Антимаг, книга 1

Размер шрифта: - +

Антимаг, книга 1, часть 2, глава 3

ГЛАВА 3 "Голубое Пламя"

Авенхейм не зря называли Оком Империи. Огромнейший город занимал территорию вокруг трех рек, разобрались на семь частей, которые соединялись между собой с помощью девятнадцати мостов. А сорок четыре шпиля башен вздымались до самых небес. Они были словно маяки среди зеленого моря равнины Юга и суровых заснеженных перевалов с Севера. Об этом городе говорили: он стоит уже тысячу лет. И люди не далеки от истины. Почти девять веков город гордо возвышался как столица Империи.

Но Аргос Мерон, глава Академии, не мог насладиться древним величием этой Твердыни. На этот раз он прибыл в "Сердце Империи" на Стоглавый Совет Императора. Война не за горами - это понимали все. И Император. Совет был создан в кратчайшие сроки. Тридцать дней - срок, который дал Император, чтобы члены Совета прибыли в столицу. И прибыли все. Никто не смел перечить Императору.

Аргос Мерон спокойно прошел мимо гвардейцев в зал Совета. Ректор Академии отвергал большинство "подобающих приличий" - во дворец он прибыл в сопровождении Ларусу дер Сириуса и Андира ла Рохха, оставив их размещаться в покоях, что им отвели, в одиночку отправился в зал Совета. Ни слуг, ни оруженосцев, ни пажей. Все это он считал лишним. Многие относились к этому неодобрительно, но говорить слов против не смели. Никто в здравом уме не стал бы связываться с главой Академии из-за таких вещей.

Алая мантия, вышитая золотом, с широким черным поясом резко выделяла ректора на фоне черных, Серых и белых камзолов потомков благородных и светлорожденных родов Империи. Ректор занял свое место за малым столом.

Зала Стоглавого Совета была интересна своим устройством.в центре пол снижался на несколько локтей, и в низине стоял круглый стол на девятнадцать кресел и один высокий резной трон. На втором уровне, прикрываясь лишь на дверях стояли сиденья в два яруса по сорок мест в каждом. Никаких украшений, никаких скульптур, это было место для работы и принятия решений, а не для веселья и празднеств.

Все были на своих местах, когда двери открылись, и в зал вошел Император. Сильное волевое лицо было собранным, короткие черные, как смоль, волосы оливали серебром, а ярко-синие глаза смотрели вокруг с кошачьей цепкостью. Простой серый камзол без каких-либо регалий,наград и орденов. На поясе в простых черных ножнах покоится одноручный слегка изогнутый клинок работы Восточных мастеров. Лишь огромный, размером с яйцо, алый рубин, спрятанный в рукояти, говорил о сути меча знающим людям - Валос или "камень войны", как его называли - такой камень создавал вокруг клинка призрачное лезвие, способное переводить и мага за десятью щитами, и всадника в тяжелых кавалерийских панцерных доспехах - этому мечу было абсолютно безразлично что или кого резать. Стоили такие мечи как годовой доход островного города - государства, изготавливались по заказ, только в предоплату. Не каждый, далеко не каждый из благородных или светлорожденных могли себе позволить такие мечи. Еще меньше ими владели.- Приветствую вас, друзья! Рад вас всех видеть здесь в добром здравии, и благодарю, что так быстро откликнулись на мой призыв. Сегодня перед нами стоит лишь один вопрос - войнас фанатиками Аластрата. - Император сделал паузу, дав всем врмя осмыслить его слова, - Полки фанатиков уже стягиваются к нашим границам. Наши разведчики считают, что их армии двинуться на нас как только сойдет снег.

Император поднял вверх правую руку, тем самым давая право высказаться всему Малому Столу по очереди. Первым вышел военный протектор Запада, нынешний глава Военного Совета.

- Ваша Светлость! Члены Совета! Сейчас я говорю от своего лица, так как вопрос требует мнения каждого из нас. Я считаю, что мы не можем позволить врагу вторгнуться на территорию Империи ни на одну лигу. Каждый из присутствующих здесь прожил уже не мало зим, каждый из нас помнит, что было с Вольными Городами, и как их зарева возносились до небес. А небо рыдало черным снегопадом. И мы даже не успели собрать полки для помощи Вольникам. Я не хочу видеть границы Империи такими же! Если уж нам войны не избежать, по пусть кровь льется на земле Светоносного. Мы должны выступить первыми!

Первое слово было сказано. По залу Совета мгновенно пронесся быстрый шепоток, и снова наступила полная тишина. Все взгляды устремились к Императору.

- Я хочу услышать каждого из присутствующих на Совете. - Задумчиво, словно мысли в слух, произнес Император.

Глава Военного Совета поклонился Императору, обвел взглядом весь Малый Стол и спустился с трибуны. Следом за ним выступали военные протекторы разных городов и земель. За ними выступили два адмирала, глава оружейной палаты, глава Торговой палаты, наместник города и представители наиболее древних родов Империи. Все призывали начать войну первыми. Сторонники вторжения.

На трибуну поднялся старец. Мужчина был выходцем с Севера. Длинные поседевшие волосы и борода до середины груди были по-северному заплетены в тугие косы. Черная мантия, вышитая серебром, словно бы собирала падающий на нее свет. За поясом без ножен был затянут широкий волнистый кинжал с простой рукоятью из коричневой кожи.

- Мой Император! Я, Рольф ла Рохх, Хранитель Знаний и Законов Империи, живу дольше многих изПрисутствующих. Я помню правление вашего отца, а последние десятилетия правления вашего деда - мое детство и моя юность. Я помню десятки войн, Походов и сражений, а поединков уже и не счесть за моими плечами. Я был и легионером, и гвардейцем, и Наставником. Как сейчас я направляю ваших детей, когда-то я направлял и Вас. Вы всегда были хорошим учеником. Я напомню вам лишь одну фразу из нашей беседы, когда мы впервые посетили Рухнерод, когда ваш отец пожелал, чтобы вы увидели, с чего начался ваш род. Тогда я сказал вам: война - это всегда чья-то смерть.

В зале наступило молчание. Император долго смотрел на своего Наставника, старик не отводил глаз. В итоге, Император Улыбнулся северянину, как старому другу:



Никита Гримм

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться