Апокалипсис с небес

Font size: - +

ГЛАВА 8_ Во мраке завода

ГЛАВА 8

Во мраке завода

 

Машина с предварительно выключенными фарами, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания, остановилась возле проходной заброшенного завода. Уснувших по пути друзей даже не пришлось будить, прекратившая всякое движение машина сразу же вырвала их из сна.

— Приехали, — объявил бывший Десятник. — С вещами на выход.

Снаряжались они основательно. Лёс решил не лениться, и  взять с собой всю имеющуюся у него «амуницию». В нее входили: мотоциклетный шлем с фонариком, все тот же верный друг и соратник — топор, который он приладил за спиной, использовав кожаный ремень, автомат Калашникова и два магазина патронов к нему.

Окончательно убедившийся в том, что парням можно доверять, Сивый решил раскрыть еще пару козырей. Поэтому в скромном арсенале Клима кроме помповика появился пистолет ТТ с двумя запасными обоймами, и довольно хороший охотничий нож «Багира», которому парень был особенно рад.

Сам бандит, вооруженный Калашом, надел легкую армейскую разгрузку, куда разместил магазины с патронами, на бедре в кожаных ножнах располагался довольно длинный боевой нож.

— Лимончик, — весело произнес Сивый, подкидывая на ладони известную всем разновидность гранаты. — Так, на закусочку.

— Даже не буду спрашивать, откуда у тебя все это, — вполголоса проговорил Лёс, поправляя фонарик на шлеме.

— И правильно делаешь, меньше знаешь — крепче спишь, — невозмутимо процитировал знаменитую поговорку бандит.

— Опа, друзья, смотрите! — как можно тише окликнул Пашка Клим. — Оперативно работают «Возрожденцы» эти.

На больших железных воротах, изрешеченных пулевыми отверстиями разного диаметра,  бельмом выделялся самодельный плакат из  неровного куска обоев. Содержание листовки в точности повторяло увиденный ранее призыв к объединению.

— Одного я не пойму, а где ж они раньше были? — Клим непонимающе посмотрел на приблизившихся спутников, пожимая плечами.

— Вполне возможно, они просто боялись, — предположил Сивый. — Десятника, например. Заявить о себе в открытую, выдать свое местоположение, это все равно, что подписать себе смертный приговор. Некогда самая сильная группировка в городе разгромлена, чем не повод заявить о себе?

— Ладно, с этим потом разберемся, — заключил Лёс, чувство неизвестности толкало его вперед, чтобы наконец развеять все сомненья и тревоги. — Надо идти.

Двери проходной были открыты, в помещении пахло гарью, на полу царил беспорядок. Пройдя это мрачное место, выкрадывая у тьмы определенное пространство лучами своих фонариков, люди вышли на просторный двор. Впереди высилась черная громада «Никелькомбината», обросшая со всех сторон постройками поменьше. Невероятная тишина давила на уши, и резко раздавшийся скрип открывающейся железной двери прозвучал как гром среди ясного неба. Испугавшиеся люди отреагировали мгновенно. Лучи метнулись в сторону звуков, однако наткнулись всего лишь на мерно покачивающуюся дверь с табличкой  «не входить — убьет!»

— Ветра-то нет, — шепнул Клим, встревожено смотря на спутников. — Чего это она открылась?

Ответ не заставил себя долго ждать, с грохотом распахнувшаяся дверь выпустила наружу мертвеца. Зомби, одетый в черную форму охранника с желтыми нашивками «Легион-секьюрити», злобно прорычал, уставившись на людей немигающими стеклянными глазами.

— Я сам, — сказал Сивый, жестом показывая, чтобы друзья опустили оружие. — Патроны надо беречь, да и лишний шум нам ни к чему.

Закинув автомат за спину, бандит отработанным движением выхватил нож.

— Идем сюда, красавец! — Сивый в один миг преодолел разделяющее их с зомбаком расстояние.

Умелые взмахи клинка, и тело медлительного мертвеца кулем падает на выщербленный асфальт, а рычащая голова откатывается в сторону. Полный неподдельной радости, бывший Десятник разворачивается к друзьям, все еще виртуозно вертя ножом. Однако протяжный скрип, а потом удар и лязг металла заставляют всех с ужасом всмотреться в темный провал проема. Откуда, по-хозяйски расталкивая в стороны голодных мертвецов, что топча друг друга, протискивались на улицу, вырвался Главарь.

— А вот теперь, я думаю, без шума не обойтись, — закричал Сивый, скидывая с плеча автомат, и одновременно пятясь назад. — Херачь их, пацаны!

Грохот выстрелов заглушил крик бандита. Главарь, получивший изрядную порцию свинца, одним прыжком взвился далеко вверх, уходя из-под прямого огня. Несмотря на внушительный рост и массу, прыгал монстр отменно.  Пару мгновений, и эта махина, бороздя когтями асфальт, приземлилась почти у самых ног Сивого. Одно резкое движение чудовищной лапой, и бывший Десятник отлетает, сметенный со своего места, словно пух ураганным ветром. Друзья видят, как обмякшее тело мужчины какое-то время скользит по асфальту, лязгая автоматом и поднимая пыль.

Бандит был без сознания, если, конечно, не погиб сразу. Однако бросать его никто не собирался. Пусть он и бывший Десятник, убийца невинных людей, пусть! Он же помог, когда парни в этом нуждались, и даже с расспросами почти не лез.

Пытаться сейчас поднимать тяжелое тело, а потом тащить его неизвестно куда, по пути отстреливаясь от зомбаков одной рукой из помповика и калаша, было бы, мягко говоря, глупо. А что еще более того — нереально! И друзья это, конечно же, понимали. Бывало, конечно, что парни немного заигрывались, теряя веру во всю правдоподобность происходящего, становясь плохими киношными героями. Таким образом, мозг хоть как-то пытался снизить всю ту психологическую нагрузку, что давила на молодых людей каждый день. Однако всему есть время и место. Творившаяся в данный момент реальность не давала в чем-то усомниться, надо было действовать на пределе своих возможностей. И страх перед тем, что тебя сейчас начнут рвать когтями, грызть зубами бывшие работники завода, а ныне живые мертвецы, несомненно, подстегивал.



Дмитрий Королевский

Edited: 14.03.2018

Add to Library


Complain




Books language: