"Апельсинчики как мёд..."

Размер шрифта: - +

"Апельсинчики как мёд..."

Сестры-близнецы Атлетика и Пенелопа считали старшего брата странным. У Нила не было друзей, он слишком много читал и слыл замкнутым малым. Сестры-болтушки совершенно не понимали такого подхода к жизни.

Чтобы две недели лета не пропали впустую, затерявшись среди душных улиц мегаполиса, детей отправили к дальним родственникам. Те безропотно согласились приютить троих детей. Сказать по правде, дети были предоставлены сами себе, но это их нисколько не расстраивало.

Запахи чужого дома слишком взбудоражили детское воображение и заставили проснуться с утра пораньше. Нил встретил рассвет в своей комнате, высунувшись в открытое окно на втором этаже и любуясь на видневшийся вдали обманчиво спокойный океан. Серый цвет постепенно сменялся темно-синим. И наконец небо стало похожим на ванильное мороженное, в котором размешали ложку вишневого варенья, а сверху выложили дорожку из апельсинового джема, немного растекшегося и наверняка невероятно липкого.

Днем дети играли в саду: близняшки строили домики-шалаши, а затем ходили друг к другу в гости, – вдвоем не было скучно. А их брат облазил все деревья.

Следующий рассвет застал сонного Нила на кухне, где он ел сыр с хлебом, а небо за окном напоминало тронутое румянцем яблоко.

В тот день детвора ходила к морю в сопровождении престарелой тетушки. Они шли очень медленно и не пробыли там и часа. Детям очень не хотелось уходить, но тетушка предупредила о возможных последствиях длительного пребывания на солнце и засобиралась домой, не обращая внимания на протесты детей. Возвращаясь обратно, Нил дал себе слово вернуться сюда вновь.

 

Край неба едва посветлел, а мальчик уже спешил претворить в жизнь свой план. Вчера любопытные сестры спрашивали, зачем он таскает за ужином колбасу и сухари. Куда б лучше натаскать конфет!

«Наивные!» – думал Нил, отвечая сестрам хмурым взглядом. Они, конечно же, ничего не смыслили в еде, подходящей для походов. Ему бы консервы раздобыть, но за неимением лучшего сгодится сырокопченая колбаса.

Он упрямо шел по дороге, с рюкзачком за спиной, с фонарем в руке и ощущал себя бывалым путешественником. Под подошвами кед шелестел гравий, в окрестности не было ни души. Рассвет застал Нила на пляже. Мальчик плюхнулся на песок и смотрел на небо, похожее на дольку недозрелого арбуза, которым вчера угощала детей пожилая соседка со странным трудно выговариваемым именем Пенелопалинария.

Передохнув и позавтракав, Нил побрел направо, привлеченный белоснежным боком скалы, похожей на забытый великаном ботинок. Мысок ботинка сильно выдавался вперед и волны с грохотом щекотали его рваные бока.

Возле меловой скалы, Нил развлекался тем, что бегал среди валунов, воображая, что попал в плен к троллям. А в белой, испещренной поперечными полосками скале, он обнаружил небольшой тоннель. Заходить туда было боязно. Но это на первый взгляд… С другой стороны, в тоннеле могло ожидать целое приключение. Его нерешительность испарилась при виде мужчины, выгуливавшего собаку на пляже. Они были далеко, но, вне всяких сомнений, направлялись в сторону скалы-башмака. Так Нил оказался внутри. Здесь вновь пригодился фонарик, выхватывающий из тьмы грязно-белые пятна и россыпь плесени на неровных стенах. Исследование длилось недолго, потому что за первым же поворотом мальчик увидел яркое пятно – это был выход. Солнце уже взошло и брызгало светом из-за кустов, растущих вблизи выхода. Нил щурил глаза и радовался тому, что так удачно избежал возможной встречи с очередным местным жителем. Когда мальчик проморгался, то с удивлением и восторгом обнаружил железнодорожную колею, проходящую вдоль известнякового карьера. По-видимому, рельсы огибали скалу с противоположной стороны и уводили в виднеющийся вдали тоннель, совсем не похожий на тот, из которого он только что вышел. Ах, какое идеальное место для игр! Ведь если включить воображение, то известняковый карьер вполне мог сойти за древнеримский город, с придуманными жителями.

Неподалеку, а точнее за скалой, рокотал буйный океан. Даже в хорошую погоду он был ворчливым. Нил с восторгом съехал вниз, на первый ярус карьера, так похожего на амфитеатр. Затем на второй. В итоге он добрался до последнего и бродил среди камней, ощущая себя путешественником-первооткрывателем. Когда он решил, что пора возвращаться домой, и начал подъем наверх, то заметил боковым зрением, как что-то черное, громоздкое и плавно скользнуло по прямой и замерло. Нил повернул голову и не поверил своим глазам. Это был… поезд! Теперь карьер отодвинулся на второй план и мальчик во все глаза смотрел на обнаруженную находку. Громадная махина, поблескивала на солнце глянцевыми боками и трубой. Это явно был не поезд, а паровоз. Однако он совсем не казался старым, а как будто только что выпущенным с конвейера.

«Для туристов сделали!» – догадка осенила мальчика. Но какая-то еще не озвученная, тревожная мысль скреблась в углах сознания. Выбравшись на поверхность, Нил со всех ног помчался к паровозу. Прежде всего ему было интересно посмотреть на машиниста. На месте машиниста сидела темноволосая девочка, в строгом платье с белым воротником и манжетами. Девочка повернула голову и взглянула на ошарашенного Нила. Он и раньше не жаловался на отсутствие фантазии, но подобное приключилось с ним впервые.

– Ты кто? – спросила девочка.

– Я – Нил, – представился он, шаркнув ножкой. От взгляда девочки становилось неуютно. – А ты?



Мария Митропольская

Отредактировано: 23.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться