Антимаг, книга 1

Размер шрифта: - +

Антимаг, книга 1, часть 2, глава 2

ГЛАВА № 2 "Вечер Северный".

Начинался закат. Солнце уже забогровело и склонилось к горизонту, едва касаясь далеких горных вершин. А молодой месяц уже нагло выглядывал из темнеющей синевы.

- Скоро протупят звезды. - Тео замороженной смотрел на небо, - Подумать только, я не был здесь три года! И как я смог столько прожить на Юге?!.

- Не знаю. Я слишком долго пробыл на Юге. Меня ведь еще ребенком привезли в Академию, после смерти родителей. Андир вырастил меня и воспитал. Я мало что помню о Севере. - Соврал Стальной. Он всегда врал в одной и той же форме о Севере. Драгос всегда помнил дикую, ревущую Ревиаль, первую поездку в Рухнерод и каменные пики Длинного Когтя. Маркус помнил все места со своего детства. С огромным трудом он удерживал в себе желание умчаться дальше на северо-восток, к такому когда-то родному, а теперь ныне мертвому и чужому Дарку. Город, в котором он родился и провел все раннее детство, где он знал каждую улицу, переулок или лавку, в одночасье ставший чужим, забрал родителей, братьев и сестер, сгоревших в белом Пламени фанатиков, а затем эти фанатики погрязли в Волне Немертвых, что вывалилась из Серого Запределья.

Сейчас те фанатики стали такими же Немертвыми, что рвали их тела. А город стал безмолвно. Не звучали тысячи песен на фестивале Зимнего Солнца, не расхаживали маленькие важные бородачи - гномы, чинно здороваясь с мастерами - оружейниками из людей в Железном Переулке, где проходила неделя Оружейников в начале каждой весны. Шпили трех высоких башен, в центре треугольника которого возвышался Монолит Сосредоточия - сердце города - уже не стремились в небо серебряными стрелами, они стали похожи на изуродованные, сжавшиеся в агонии пальцы, среди которых стояло почерневшее Сосредоточие - нежный голубоватый свет ушел, оставшееся место заполнили серость и Тьма.

Одна только мысль о том, во что превратился его дом, приводила Маркуса в бешенство. Он не менялся внешне, также говорил ел, пил, смеялся. Но дрался совершенно иначе. В такие моменты он стоял на грани между отвагой и отчаянием...

Впереди антимагов, шагах в десяти шли остальные члены Круга. -Диана и Льюис что-то тихо обсуждали, Янул, с гордо поднятым к нему подбородком, шел словно на собственную коронацию, а Лина, подобно тени, неслышно скользила по притоптанному снегу. Друзья приближались к большому амфитеатру - месту собрания магического корпуса.

Они прибыли одними из последних - почти все верхние трибуны были заняты, и друзья разместились на первых рядах. Спустя четверть часа все трибуны были заполнены, осталась лишь пара - тройка свободных мест. В магическом корпусе было около полутора сотни человек. Почти треть из них были боевыми магами II ступени, примерно столько же Магов поддержки, в разных частях амфитеатра Маркус насчитал шестерых антимагов, остальные были целители и боевые маги IV ступени.

Солнце уже скрылось за горными хребтами, и в темнеющих сумерках разгорелись фонари и факелы. Перед трибунами появился Алекс Хир, а сзади, немного позади главного пьедестала, встал Альф Тернер. Трибуны смолкли в мгновение ока.

- Тэры маги, я рад вас видеть сегодня. На собрании корпусов я получил несколько новостей и важных известий, которыми мне хотелось бы поделиться с вами. Но, в начале, я хочу представить вам вновь прибывших. Из Академии к нам прибыла группа учащихся, они проведут с нами шестьдесят дней ри будут нести службу наравне с нами. Тэры, прошу вас представиться для товарищей по корпусу.

Молодые маги встали со своих мест, подошли к Тактику и повернулись лицом к трибунам. Первой, как и полагается, выпало представляться Диане. Колдунья вышла на шаг вперед. Было видно, что она немного смущена, но контролирует себя:

- Добрый вечер, тэры, я - Диана Драгос, боевой маг II ступени.

Девушка шагнула обратно, и этафету принял Льюис:

- Добрый вечер, тэры, я - Льюис Фелл, боевой маг II ступени.

Следом были Янул, Лина и Тео. Очередь дошла до Маркуса. Стальной шагнул вперед и обвел взглядом трибуны:

- Доброго снегаи мягкой зимы, тэры, - Маркус, как и Тео, начал представляться с "официального приветствия - прощания" северян, на что отметил множество одобрительных кивков - большинство присутствующих Магов были северянами, - мое имя - Маркус ла Рохх, я - антимаг, Носитель Баланса.

- Что ж, теперь, когда вы услышали хорошую весть, вернемся к вопросам более тяжким. Тэры, займите свои места. - Подвел итог Тактик.

Алекс Хир пришелся несколько шагов вперед - назад, формируя свои слова, и начал:

- В Легион пришла берега из Тайной Службы. Император повелел откомандировать тайно от каждого Легиона треть от общей численности каждого корпуса на запад, к границе со Светоносной Империей. В скором времени, как сообщает Тайная Служба, Светоносной Империя может напасть на нас. Через десять дней я поставлю список, кто отправиться на Запад от нашего корпуса. Служба будет довольно тяжелой этой зимой. Также, через две недели у нас назначен глубокий рейд до Мертвых Городов. Рейд будет усилен двумя дополнительными группами.

Друзья, у нас катастрофически не хватает времени, людей и ресурсов. Прошу всех быть максимально внимательными и осторожными, особенно, за стенами крепости. У кого-то возникли вопросы по новым инструкциям и текущим задачам?

Трибуны молчали. Каждый погрузился в свои мысли с одним только вопросом:"Неужели снова война?" Не так давно были Походы Очищения, многие из тех, кто сейчас сидел здесь, помнили зарева пожаров Вольных Городов, которые все называют сейчас не иначе, как Мертвыми. Все они помнили, как фанатики идут насмерть, восхлавляя веру в Аластрата Светоносного. Все магические арканы разрушались под действием их оберегов, а боевые проклятия практически не наносили вреда. Лишь антимаги, как Носители Баланса, могли потягаться с оберегами Светоносного.

Но и охотились за ними так, словно охотничья свора собак правила дикого зверя - либо убивали в спину, либо давили числом, пока Откат не выжигал антимага, а если он просто терял сознание, брали его живьем, что происходило с антимага и потом - никто не знал, кто-то говорил, что их приносят в жертву Аластрата, кто-то шептал, что палачи истезают их, пока разум антимага не заполнит Безумие... В любом случае, профессиональная, так сказать, неприязнь к фанатиками у Антимагов была. У некоторых из них были и личные счеты.



Никита Гримм

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться