Антимаг, книга 1

Размер шрифта: - +

Антимаг, книга 1, главы 2-6

ГЛАВА №2. «Цельнометаллический Монолит»

 

 

-Господин ректор! – Первым увидел вошедшего главу Академии Андре Токус.

Каждый из присутствующих приветствовал ректора уважительным поклоном.

-Оставьте эти формальности, господа, мы с вами не на светском рауте. Всё готово? – обратился ко всем ректор Академии Аргос Мерон, глядя на Маркуса.

 

Ларус дер Сириус подошел к Стальному:

-Марк, мальчик мой, во-первых, тебе нужно полностью раздеться. Во – вторых, так как твоя рука полностью зажила, нам придется отсечь часть тканей, чтобы была открытая рана.

Маркус нервно дернул культёй. Он привык к мысли, что магия ему не страшна в любом виде воздействия на его тело, а сейчас он готовил себя к тому, что впервые осознанно ощутит воздействие колдовства на себе. От этих мыслей ему было не по себе, особенно после последних слов.

«\Ага,сейчас! Так спокойно и положу руку под топор на отсечение! И кем я буду дальше? Калекой до локтя? Или до плеча сразу?» - пронеслись мысли в голове антимага, но вслух прозвучали совсем другие слова:

-Я понял вас, мастер.

Слишком высоко было желание стать хотя бы похожим на нормального полноценного человека. Слишком сильно болела ночами правая призрачная кисть… Стальной вновь хотел стать «целым»…

Пока молодой Драгос готовился, старый боевой маг обратился к ректору:

-Благодарю вас, тэр Аргос, за то, что так быстро нашли время для нашей авантюры. Без навыков гавенкара и демонической крови мы не смогли бы и надеяться на успешный результат.

-Бросьте, тэр Ларус, ведь я сам дал указание всячески способствовать работе этого юного алхимика. Тем более, это та единственная соломинка, за которую мы можем сейчас ухватиться. А нам нужен этот юноша, чтобы выполнит планы.

Ларус кивнул и повел Маркуса к Монолиту. Монолит состоял из двух частей – абсолютно одинаковые параллеппипеды. На нижний лег Маркус. Металл принял форму тела Стального. Рядом с Ларусом появился Андир, сжимая в руке тяжелый тесак. Ректор занял место жреца. Молодой алхимик, сильно волнуясь, ходил от стены к стене с дальней стороны зала.

- Извини уж, Марк. – пробурчал Андир. Взмах тяжелого тесака – треск перерубаемой кости и зарождающийся крик, потонувший под опустившейся металлической плитой. Монолит захлопнулся, не оставляя никаких щелей и зазоров.

-Начинаем! – закричал ла Рохх, передавая тесак Аргосу Мерону.

Ректор медленно начал читать заклинание на распев.

Андре наносил руны по кругу на каждый этап заклинания. Гул вокруг начал увеличиваться, когда молодой алхимик нарисовал последнюю руну большого круга. С каждым новым стихом заклинания руны вспихивали белым огнем. Когда вспыхнула последняя руна Большого Круга, алхимик уже заканчивал Малый Круг, рисуя вершину рунической пирамиды – последнюю руну на верхней плите магического саркофага. Понемногу Монолит начинал вибрировать, увеличивая гул вокруг. В этом подземном зале, где не было ни одного окна, уже бушевал настоящий смерч, разбуженный огромными потоками магической энергии, втягиваясь в Монолит. Руны начали гаснуть одна за одной, как их рисовали. Лишь руна вершины на верхней плите продолжала гореть белым пламенем, словно надгробие. Вдруг смерч окончательно весь вошел в Монолит, и верхняя часть пошла трещинами. Ректор подошел к Монолиту, сжимая в руке тесак, преданный ла Роххом.

-Властью, данной мне Хаосом, по праву рождения, я приказываю Узам Крови и Металла сомкнуться!- Торжественно произнес Аргос Мерон и надрезал себе запястье.

 

* * * * *

 

«Кто разбудил меня? Кто хочет умиреть от моей руки?! Демон? Полудемон?! Смесь человека и демона. Ищешь свой конец? Считай, что ты его нашёл… Стоп! Почему я не могу воспользоваться своим телом?! Мой сосуд до сих пор не слился со мной?! О, Великий Хаос, до чего низко ты пал в наши дни! Но ничего, живи сегодня получеловек – полудемон. У меня очень много работы. Хаос идет!»

 

* * * * *

 

Маркус очнулся в крыле лазарета Академии. Голова ныла от тупой воющей боли/ жутко выла от боли вся правая рука. От одного понимания это антимаг резко сел на кровати, глядя на правую руку Его правая кисть и половина предплечья были отлиты из стали, налокте металл тонкими линиями переплетался в паутинный узор, эти нити паутины проникали под кожу, сливались с ней и терялись в ней. Губы антимага дрожали от волнения. Откинувшись на кровать, сжимая зубы от боли, он поднял правую руку вверх и смотрел, как солнечные лучи весело пляшут на сероватом металле. Маркус взял бокал с водой, стоящий рядом с кроватью, но тот лопнул, едва его подняли в воздух.

 

-С этим надо будет ещё поработать. – Раздался смеющийся голос за спиной антимага.

Маркус обернулся. В дверях стояли Андир ла Рохх и Ларус дер Сириус. Старый боевой маг и антимаг вошли в комнату и уселись в мягкие кресла, стоящие по обе стороны от кровати.

-Как новая рука?- улыбнулся глава кафедры Антимагии.

-Болит. – Ответил улыбкой Маркус.

Сейчас он был счастлив, как не был уже давно. Он был полноценным. Именно так он себя сейчас ощущал. И как не пытался выглядеть серьезным, оба преподавателя прекрасно видели его состояние: и веселый блеск в глазах, и улыбку, спрятавшуюся в уголках губ, и веселое перестукивание пальцев новой руки на прикроватном столике. Молодой антимаг лучился счастьем.

- Это очень хорошо, мой мальчик. Но афишировать новообретенную руку не стоит. – продолжил Ларус, протягивая сверток Маркусу.

Удивленно подняв бровь, Маркус принял сверток из рук старого боевого мага. Развернув его, в его руки легла длинная, до середины плеча, выделанная из тонкой черной кожи перчатка. На запястье, середине предплечья и окончании перчатки были вшиты тонкие двойные ремешки для фиксации Длани на руке. По всей длине перчатки серебряной нитью были вышиты руны. Вещь подобного рода была очень дорогой, выполнялась строго под заказ, и изготавливалась почти три месяца.



Никита Гримм

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться