Аполлинария

Размер шрифта: - +

Часть 7: Близко  к сердцу.

 

Разумно было бы почаще говорить себе:

«Изменить я этого не могу,

остается извлекать из этого пользу»

Артур Шопенгауэр

 

 

Взгляд немного с другой стороны (подробности),

или нормальное повествование вместо

сухой выжимки предыдущей главы.

Озеро, возникшее из ниоткуда завораживало своей силой и красотой. Целитель вместе с отрядом шел скалистому выступу, периодически бредя то по колено, а  то и по пояс в воде. Туман в его голове не желал развеиваться с момента смерти Поля. Мысли то и дело возвращались к тому  моменту, а  глаза натыкались на пятна крови на правой ладони и рукаве, которую он так и не посмел смыть. На краю сознания витало понимание ненормальности такого состояния. Ведь Поль не первый, кто умер на руках целителя, не способного помочь умирающему…

Вдруг откуда-то пришло ощущение, словно сквозь воду пробивается тихой голос: «Я здесь, я живой». Сначала этот голос поставил в тупик, чей он может быть, но когда сама жизнь начала кружиться в воде, он понял – это озеро живое. Остальные не замечали этого, но возможно на то он целитель, чтобы лучше чувствовать жизнь во всех ее проявлениях. Нет, вернее, даже не так, сила мага жизни, спавшая внутри него, отозвалась на зов, и, не осознавая того, что он делает, маг окунул руку в воды озера. Кровь на руку в туже секунду растворилась, а с губ сорвались слова о том, что оно живое…

 

Большое озеро своей красотой отвлекло внимание всего отряда  от клочка тумана над водной гладью, но не Аластера. Его взгляд этот туман притягивал лучше магнита, тело мальчика было в этой пелене белой взвеси воды. Но вскоре он увидел её, кто-то, возможно, мог подумать, что это Вечная леди, например, вои сопровождавшие их. Но нет, это была душа, сильная и удивительно «живая», если так можно было сказать о сущности.  А слова песни, что все услышали, приняв за колыбельную? Сколько было в них смысла и чувств. Тоска о сбывшемся и несбывшемся. Что хотела вспомнить седовласая женщина, прижимая к груди так похожего на нее дитя, от чего не было покоя после смерти?

«Они слишком похожи»,  его мысли озвучил один из воинов, а дед развеял миф об их родстве. Но Аластер Роскар ни на секунду не допускал этой мысли, для него эти двое  - ребенок, которого он знал уже без малого шесть лет и душа женщины, что он видел впервые, были не просто похожи, а словно идентичны…

С призраками обычно сложно договориться, особенно с такими сильными, с ними и говорить то было опасно.  Дед, как некромант об этом знал лучше всех, он же сильнее всех ощущал потусторонний мир. Если весь отряд, включая целителя, лишь чувствовал холодное дыхание из мира посмертия, то старик словно ступил в него, дрожащими руками принимая тело мальчика от воистину сильной сущности. И каким бы крепким не был некромант, но все же был глубоко стар и вес  ребенка был для него в данный момент тяжелой ношей. Передавая тело своему внуку, он никак не ожидал от него такой глупости, как произнести имя усопшего рядом с сущностью, на месте силы, а озеро явно было именно им.

- Поль, - такое простое имя, произнесенное лишь губами, тише полушепота, но на то они и призраки…

- Что? – откликнулась, уходящая сущность, словно это ее позвали, изогнув бровь – говорящее лицо для духа. Мастер Гравель готов был собрать все проклятья на голову внука. Если призрак отозвался и завел разговор, это могло привести к тому, что сущность могла захватить тело того неразумного, что с ней решил перекинуться парой слов, или того хуже. От переживаний кровь отхлынула от лица и так не отличавшегося румянцем, губы зашептали слова защитного заклинания.

- Поль, так звали мальчика, - спокойно, уже достаточно громко, что слышал весь отряд, продолжил внук - дурень. На лицо женщины легла мимолетная тень печали.

 - Значит, ты не меня зовешь, просто наши имена похожи, - и чуть промедлив, стоя также вполоборота, спросила, - А полное имя, Аполлон или просто Поль? – не многие могли похвастаться знанием подоплеки этого, казалось бы, простого имени.

- Аполлон Аркад, - это был конец, так подумал некромант, вот где была ловушка призрака, его внук не мог вырваться из плена глаз сущности. Защитное заклинание сменилось атакующим – самым сильным из развеивающих сущности, в запасе мастера. Но применить его не успел, вот женщина тепло улыбается целителю, от чего вокруг глаз собрались лучистые морщинки, и, разворачиваясь, продолжает свой  первоначальный путь к центру озера.  А посмотрев на внука, дед увидел, как тот словно сбросил груз с плеч и просветлевшие глаза.

- Благодарю, - чуть склонив голову, произнес Аластер в спину сущности, та лишь рукой махнула.

 - Могу ли я узнать имя, о чьем посмертии вознести молитву в храме? – так, словно по десять раз на дню беседовал с душами усопших, спросил маг, вместо него шок испытывали все остальные.

- Молитв не надо, хватит твоей искренней благодарности, Аластер, - хитроватая полуулыбка, быстрый взгляд в сторону старика, этого было достаточно, чтобы понять – над ним потешались, и лишь имя сорвавшееся с ее губ перед тем, как растаять - Аполлинария…

-  Аполлинария, - четко произнося каждую букву имени, словно смакуя, произнес внук, - я запомню…

 

- Эк, - крякнул капитан, после ее исчезновения, не ожидал он такого от погони за мальцом. А посмотрев, на не пришедшие в норму бледные лица молодых бойцов, только разменявших пятый десяток лет, понял, что не он один избежал чудом касания Вечной леди. Он прекрасно осознавал, что сущность, встреченная ими на озере, не могла ее быть, но вот мысль о том, что посланницей вполне, проскальзывала на всем обратном пути до «суши». Аполлинария – это имя запомнили все…



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться