали руки, горячие от магии.

— Не ври, — с тем же тоном сказал Фихт.

Он спокойно прошел мимо и, повернувшись спиной ко мне, положил посох на стол у окна. Уверенно опустился на стул. Тяжко вздохнул, зевнул, как будто и не было меня позади, как будто мои руки не исходили смертоносной магией, способной превратить его в головешку. Как будто он всего лишь устал с дороги.

— Что с призраками? — спросил Фихт с беспокойством, разглядывая оплавленный Кошачий глаз.

— Я их освободил! — ответил я с наслаждением.

— Жаль.

— И тебя освобожу! — С кончиков пальцев метнулись искры, прожгли колдовскую одежонку на плече. Но Фихт остался спокойным. Лишь похлопал себя по плечу, туша искры. — Цериус. Ты знал, что он мой предок?

— Предок? — удивился Фихт и озадаченно добавил: — Впрочем, все возможно. Он ведь был именно из здешних мест.

— Но ведь можно было… без убийств, без…

— Перестань. Думаешь, я мог просто постучать в дверь старосты и попросить его устроить всем сельчанам колдовскую проверку. Да меня бы сразу проткнули вилами или сожгли. Народ у вас тут дремучий… Таким можно повелевать только страхом. Мертвецы подходили идеально.

— Убийца!

— Убийца? — повторил он с оскорблением. Поднялся и молча перебрался на кровать, кинжал, однако, оставил при себе. — Малыш, ты не видел настоящих убийц. Даже не представляешь, сколько детей пошло померу из-за этих бессмысленных войн. Сотни, тысячи. Запомни, настоящие убийцы всегда сидят на троне. А я не убийца. Я — исследователь. — Блеснуло лезвие, он ловко перебросил кинжал из одной руки в другую. — Ты еще не видел Эленхайма, нашу милую столицу с ее закоулками и переулками, где тебе могут запросто выпустить кишки за корку хлеба. Я оградил вас от многих бед. Вы не знали ни войны, ни голода. А несколько сельчан — небольшая плата за спокойствие, твое величие и возможность заглянуть в потусторонний мир. И не забывай, благодаря этому убийце сельчане поклоняются тебе, как небожителям, а твои руки полыхают магией. Кем бы ты стал, если бы не я? Пас бы овец, строгал бы стулья? Ты не прав. Закончим этот…

Фихт вдруг судорожно дернулся, и я вздрогнул, от сердца к животу пробежала холодная волна. Руки колдуна выгнулись коромыслом, шея вытянулась до хруста позвонков, безумные глаза выкатились так сильно, будто непременно хотели выскочить из орбит. Приоткрылся рот, неестественно задергались губы.

— Уби-еей и-его, — произнес изможденный голос, с трудом выговаривая слова, растягивая их.

И я узнал этот голос — голос, которым колдун бредил во сне, пугая меня до полусмерти.

— Убей его. Пока он не убил тебя. Блы-ум-п…

Я застыл, не в силах отвести взгляда от колдовских губ. Правый уголок был приподнят, левый, напротив, опущен. Пол-лица будто схватил паралич.

— Блы-ум-п. — Губы вновь неестественно задергались. — Не медли. Я вижу все его темные мысли, ты не уйдешь из дома живым. Он уже все решил. Решил уже тогда, когда нашел Кошачий глаз. Ну же?

Я вскинул руку.

— Нет, постой. Огнем нельзя, — проговорил голос с беспокойством. — Труп должен остаться целым, иначе Фихтебрахен, Фихт опять уйдет от черных всадников. Возьми это.

Слабая трясущаяся рука выронила кинжал. А Фихт все-таки боялся, хоть и не показывал страха. Рукоять была влажной.

— Выведи меня во двор, здесь осталось слишком много кошачьей шерсти. Может отпугнуть черных всадников. Блы-ум-п. — Он протянул мне вторую руку. — Помоги подняться. Давай. Времени нет.

Я схватил его за запястья.

— Бл-ум! — простонал незнакомец, сидевший в теле колдуна.



Степан Кайманов

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться