Аполлинария

Размер шрифта: - +

Часть 4: Смерть - прощание.

«Не бывает безвыходных ситуаций…

Тебе просто нужно умереть раньше,

чем они тебя убьют».

Тетрадь смерти.

 

Многие скажут, что следовать за призраками не лучшая идея, но некоторым, невдомек, например мне.

Прошло много лет с тех пор, когда меня накрывало, в эмоциональном плане, но впервые я чувствовала на себе всплеск эмоций магического  источника. Он хотел свободы, он мечтал о ней так долго, что радость от сброшенных оков привлекла призраков в радиусе пятистах километров. Мои же щиты полетели в дребезги, и все мысли магов стали мне доступны. Понимая, что они не оставят в источник в покое, а прицепятся как пиявки, решилась на очередную «безумную идею». Всего то надо было отвлечь всех магов и лишить их свободы действия, включая того, что за нами наблюдал под покровом. Ну, ладно, отвлекающим маневром станут призраки подпитавшиеся от источника. Остается дело за малым, пробраться к самому источнику, к его сердцу…

Ставрос, милый мальчик. Давно мне так не было приятно  от мужских мысли относящихся ко мне. Андрей не прав, о пошлостях он и не думал, разве можно к ним отнести желание пообщаться со мной, погулять по лесу и кротко даже думать о том, чтобы подержаться за руки. Ну что же, может когда-нибудь…

Что за глупость, я никогда не скрывала своих способностей, на показ не выставляла, это да.  Интересный мужчина Альберт Гарден на лице маска, а внутри… ммм, но к сожалению он будет против моих действий…

- Просто у меня есть безумная идея, - о, да, самая безумная  из всех…, хэ-хэ. Мой друг что-то почувствовал, быстренько удалился от меня…

 

Подземное озеро предстало во всей своей немного порушенной красе. То тут то там погрузившись в кристально чистую воду торчали остовы здания, обломки стен, куски бетона и арматуры. Хотя мне уже было, в общем-то, все равно, но  оно просто притягивало своей необычайной силой, пусть в первые минуты я чувствовала лишь боль от пронзившей меня насквозь арматуры и видела лишь пыль взлетевшую от обрушения завалов.

 Знала ли я том, что так будет? Да, знала…

Жалела ли я о своем поступке? Нет…

Боялась ли? Увы, но мне пообещали, что все случится неожиданно для меня, так и было…

Почему я так поступила? Просто я знала день своей смерти, да-да. Именно так, и это не он.

Мои способности имели свою цену. Это только в пятнадцать тебя пугает знание о том, когда тебе суждено покинуть этот мир. Впрочем это было меньшей платой за способность видеть призраков , но тогда еще не понимала, почему не доживу и до шестидесяти лет. Умение чувствовать ложь и правду лишило меня семьи и отношений, а также друзей. В тридцать я не сошла с ума, поседела и лишилась значительного куска жизни, обидно, но такова жизнь, за все приходится платить. Я должна была умереть через три дня после моего пятидесяти шестилетия. Вероятно, поэтому я отрывалась по жизни, делала что хотела, была той, кем хотела быть…

Что ж, я обманула смерть, пришла раньше назначенного срока на неделю. Семь дней жизни человека было достаточно для источника, чтобы освободиться и избежать участи быть запертым…

Вода приятно ласкала мое тело, окрашиваясь в красный. Духи ждали… Мое сопровождение в мир иной… Я же для них долгожданное  освобождение от земных оков, они уйдут вместе со мной на перерождение, возможно не сразу…  Но небытие и сон посмертия лучше терзаний о несделанных делах и несбывшихся надеждах…

Были и у меня таковые. Не смогла полюбить, родить дитя, сама оставаясь ребенком до самой смерти, но, думаю, ей будет интереснее пообщаться со мной, нежели с ворчливой старухой…

Маги разбирают завалы, уже слышно, вот-вот прочистят проход. На мгновение выпадаю из реальности, зацепившись взглядом за сталактит на своде пещеры в отражении воды. А потом выныриваю из пучины забвения оттого, что кто-то проводит рукой по моей щеке…

- Полина… - такой потерянный голос у Андрея, фокусирую взгляд на нем. Сидит передо мной на коленях по грудь в воде.

- М-м-м? – вопросительно мычу, о как сразу ожил, мысли заметались, по глазам вижу.

- Я… сейчас ,тебе помогут, - подскакивает, как ошпаренный, но я успеваю схватить его за руку, откуда только силы взялись. Он замер.

- Не стоит, Андрюша, не стоит мешать тому, чему суждено  сбыться,  - наверное, он сейчас думает, что я совсем того, раз так говорю. Машет кому-то, в помощь видать зовет.

- Стазис не поможет, - смеюсь.

- Мысли читаешь? Тогда, может, прочитаешь, что я обо всем этом думаю? – злится, уже хорошо, а мне остается улыбаться, смех выходит хрипящий.

- Уже не читаю, так что высказывать придется по старинке, вслух,- плакать надо, а я смеюсь. Ну хоть друга немного успокоила, да, пожалуй, единственного друга за мою жизнь, которого я искренне ценю и люблю. Стоит об этом сказать…

- Ты лучший, Дюша! – да, в лице переменился, кажется, до него дошло к чему я клоню  - ты единственный за мою недолгую жизнь, кто смог стать настоящим другом. Не стоит убиваться по мне, неделей раньше, неделей позже, не так уж и важно. По мне, раньше – предпочтительнее, неожиданная смерть всяко приятнее ожидаемой…

- Ты? – глаза по пять копеек, советских.

- Знала? Кхм – кхм, да…

- Вот как, - даже обмяк, бедолага.

- О, мне пора, - прислушавшись к себе, поняла, что момент пришел, - до встречи, мой друг… - и мое тело распалось водой. Теперь было только озеро, свободной и живой силы…



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться